ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Визирование относительно констант

Обратитесь в мыслях к интересующей вас проблеме, вытащив на свет свои «проблемные аналогии». Прочтите нижеследующие инструкции, прежде чем начнете.

1. Глядя на проблемный рисунок, спросите себя: «Каковы константы этой ситуации — что нам дано, какие жизненные факты, которые нельзя изменить или которыми невозможно управлять и на фоне которых, тем самым, становятся лучше видны элементы переменные или непостоянные?» Одной из таких констант является время. Нам даны двадцать четыре часа в сутки, не больше, не меньше.

2. Вообразите константы в качестве сетки. Нарисуйте сетку на листе бумаги и обозначьте (словами) вертикальные и горизонтальные линии. Каждая линия может иметь собственное название, а можно работать с двумя общими понятиями, соответствующими «вертикали» и «горизонтали».

3. Сделайте мысленный снимок сетки. Превратите ее в своем воображении в прозрачную пластиковую сетку. Теперь мысленно рассмотрите проблему через эту сетку констант. (Можете даже положить поверх аналогового рисунка настоящую пластиковую сетку, которую вы использовали при рисовании, держа в уме ярлыки для каждой линии.) Если угодно, можете использовать сетку, со-


Художник внутри вас

стоящую лишь из одной вертикальной и одной горизонтальной линий, аналогичную той, что использовалась рекламной компанией, о которой шла речь на с. 119 и 120.

4. Изучите все части проблемы в их соотношении с сеткой. Что вам открывается с точки зрения пропорциональности размеров, расположения выше или ниже «уровня глаз», слева или справа? (Вспомните важность расположения в формате «аналоговых рисунков эмоционального состояния».) Какие постоянные факторы влияют на ваше восприятие проблемы как целого? Является ли время постоянным фактором? А деньги? Семейные отношения? Работа? Что происходит с проблемой, если линии сетки — постоянные факторы — удалить? Остается ли проблема проблемой? Если нет, то не являются ли постоянные факторы источником проблемы? Как можно исследовать такую возможность? Можно ли на постоянные факторы как-то повлиять? Можно ли их перемещать относительно проблемы? Что произойдет, например, если время рассматривать горизонтальным (то есть движущимся и «спокойным»), а не вертикальным (блокирующим продвижение подобно барьеру)?

5. Заложите эту новую информацию в зрительную память — постоянные факторы, помеченные словами, и ваше новое восприятие проблемы в соотношении с постоянными факторами.

Визирование ради видения вещей в пропорции и перспективе

1. Снова обратитесь к «проблемной аналогии» или пересмотрите в мыслях проблему, Первый инсайт и пройденную к настоящему моменту часть стадии Насыщения. Опять используя пластиковую сетку, помещенную на рисунок, попытайтесь увидеть соотношения между частями проблемы.

2. Обозревая всю проблему, выберите одну часть или аспект, который будет использоваться как «единица», относительно которой будет пропорционально измеряться что-то другое (х). Визируйте «единицу» и сравните, насколько велик (важен, настоятелен, значителен) х относительно «единицы». Поскольку речь идет о необъективных рисунках (лишенных узнаваемых объектов), использовать численные соотношения не нужно. Вот некоторые важные вопросы. Каковы относительные пропорции частей этой проблемы? (Соотношения вы можете оценить, сверяя их с сеткой.) Какой «размер» имеет ваша роль в этой проблеме по сравнению с «размером» других фигурантов? Проблема состоит из многих частей или представляет собой одну большую массу? Наибольшая из ее частей находится высоко или низко в формате — то есть выше «линии прицела» или ниже? Слева от средней ли-


Визирование соотношений и пропорций

нии или справа? Если посмотреть на проблему с несколько иной, более вычислительной точки зрения, что нового для себя вы видите? (Помните, что визирование — это сознательный метод, процедура обретения доступа к визуальной реальности.) Как этот новый навык влияет на ваше восприятие проблемы?

3. Выберите другой аспект проблемы в качестве «единицы» и «измерьте» х снова.

4. Продолжайте проверять пропорциональные соотношения, пока не разберетесь со всеми частями, которые лежат в границах проблемы. Опять же, выполните важный шаг приклеивания письменного ярлыка к вашему пониманию, а затем запоминания новой информации — образов и слов.

Отыскание мысленного глитча для исправления восприятия

Вы только что пользовались пластиковой сеткой, которая, конечно же, является механическим приспособлением, используемым в помощь восприятию, и самым эффективным глитчем. Но если вы мысленно пересмотрите другие глитчи, такие как переворачивание изображения, двусмысленные картинки или предложенная Дэниелом Ден-нетом «действенная стратегия» внедрения в систему доли дезинформации для «поимки шпиона», вы будете готовы сделать следующий шаг, описанный ниже.

1. Обдумайте принципы, лежащие в основе использования всякого глитча. Ключевой момент состоит в том, что мозг имеет тенденцию склоняться к норме, к тому, что многократно проверено на истинность, к старым понятиям, застрявшим в памяти, полезным тем, что не требуют свежести мышления или учета новой информации, не укладывающейся в рамки старых представлений.

2. Теперь, снова размышляя о своих аналоговых рисунках и о проблеме, которую они олицетворяют, поищите в своих мыслях глитч, который мог бы наилучшим образом подойти к вашей проблеме. Может быть, есть какая-то информация, которую можно было бы запустить в систему, чтобы посмотреть вызовет ли она новую реакцию или выявит, так сказать, ложность старой реакции?

3. Этот глитч может быть чем-то таким же простым, как вопрос «А что, если...?» или переворачивание проблемы вверх ногами. А может быть и чем-то изощренным, вроде картинок со скрытым содержанием, таких как «жена/любовница» или «муж/любовник». Может быть, и в вашей «проблемной аналогии» есть скрытый смысл, равноценный наблюдаемому, — что-то такое, что кажется одним, а потом оказывается совершенно другим? Например, что-то представляется «гневом», но под другим уг-


Художник внутри вас

«Размышляя о человеческом поведении и мышлении, мы традиционно связываем способности и качества людей с разделением их на определенные группы, как, например, на художников и ученых, нормальных и поврежденных в уме, умелых и неумелых.

Однако, сосредоточившись на искусстве, мы можем извлечь на поверхность некоторые способности и качества, которые оставались до сих пор нераскрытыми, и обнаружим, что эти аспекты личности играют значительную роль и вне сферы искусства».

Говард Гарднер «Испытания для искусства», 1976

лом зрения оказывается «удовольствием»? Вы что-то считали «иксом», но его парадоксальным образом можно с тем же основанием увидеть «игреком»? (Многие научные открытия проявлялись как «скрытые изображения». Примером может служить открытие пенициллина: с одной стороны, ключевым веществом была плесень; под другим же углом зрения это оказалось лекарством от инфекционных болезней.) И еще одно предложение насчет картинок-иллюзий: если вы непрерывно смотрите на свой рисунок, не может ли он как-то вывернуться наизнанку подобно кубам Неккера, открывая новый взгляд на проблему?

4. Знаменитым глитчем из детской сказки про Белоснежку было зеркало на стене, которое могло говорить только правду. Попробуйте поднести свою «проблемную аналогию» к зеркалу; это позволит вам взглянуть на проблему по-новому.

5. Если вы сумели отыскать глитч, опять же «пометьте» свои мысли словами и занесите новое понимание в зрительную память.

Помните, что визирование тесно связано с константами и соотношениями. Воспринимая края проблемы, наблюдая негативные пространства, вы сейчас складываете все это в некоторые соотношения, которые основываются на свежем восприятии пропорций и перспективы.

Визирование как грамматика рисования

Наконец, представьте, что вы снова видите бок о бок этих близнецов, Твидлдума и Твидлди, словесный язык и зрительное восприятие. Мне кажется, что слова в языке и края в восприятии, как компоненты каждого режима, возможно, эквивалентны, что контекст (помогающий определить смысл) в языке более или менее эквивалентен негативному пространству в восприятии, а грамматика и синтаксис в языке эквивалентны соотношениям и пропорциям. Если это действительно так — если грамматика и визирование эквивалентны, — стоит ли удивляться, что навык, который вы только что изучили, студенты часто считают таким же трудным и скучным, как и грамматику с синтаксисом? И все-таки эти навыки необходимы; язык без грамматики искажается так же, как рисование без визирования. Мы должны изучать их. И вскоре они становятся автоматическими, сплетаясь с другими навыками, и помогают нам точно воспринимать и интерпретировать свои переживания. Информацию, визуальную и вербальную, необходимую для стадии Насыщения, во всей ее полноте никак иначе не соберешь.

А


Тени, озаряющие путь

Есть еще четвертый компонентный навык рисования, необходимый для точности восприятия: умение видеть и рисовать светотень. Этот процесс в терминологии искусства называется «световой логикой», но студенты часто именуют его «затенением». Каков его эквивалент в языке, задумалась я? Мы говорим о «ярких» или «темных» местах в рассказе или романе. Я думаю, что световая логика в восприятии эквивалентна художественному оформлению в языке, которое задает настроение, интонации и чувство реальности происходящего. Так и световая логика задает настроение, тон и обеспечивает, чтобы вещи «выглядели настоящими», выглядели такими, как они существуют в пространстве, объемными. И в отличие от визирования, которое почти каждому человеку дается с большим трудом, умение видеть и рисовать светотень дается с легкостью и удовольствием.

Изучение световой логики будет новым навыком для большинства читателей, как, вероятно, новыми были навыки восприятия сложных краев, негативных пространств, соотношений и пропорций. Но это последний из навыков, который требует изучения, поскольку пятый компонент, восприятие гешталъта — видение «самости»,

Правое полушарие обычно представляется превосходящим левое полушарие при решении любой задачи, связанной со сложным зрительным распознаванием. Эти силуэтные рисунки, сходные с теми, что были созданы Крейгом Муни, проверяют способность строить цельное, наполненное смыслом восприятие из фрагментарной информации. Пациенты с поврежденным правым полушарием часто испытывают значительные затруднения с восприятием лиц на этих рисунках.

Из книги Колина Блейкмора <Механика ума», 1977


Художник внутри вас

Устройство Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи писал в своих «Заметках»: «Не могу удержаться от того, чтобы не упомянуть... о новом устройстве для исследований, которое хотя и может показаться тривиальным и почти нелепым, тем не менее исключительно полезно в пробуждении ума для различных изобретений.

И состоит оно в том, что, когда вы смотрите на стену, покрытую пятнами... вы можете обнаружить сходство с различными пейзажами, украшенными горами, реками, скалами, деревьями.

Или вы можете увидеть битвы и фигуры людей или причудливые лица и костюмы и бесконечное многообразие предметов, которые можно свести к полным и хорошо прорисованным формам».

Цитируется в книге Роберта МакКима *Опыты визуального мышления*, 1972

«На некоторой стадии процесса созидания творческое произведение — будь то картина, поэма или научная теория — начинает самостоятельную жизнь и переносит свои потребности на своего создателя. Творение отстраняется от создателя и собирает материал из его подсознания. Творец, таким образом, должен знать, когда ему следует перестать управлять своим творением и позволить творению управлять им. Короче говоря, он должен знать, когда его творение может стать мудрее, чем он сам».

Джордж Неллер «Искусство и наука творчества», 1965

или уникальности, воспринимаемой вещи — появляется после освоения первых четырех навыков видения. Достаточно лишь напомнить читателю о необходимости замечать момент восприятия гешталъта, который обычно дает о себе знать внезапным постижением уникальности, сложности, красоты и «правильности» рисуемого объекта.

Устройство Леонардо

Существует ли взрослый человек, который в какой-то момент мечтаний не увидел корабли викингов, лошадей, скачущих в клубах пыли, головы ведьм или огнедышащих драконов в цветочных обоях комнаты? Многие художники, включая Леонардо да Винчи, запечатлели такие воображаемые образы в произведениях искусства, как-то «увидев» воображаемые формы и нарисовав то, что привиделось их мысленному оку.

Мы воспользуемся этим мыслительным процессом, который способен создавать образы из кофейной гущи, в своих целях — для овладения навыком рисования светотени. Кроме того, тот же мыслительный процесс мы применим к творческому решению проблем, чтобы отыскивать образы там, где информация не полная или в каком-то смысле покрыта мглой.

Манипулирование светом и тенью — один из самых интригующих трюков художника. В данном случае трюк состоит в предоставлении информации в виде участков света и тени, достаточной для «включения» процесса создания образов в головах тех, кто смотрит на ваши рисунки. Таким образом вы, художник, можете заставить людей видеть в воображении вещи, которых на вашем рисунке на самом деле нет. Чтобы выполнить этот магический трюк, художник должен обеспечить достаточное, но не более, количество информации для включения и, в некотором смысле, управления реакцией воображения зрителей.

Волшебные чары рисунков

Это не значит, что художник просто расставляет хитроумные ловушки, используя технику воображения, — это нечто гораздо большее. Рисунок начинает навевать свои волшебные чары и на своего создателя тоже и в скором времени подчиняет его себе. Он фактически начинает жить самостоятельной жизнью и навязывает свою волю сначала художнику, а потом и зрителям.

Вы скоро сами ощутите эту странную власть образа. Но сначала я покажу вам несколько захватывающих иллюстраций, которые проливают свет на реакцию воображения. Возможно, вы сталкивались с такими рисунками раньше, но сейчас мы рассмотрим их под несколько иным углом зрения.


Тени, озаряющие путь

Странного вида черные формы вдоль верхнего края этой страницы, когда посмотришь на них иначе, превращаются в слова FLY и WIN. Вы, конечно, можете разглядеть эти слова, рассматривая «негативные» белые пространства между черными формами. Поскольку внимание сразу же концентрируется на темных формах, представленных здесь как некие объекты на белом фоне, пространства между ними поначалу кажутся незначительными. Но как только белые пространства удается увидеть как «реальные» объекты, черные формы сразу теряют свое значение, и белые буквы каким-то образом обретают верхние и нижние края, хотя их на самом деле нет. Кроме того, как только буквы замечены, вы обнаружите, что увидеть черные формы опять как отдельные независимые объекты становится очень трудно.

Пятна света и тени

Далее рассмотрим пятна света и тени на рис. 18.1.Попробуйте впрячь мозг в работу, отыскивая смысл в этих картинках. Тяга мозга к удовлетворению своей потребности понять смысл непреодолима, и отказаться от поиска становится практически невозможно, пока эти черные и белые формы остаются на виду.

Когда изображение удается увидеть — оно кажется совершенно очевидным. (На рисунке изображен бородатый мужчина — в некоторых интерпретациях, Иисус Христос — в белом одеянии на фоне листвы.)

Двигаясь в этом пробуждающем мозг направлении, мы можем добавлять еще больше путаницы в такие изображения, как показано на рис. 18.2. Опять же наблюдайте

Английский живописец Дж. М. У. Тернер гостил в доме друга, у которого было трое детей. Тернер принес с собой незаконченный акварельный пейзаж, где отдаленные формы были завершены, но передний план оставался не доведенным до конца.

Тернер подозвал к себе детей, дал каждому блюдце с акварельной краской — одному с красной, другому с синей, третьему с желтой — и предложил им закрасить черные участки пейзажа. Он внимательно наблюдал за тем, как дети развлекались, потом вдруг крикнул: «Стоп!»

Он взял картину, добавил несколько деталей для завершения воображаемых форм, на которые намекали детские линии, и картина была готова.

Из книги Дж. Дж. Хемертоил «Жизнь Дж. М. У. Тернера*, 1879

Рис. 18.1.

Рис. 18.2.


Художник внутри вас

за стремлением мозга прийти к умозаключению. Наблюдайте, как он ищет любые узнаваемые подсказки, любые крючки, за которые можно было бы уцепиться. Наблюдайте за его упорством и за ощущением беспокойства, которое накапливается в процессе поиска ответа.

Да, это корова, повернувшая голову к зрителю. Эскиз на следующей странице (рис. 18.6) показывает вам позицию, но попробуйте увидеть ее самостоятельно за разумный промежуток времени. Как и в случае с бородатым мужчиной, вы не можете не видеть образ, как только обнаружили его, и он кажется столь очевидным, что вы удивляетесь, почему раньше были столь слепы.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти