ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Сельские мастерские. Необходимость в своем доме

Надо было придумать, что делать дальше. Собрались, обсудили и постановили: развивать дальше то, что удалось наработать за лето дальше овладевать секретами тех традиционных ремесел и промыслов, которым научились на мастер классах: ткачеству, различным видам вязания. А то неудобно, в Ёркино откуда-то приезжают этому учиться, а они сами не все досконально знают и умеют. Настоящий ткацкий станок есть, не простаивать же ему! Так постепенно пришли к идее создания сельской ремесленной мастерской. Правда, мастерская требует определенных затрат, одних только ниток и пряжи надо немало. Но вновь поддержал Комитет по делам женщин, семьи и молодежи, выделил финансовую помощь в размере пять тысяч. И пошла активная работа.

Ёркинская детвора (и те, которые участвовали в лагере, и новенькие) с удовольствием ходила на занятия, торопясь занять место за ткацким станком: это же очень интересно! Это так здорово! Чтобы занять побольше детей, собрали еще один станок, пошире первого. На таком станке можно ткать настоящие деревенские половики. Вели занятия сами активистки ТОСа Надежда Заварзина и Тамара Петровна Порохина. Освоили несколько способов плетения поясов, вязание рукавиц, разнообразное орнаментальное вязание. Работали всю зиму. И время даром не прошло, многие ёркинцы (и школьники, и взрослые) серьезно овладели ремеслом. Девчонки — члены ТОСа вполне могли собой гордиться. И было серьезное желание продолжать работу в этом направлении.

Правда, большое неудобство доставляло отсутствие у мастерских своего помещения. В Марфином доме, слегка приведенном в порядок перед лагерем, летом еще можно было работать, а зимой — очень холодно. Дом требовал капитального ремонта, совсем прохудилась крыша, не было черных полов и печей. Поэтому мастерские расположились в домах у ведущих, сначала у Надежды, потом у Тамары Петровны. Это тоже оказалось очень неудобно, и мастерскую со всем ее возросшим оснащением перенесли в один из незанятых кабинетов школы. Но и это помещение предоставили на время. Чтобы работа с ремеслом могла развиваться дальше, необходимо было иметь свой угол. Невозможно же, как цыганам, по всей деревне бесконечно кочевать!

Кроме того, ТОС со временем стал отчетливо осознавать, что для создания новых проектов, для работы с развитием необходимо иметь свое помещение. Ведь чтобы было развитие, необходим центр развития. Надо где-то собираться, чтобы спорить, вести обсуждения, работать над планами, приглашать куда-то людей.

Мы также немало говорили об этом на наших семинарах и «круглых столах», в частности рассказывая о европейском опыте местного развития. Очень многие успешные группы развития в Европе, создав такой деревенский центр, сразу попадали в более выигрышную ситуацию. Это прекрасный способ сплочения людей, создания связей, объединяющих местное сообщество. И очень важно сделать так, чтобы само это место притягивало людей. Чтобы туда людям хотелось приходить. Чтобы там можно было пообщаться или отдохнуть. Конечно, не обязательно для этого специально затевать огромную стройку. Но важно, чтобы такое место существовало. Меня радовало, что во многих наших деревнях активисты ТОСов приходили к пониманию этого.

Так возник новый проект, который будет реализован в рамках проекта ИОГИ «Берегиня» при поддержке Европейского сообщества. Партнером в этом проекте являлась администрация Архангельской области, оказавшая финансовую помощь сельским группам развития, в которых активную роль играли женщины.

Дом ремесел.

Замысел проекта

Новый проект получил название «Дом ремесел в Ёркино».

Вот его краткое описание.

«Цели и задачи:

Провести капремонт Марфина дома и открыть его как общественный центр деревни, центр дополнительного образования, музей, мастерские для занятия ремеслами и творчеством как для детей, так и для взрослых.

На кого направлен проект:

На детей и подростков, а также на взрослое население деревни Ёркино.

На членов органа ТОС „Ёркино“.

Основные действия по проекту:

Разборка крыши, кровли.

Замена балок и стоек, устройство стоек под балки перекрытия, ремонт кровли и крыши.

Разбор полов, ремонт стоек и полов.

Сооружение оснований под 2 печи, кладка печей и труб, оштукатуривание и побелка их. Конопатка стен, обивка стен, электромонтажные работы, отделочные работы (окраска стен, окон, дверей, полов, оклейка стен обоями и вставка стекол).

Оборудование Дома ремесел, оформление интерьеров, оснащение мебелью и утварью.

Сооружение в деревне моста через ручей».

Идеи и подходы, заложенные в проекте, были достаточно хороши. Одно из преимуществ — многофункциональность дома, совмещение в нем целого ряда направлений. Под ремесленную мастерскую для детей и взрослых предназначалась одна из двух комнат дома. Там должны были разместиться станки, стеллажи с материалами и поделками. Вторая комната, хотя называлась кухней, предназначалась для различных встреч. Это была своего рода штаб-квартира ТОСа, где тосовцы могли нормально и регулярно организовать свою работу.

Но с самого начала это место предназначалось и для жителей деревни. Его предполагалось сделать такой деревенской гостиной, общественным деревенским центром. Планировалось, что тут будут своеобразные клубы общения по интересам.

Еще на стадии разработки проекта несколько человек выказали свою заинтересованность. Поэтому кухню-гостиную планировали сделать как можно более уютной, в традиционном северном стиле, с русской печкой, с различной утварью, с самоваром — для чаепития. Интерьер дома должен был служить также небольшим музеем старинного быта, тут тосовцы намеревались принимать гостей, туристов. Здесь же они собирались проводить небольшие художественные выставки. Вот таким довольно разнообразным должен был стать Дом ремесел. И все эти разнообразные направления усиливали и дополняли друг друга.

Мост как способ сплочения

Но интересно и примечательно то, что работу ёркинские «берегини» начали не с дома, а с моста. Как рассказывала Марина Кликунова, которая с весны 2002 года возглавила ТОС, сделали они это не случайно. На одном из собраний пришли к выводу, что необходимо больше работать с населением. Для этого надо найти небольшое, важное для всей деревни дело. И чтобы реализовано оно было если не всей деревней, то как можно большим числом людей. Хотелось, чтобы население прониклось идеями развития, поверило бы в них. И в себя самих. Хотелось, чтобы ТОС в своих начинаниях получил большую поддержку деревни. И чтобы в эту работу втянулось как можно больше мужчин. А то только слабый пол о местном развитии печется. Все на женских плечах.

Стали искать идею проекта и пришли к выводу, что нужно обязательно восстановить мост через канаву в центре деревни. Несколько лет мост разрушался и оказался в полной негодности, от старости провалился, и его забросили. Никто ничего не делал, хотя это было очень неудобно. Коров на пастбища приходилось гонять вкруговую и добираться в объезд. Но это не самое главное. Хуже всего было то, что тяжелая техника постоянно грохотала рядом с детским садом и парком, создавая опасность для детей.

И вот «берегини» попытались созвать в деревне собрание по вопросу ремонта моста, вывешивая объявления. Один раз повесили, другой, третий… Мужчины не собираются, приходит всего несколько человек. Тогда стали приглашать лично, звонить по телефону, ходить по домам. В конце концов удалось мужиков поднять: поехали заготовлять лес. Часть материала решили взять с разрушенного здания старой фермы, кое-что там выбрали. Работа пошла, мост построили за две с небольшим недели. Почти 20 ёркинских мужиков вышли на стройку. Сделали без единого рубля.

Из разговоров в деревне:

Что позволило построить мост?

Так дело-то нужное, давно надо было его построить. Каждый заинтересован, чтобы не ездить в объезд.

Почему же раньше не построили?

— Наверное, потому, что тут нужно только сообща, надо ить, чтобы кто-то собрал…

Теперь в деревне оценили, что если есть кто-то, кто может объединить людей, — это очень важно. Как говорят члены ТОСа, это было достижением, их небольшой победой. После этого отношение к ТОСу стало меняться. На него стали по-другому смотреть, больше поддерживать.

Реализация проекта

Работа по дому началась в самом начале лета, хотя первый перевод денег из области ТОС получил только в июле. Естественно, работ было очень много. Часть стройматериалов пришлось покупать в райцентре, а это на другом берегу Пинеги, и переправа стоит недешево. Выручил сельский глава Александр Георгиевич Козьмин.

Вскрыли все полы — они были в плачевном состоянии. Стали менять все опоры и балки в нижней части дома, настилать черный пол, проводить изоляцию, утепление, затем настилать новые полы. Перед этим из массивных бревен соорудили основания под две печки: русскую печь в кухне-гостиной и «голландку» в мастерской. Сложили печи. Затем утеплили потолки и заменили кровлю дома: сняли старый шифер, напоминавший решето, разобрали конструкции кровли, также обветшавшие. И поставили все новое.

Затем приступили к работам внутри. Решили, что стены в кухне-гостиной восстановят в первозданном виде, показав, как это было в старину, просто струганые бревенчатые стены. Для того чтобы они выглядели хорошо, их пришлось заново отесывать, а потом еще, как в старину, пройтись по ним дресвой.

Удалось собрать людей ка эту работу. И здесь значительная часть ее также была выполнена на общественных началах, всем миром. Это делали и члены ТОСа, и просто желающие жители деревни. Иногда работа шла даже в две смены. Кто мог, приходил днем, кто не мог днем — работал вечером. Потрудились на совесть, основательно и качественно.

Серьезным подспорьем для ёркинского проекта (как и других наших проектов) стала финансовая помощь со стороны службы занятости. Пусть и небольшие деньги, но они позволили продвинуть стройку. Нам с Т. Д. Румянцевой удалось наладить хорошее сотрудничество с Департаментом федеральной государственной службы занятости по Архангельской области. Руководитель областной службы занятости Оксана Михайловна Романив стала членом областной комиссии по проектам сельского развития, настоящим сторонником, союзником идей развития в сельской местности. Она с самым искренним интересом вникала в детали, подсказывала, как в этой работе могут быть использованы возможности службы занятости. И районные центры службы занятости тоже были нацелены на поддержку проектов развития. В результате троих безработных мужиков из Ёркино привлекли к работе в Марфином доме и выплатили пособие от службы занятости. Кроме этого, тосовцы вели поиск новых экспонатов для своего музея на чердаках, поветях. Собрали новую коллекцию. К зиме Дом ремесел был полностью готов.

Марфин дом — целитель душ

Теперь в Ёркино есть совершенно удивительный дом.

Могла ли его прежняя хозяйка Марфа Максимовна Томилова, скромная сельская жительница, представить, что когда-то простую сельскую избу, в которой она прожила большую часть своей жизни, назовут ее именем и превратят в деревенский Центр и музей, вместе взятые? Избушка хоть и просторная, но с виду такая неприметная, низенькая. Зимой снегу наметает чуть не до крыши, и она выглядывает из сугробов, как медвежонок из берлоги.

Но если разобраться, в этом доме было нечто примечательное всегда. Марфа Максимовна была человеком с особым даром, она так умела делать массаж, что поднимала людей на ноги. Теперь никто не вспомнит, по наследству она получила такой секрет или как-то иначе, но о ее даре в округе знали. Даже слепую (а последние годы жизни она была полностью слепой) ее возили по окрестным деревням врачевать людей, принимать роды. Жизнь она прожила нелегкую: выйдя замуж, уехала с мужем в Сибирь, но там их дом сгорел, ничего спасти не удалось. Вернулась на родину с одной только семейной иконой. Муж погиб на фронте, и ей пришлось хлебнуть нелегкой вдовьей доли. Но была она человеком доброжелательным, гостеприимным, певуньей. Поэтому у нее нередко собирались, чтобы попеть песен. Так что создание Марфина дома продолжило ее традиции. И сама Марфа Максимовна смотрит со своего портрета на стене в мастерской.

Дом получился и в самом деле замечательным.

Наклоняясь, чтобы не удариться о притолоку (двери на севере низкие, так берегут тепло), через коридор, передизбье, входим в кухню-гостиную. Струганые, светлые бревенчатые стены создают ощущение уюта. Сосновые бревна словно напитаны солнцем. На них — расшитые полотенца. Глаза упираются сразу в старинную деревянную кровать, застеленную лоскутным одеялом. Оно яркое, пестрое. Над кроватью — большие «семейные» рамы с фотографиями, какие издавна заполняли фотографиями родных (сейчас здесь фотографии ТОСа). Слева от входа — старинный медный рукомойник с медным тазом. Справа от входа — большая белая красивая русская печь. Угол за ней по-местному называется «задоски». Само название этой части избы показывает, что она отделена, как бы спрятана от глаз. Это традиционный уголок хозяйки, где хранится хозяйственная утварь. И в Марфином доме ее немало: висит наблюдник — несколько полок, что-то вроде небольшого стеллажа, на который ставили посуду. Здесь «живут» горшки, ладки, тарелки, туески, ковши из капа…

В кухне вообще немало удивительных вещиц, артефактов старины. Вот старинный медный фонарь, а вот изумительные медные стаканчики и братыни, тоже медные, в которых подавали пиво. Здесь нет ничего особенно дорогого, но вещи притягивают взгляд, хочется их потрогать, повертеть в руках. Вдоль стен — лавки. В Красном углу — под божницей — стол с самоваром. За ним пьют чай.

Во второй комнате стоят аж три ткацких станка и несколько лавок. Здесь работают. Здесь же — результаты труда: как пестрая радуга, рукавички с традиционными узорами, половики, разноцветные пинежские пояса. И пузатые сундуки друг на друге. Все как полагается в хорошем пинежском доме.

И все же, думается, главное в этом доме сегодня — это люди и та атмосфера, которую они сумели создать. Клуб этот большей частью женский. Существенной частью клуба является работа мастерских. Люди приходят сюда работать: они ткут, шьют, вяжут, занимаются различным рукодельем. Но кроме этого, здесь общаются, поддерживают друг друга, отдыхают душой. Такой своего рода Центр психологической поддержки. Здесь возникла группа, коллектив, в котором люди хорошо себя чувствуют и им приятно видеть друг друга, собираться вместе.

Из разговоров:

Вот прошел вечер, и как будто чего-то не хватает, надо туда идти. Надо бежать в наш дам, там отдыхаешь душой.

— То, что люди общаются, что-то могут вспомнить, посмеяться, попеть — это очень важно. Это помогает преодолевать жизненные трудности.

Тут так уютно, тепло, такая располагающая атмосфера. И мы это очень ценим. Мы это стараемся поддерживать, сохранять. К нам ходят люди самого разного возраста, и нам всем здесь хорошо.

У группы стали складываться свои традиции. Главная — обязательное чаепитие за общим столом с самоваром. Не выпив чаю, не уходят, потому что «это для души». Это святое. Чтобы это происходило как-то по особенному задушевно, в Каргополе заказали глиняную посуду, кружки и прочее с надписью «Ёркино», чтобы чай пить из своих фирменных кружек. И готовить кашу в своих фирменных горшочках.

Но, кроме того, Дом ремесел стал центром развития, центром, где происходит обсуждение планов на будущее. Основой группы людей, регулярно собирающихся в Марфином доме, является ТОС. Сегодня он в Ёркино и численно вырос, и изменился, и стал гораздо более сплоченным. Это уже совсем не та группа, что была год назад.


Глава четвертая
Обретение опыта

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти