ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Письмо и массовая коммуникация в судьбах языков

В современном мире все народы пользуются письмом, однако в подавляющем большинстве случаев это письменность не на местном, а на том или ином межэтническом языке. Из 4—5 тыс. языков Земли только 600—650 языков имеют письменность. Косвенным источником таких сведений может быть число переводов самой читаемой в мире книги -г- Библии. По данным Института Библейских переводов (Швеция, Стокгольм), имеется свыше 600 переводов Нового'Завета и около 350 переводов всей Библии.

Неопределенность данных о количестве языков, обладающих письменностью, связана с рядом обстоятельств. Иногда алфавит имеется, но практически не исполь­зуется — он или архаичен и поэтому неудобен, или, напротив, слишком нов, мало кому известен, и поэтому на практике используется письменность ближайшего языка-посредника. Во всяком случае количество известных графических систем письма (алфавитов) превышает количество письменностей «действующих» и тем более используемых в печати или книгоиздательстве1. «Определитель языков мира

Ср. несколько отпечатанных на ротапринте номеров газеты «Збудшне» (орган общественно-культурного объединения «Пол1сьсе») и несколько страниц-вкладышей в «Чырвонай змене», с заглавием «Балесы Пол1сься» (1988—90 гг.), написанных на «ятвяжском языке» с использованием особой графики. Между тем существование «ятвяжского языка» проблематично. См. Лтв/ежа (помська) штудцно-прахтыцька конфырэнция: Тэзы проказэ] (13—14 априля 1990 р.). Пыньск, 1990. — 98 с.: Jumejexca (заходышнопол1ська) штудцно-прахтыцька конфырэнция: Матыр/елы (13—14 априля 1990 р.). — Пыньск, 1990. — 23 с.


по письменностям» Р. С. Гиляревского и В. С. Гривнина (М.: Наука, 1965), со­ставленный в Государственной библиотеке иностранной литературы в Москве, ох­ватывает около 200 языков (включая мертвые языки и вышедшие из употребления письменные системы).

В IX в. создание славянской азбуки и перевод на южнославянский диалект нескольких вероучительных и богослужебных книг стали событием, которое создало первый литературный язык всей Славии.

Иное дело сейчас. Наличие письменности, безусловно, расширяет коммуникативные возможности языка, однако в современном мире не письменность определяет коммуникативный ранг языка, а, на­против, полифункциональность языка обеспечивает жизнеспособ­ность его письму.

Языки, используемые в устной массовой коммуникации (радио, телевидение), несколько более многочисленны, чем языки, облада­ющие письменностью, однако их количество не превышает 8—10 % всех языков мира. В многоязычных ситуациях объем вещания на данном языке в масс-медиа и особенно на телевидении — это главный показатель и фактор, определяющий коммуникативно-со­циальный статус языка.

159. Степень стандартизированности (нормированности) языков и типология литературных языков

Большинство языков человечества, не имея письменности, пре­бывают вне забот о «правильности»-«неправильности» письма и говорения. Если их носителей волнуют вопросы языка, то это вопросы самого существования или выживания языка.

Вместе с тем, поскольку относительно немногочисленные пись­менно-литературные языки используются в коммуникации многих народов, миллионов людей, то степень стандартизированности (нор­мированности) языков оказывается заметным параметром в функ­циональной типологии. Впрочем, этот параметр не столько суще­ствен, сколько по-человечески интересен. Однако в многоязычных ситуациях, в условиях конкуренции или конфронтации языков, наличие или отсутствие литературного языка и его типологические особенности — это подробности, по-видимому, нерелевантные для судеб языков.

Наличие литературного (нормированного) языка как одной из форм существования общенародного языка отнюдь не всегда означает высокую степень нормированности языка в целом. У истоков пись­менно-литературных традиций и позже, особенно в ситуациях ди­глоссии (см. § 40 и 59 в ОЯ 1993), нормированное употребление


языка ограничивалось немногими, но социально значимыми и пре­стижными сферами (конфессиональная деятельность, школа, наука, иногда литературное творчество).

Преобладание диалектно-просторечной речи, т. е. в целом невысокая степень нормированное™ языкового общения, типичная для диглоссии, до сих пор характерна для большинства арабских стран. Единый литературный язык арабов, до сих пор близкий к классическому арабскому языку VII в., имеет только письменную форму выражения. Это язык Корана, книжно-письменной культуры, науки, исламского права, публицистики, официально-деловой документации, высшего и отчасти сред­него образования. Однако им владеют только 25—30 % арабского населения (Миш-куров 1981). В повседневном общении, в неофициальных программах радио и телевидения, в начальной школе используются многочисленные и далеко разошед­шиеся диалекты арабского языка — алжирский, египетский, иракский, йеменский.

Для оценки степени нормированности языковой коммуникации и общей типологии литературных языков ключевой момент — это оппозиция литературного языка и ненормативных разновидностей речи, при этом существенно, входит ли в «нормативное простран­ство» языка такая форма его существования, как разговорная речь (т. е. непринужденная, неофициальная устная речь людей, вла­деющих литературным языком). В социальной истории разных языков прослеживается тенденция к расширению функций и сфер использования их литературных форм. Если на заре письменности литературный язык — это язык немногих высокоавторитетных тек­стов (прежде всего сакральных), то в современном мире литера­турные языки используются повсеместно, в том числе в непринуж­денном повседневном общении. Поэтому в целом степень норми­рованности языкового общения («нормативное пространство») имеет тенденцию увеличиваться.

Типология литературных языков является частью функциональ­ной типологии языков. Различия между литературными языками могут заключаться в таких особенностях, как: 1) различия в составе социальных функций; 2) разная дистанция между литературной и нелитературной речью; 3) разная глубина и определенность в смыс­ловой дифференциации вариантных и синонимических средств языка (см. § 22 «Типологические различия литературных языков» и § 23 «Факторы национально-исторического своеобразия литературных языков» в ОЯ 1993).

160. Юридические ранги языков

В отличие от коммуникативной иерархии языков (см. § 157), которая складывалась, как и вся социально-культурная история человечества, по большому счету, стихийно, юридические


ранги приписываются языкам людьми, поэтому в целом это доста­точно субъективная и искусственная характеристика языков. Однако в социолингвистической типологии языков этот признак имеет право на внимание, а с более общей точки зрения он любопытен — в качестве проявления государственной рефлексии над языком и как акт языковой политики.

В законодательстве тех стран, которые юридически регламенти­руют взаимоотношения языков, правовой статус языков определя­ется одним, двумя или тремя терминами, в том числе такими, как государственный язык, официальный язык, национальный язык (англ, national означает не столько 'национальный', сколько 'об­щегосударственный'), временный государственный язык (определе­ние статуса английского языка в конституции Индии), официальный язык штата (конституционный термин для 14 языков Индии, при том что федерация состоит из 22 штатов), язык союзной (авто­номной) республики, язык национального округа, язык националь­ной области (в конституциях бывшего СССР и союзных республик), язык межнационального общения, язык коренной национальности, язык титульной нации, язык национальных меньшинств, язык большинства населения, язык народности (в отличие от языка нации в конституции бывшей Югославии), местные языки (напри­мер, в официальных документах, касающихся переписи населения в Иране). Нередко юридически значим сам факт упоминания языка или диалекта в законодательном акте, а также квалификация не­которого языкового образования в кг .естве яаика или же в качестве диалекта (см. § 68—70 в ОЯ 19'>)).

Реальный юридический смысл таких терминов, как государст­венный, официальный или национальный язык, а тем более фун­кциональный вес языков, обладающих «одноименным» юридическим рангом, в разных странах может быть достаточно разным. Это следует уже из того факта, что в ряде стран имеется только один официальный или государственный язык, а примерно в 20 стра­нах — по два и даже три1. Есть государства, которые законодательно дифференцируют эти термины. Например, в Исламской Республике Мавритании статус «национального» языка принадлежит арабскому, а «официальным» языком признан французский.

Субъективное человеческое начало в юридической кодификации взаимоотношений языков сказывается в том, что даже в одном и том же социуме эти термины понимаются по-разному (не говоря уж о коллизиях между юридическим и фактическим статусом языка).

По данным «Всемирной энциклопедии наций» (World Mark Encyclopedia of the Nations. Vote. 2—5. New York, 1971).


161. Исторический экскурс: пророческие и апостольские языки

функциональные характеристики языков и в особенности фак­торы социокультурного развития языков находятся в глубокой за­висимости от той роли, какую выпало играть тому или иному языку в конфессиональной истории народов.

Есть языки, на которых, волею исторических судеб, оказалось впервые изложено или записано, а впоследствии канонизировано то или иное религиозное вероучение. Это так называемые «проро­ческие» (профетические1) или «апостольские» ('посланнические') языки. Таких языков немного.

Во-первых, это языки, созданные для записи религиозного содержания. Именно эти записи составили самые ранние тексты на этих языках. К таким языкам относятся:

ведийский язык (XV—XI вв. до н. э.); на нем написаны древнейшие в индийской культуре тексты — «Веды» (религиозные гимны, заклинания, жертвенные формулы) и «Упанишады» (учение о мире);

санскрит (VII в. до н. э. — VII в. н. э. ) — язык «Махабхараты», «Рамаяны» и большинства сочинений древнеиндийской философии и науки;

древнееврейский и арамейский языки иудейского канона — Ветхого Завета (XI—III—II вв. до н. э. );

авестийский язык (с IX в. до н. э.; запись «Авесты» в III—VII вв. н. э. — язык зороастризма;

пали (III в. до н.э. — I в. н. э.) — язык буддийского канона;

старославянский (церковнославянский) — с IX в. язык восточного хт.- ;панства у славян и влахомолдаван.

Во-вторых, к пророческим относятся некоторые языки, уже преж , обладавшие значительной письменно-литературной традицией и позже использован)imc для записи вероучительных текстов. Это такие языки:

веньянь — древнекитайский язык, на котором написаны и канонизированы сочинения Конфуция (сложение канона с VI—II вв. до н. э.);

древнегреческий и латинский языки: начиная с I в. н. э. на них складывался религиозный канон христианства: в III в. до н. э. на греческий язык был переведен Ветхий Завет (Септуагинта); в I—II вв. н. э. на греческом был написан Новый Завет; латинский перевод Библии (Вульгата бл. Иеронима) создавался в 384— 405 гг.;

классический арабский язык (формировался в доисламской поэзии в V— VI вв.) — в VII в. стал языком Корана.

Пророческие и апостольские языки были первыми куль­товыми (ритуальными) языками, т. е. языками, которые использовались в богослужении. В силу неконвенционального вос­приятия знака (что вообще характерно для религиозного сознания, см. § 39 в ОЯ 1993), такие языки нередко сакрализировались

От греч. prophetes — пророк, прорицатель, толкователь оракула; prophStlkos

(впервые в Новом Завете) — пророческий.

. ••'


(почитались как священные). Все это предопределило исключитель­ный авторитет пророческих языков в своих культурно-религиозных мирах. Они не только становились классическими литературными языками своего ареала, но и в течение столетий были главным фактором в развитии языковых ситуаций (см. § 40—45 в ОЯ 1993).

Почти все профетические языки расширили свои коммуникатив­ные функции. Многие столетия это были языки не только конфес­сиональной сферы, но и светской культуры, образования и науки, литературы, права. До сих пор сохраняет статус главного языка в арабо-мусульманском мире язык Корана (классический арабский).

Народы дорожили духовными ценностями, записанными на про-фетических языках, и поэтому делали все, чтобы сохранить и тексты и сами языки в первозданном виде. Поэтому профетические языки исключительно устойчивы. Прервались, изменились государ­ственные и культурно-религиозные традиции древних персов, не­узнаваемыми стали языки потомков, однако авестийский язык — язык их древнейшей религии (зороастризма), хотя и вышел из употребления, но сохранился — благодаря Писанию («Авесте»). Благодаря связи с Писанием у забытых профетических языков сохраняется возможность возрождения (ср. судьбу иврита).

162. Конфессиональный статус языка в качестве его социолингвистического параметра

По мере секуляризации исключительность профетических языков забывалась. Стали возможны переводы Писания и богослужение на народных языках. Иначе говоря, новым языкам стали доступны основные конфессиональные функции профетических языков — быть языком Писания и быть языком культа (ритуала). Однако, даже выполняя функции культовых языков, новые конфессиональ­ные языки не считаются священными.

Таким образом, понятия «профетические (апостольские) языки» и «сакральные языки» актуальны не столько для социолингвисти­ческой типологии языков в современном мире, сколько для пони­мания предыстории конфессиональных функций у множества новых (народных) языков — не профетических и не сакральных.

163. Учебно-педагогический статус языков

В общеобразовательных школах разной ступени и в специальных учебных заведениях языки выполняют три основные учебно-педа-


готические роли (функции): 1) язык используется как вспо­могательное средство при обучении некоторому другому языку; 2) на языке ведется преподавание (обучение); 3) язык является учебным предметом.

1. Большинство языков Земли (а большинство составляют бес­
письменные «местные» языки; см. § 157) используются в школе
только в роли устного вспомогательного я з ы-
к а: это родной (материнский) язык учащихся, используемый на
первых шагах начального образования для того, чтобы, опираясь
на родной язык учащихся и отталкиваясь от него, перевести даль­
нейшее обучение на основной язык школы в данном социуме; этот
переход осуществляется уже на следующей ступени учебного про­
цесса (во 2-м полугодии или во 2-м классе).

Иногда вспомогательный (родной) язык, используемый на первых шагах обучения, имеет письменную форму; в таких случаях на этом языке создается первая книга учащихся (букварь), что облег­чает обучение чтению и письму на основном языке школы.

В роли вспомогательного языка случается выступать любому языку мира: первые шаги в изучении иностранного (неродного) языка человек делает, опираясь на свой родной язык.

2. Констатируя использование некоторого языка в качестве
языка обучения, важно учитывать, на каких
образовательных ступенях это происходит. Бывает, что язык ис­
пользуется в преподавании в общеобразовательной (средней или
неполной средней) школе, однако среднее специальное и/или высшее
образование осуществляется на языке более высокого коммуника­
тивного ранга. В многоязычной ситуации и в условиях конкуренции
языков существенно, каков удельный вес школ с данным языком
обучения.

3. Констатируя, что некоторый язык является учебным
предметом, существенно конкретизировать его учебно-пе­
дагогический статус в следующих аспектах: а) изучается язык в
стране, где живут носители этого языка, или в стране, где он не
является родным (хотя бы для какой-то части населения); б) в
учебных заведениях какой ступени и какого типа изучается данный
язык (в начальной, средней, высшей или на всех ступенях; в
общеобразовательной школе или специальных учебных заведениях);
в) в каком качестве и с какими целями преподается язык; при
этом возможны следующие случаи:

язык преподается в качестве родного языка учащихся и в качестве языка обучения (с последним обстоятельством связано то, что в цели преподавания входит совершенствование владения языком как средством общего образования);


•*

ев

SJ S Ч

VO

Се Н


 

 

2 § 1 § 1*1- + i I 1 I if S3 2 2 ч з5 u a j?s s § *> 1 ill ж в б Я 8 §я « + + ч- + | 0 U О О в .. X ж Ь » § S 1 1 а « п S « X ев 40 * ,А ' о 1 ^О я * : Kill lllih-.U л* t i i IsSsli-s !|ЫШ if ^s S^elSe :..1"S| i + + i i a lii8 i ss&e й 8 1 i 1 e 11+ + I ё I о о e °- 8 i .. s §1 III 5. + + * 1 a ss~ о -III * g* u ,a fi P x S w ^» Mir ' 1 + + + S * 5 1 §'5 s & ЙЙ&& l8*liI/l3l1llilil!liI!!lM:Iil

язык преподается в качестве родного языка учащихся, однако преподавание ведется на другом языке более высокого коммуника­тивного ранга; в этом случае преподавание языка не направлено на совершенствование владения языком обучения;

язык является неродным для учащихся и преподается потому, что является языком большей или меньшей части населения данного многоязычного социума (т. е. чтобы обеспечить возможность ком­муникации разноязычных групп населения данного социума);

Язык преподается в общеобразовательных целях в средней и высшей школе в качестве «иностранного языка» (см. § 165);

язык преподается в качестве классического языка данного куль­турного ареала (см. § 166);

язык преподается в качестве специального учебного предмета; в этом случае знание языка является важнейшей частью профес­сиональной подготовки преподавателей данного языка, переводчи­ков, а также специалистов-исследователей, профессиональная дея­тельность которых состоит в изучении культуры, истории, экономики народов, говорящих на этом языке, в сборе и анализе информации о данной стране или регионе (именно этим занимаются исследова­тели в таких академических учреждениях, как Институт славяно­ведения и балканистики, Институт востоковедения, Институт США и Канады и др.).

Классификация языков, учитывающая их учебно-педагогический статус, представлена в табл. 14. В строке «Арабский язык» три показателя помещены в скобках (что означает, что характер про­явления признака требует дополнительных комментариев). Это обус­ловлено рядом особенностей диглоссией языковой ситуации в ара-бо-мусульманском мире (см. § 159).

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти