ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Не можешь — поможем, не знаешь — научим

Тюрин действует, как садовник: выращивает новую культуру и ухаживает за слабыми растениями в агрессивной среде. Глеб создает ситуацию, когда «списанные» старики и сломанный «средний возраст», вмиг пропивающий только что украденный лес, — все они выходят из депрессии и уныния и медленно, но верно начинают отвечать за свою жизнь. В лицо хмурым детям смотрят уже не красные глаза спивающихся отцов и отчаявшихся матерей.

Безысходность сменяет надежда на будущее. Программные установки, сформированные эпохой советской власти: «нам должны» и «мы ничего не решаем» в считанные месяцы работы ИОГИ меняются на другое восприятие мира, на то самое из «Мы-концепции»: «Это Наш погост, Наше поле, Наша дорога, Наш мост, Наше небо над этой Нашей землей. И мы здесь должны жить!»

Другими словами, Тюрин — основатель российской программы социального ликбеза второй волны. Волны, которая помогает людям понять и менять среду своего обитания, виды и характер деятельности. И самих себя.

Немного «больших процессов»

Первая волна ликвидации безграмотности имела место в 20-е годы XX века. Надо было научить крестьян читать и писать — для работы в новых отраслях экономики. Ликбез, проведенный в сжатые сроки, позволил начать реализацию грандиозного плана электрификации — ГОЭЛРО и масштабного строительства новой промышленности. После программы ликвидации неграмотности жители советских республик в целом поняли новые правила игры, сильно отличающиеся от тех, что были прежде: сельская, аграрная экономика ушла в прошлое. Пришла экономика индустриальная. Но как основная сфера занятости людей индустриальная экономика рухнула к исходу того же века.

Сегодня мы вынуждены строить экономику постиндустриальную. С одной стороны, эта экономика основана на иных, чем прежде, отраслях: связи, туризме, торговле, высококачественном сельхозпроизводстве, услугах, ремесленных и малых промышленных производствах, транспортном транзите, на создании брендов и нематериальных активов. С другой стороны, требуется принять ситуацию, когда государство перестает обеспечивать людей и предлагает самостоятельно устраивать свою жизнь. В завершенном виде этой экономики еще нет, она только формируется. И процесс пошел — на наших глазах и с нашим участием.

Русское село, чтобы выжить, должно вписаться в этот процесс, а значит, измениться по сравнению с тем, чем оно было прежде. Для это го нужны знания о новой экономике, о самостоятельном деле — как начать бизнес и как построить экономически оправданную жизнь. Для этого нужны новые мысли, новые навыки, качества, новые компетенции. Их и передает соотечественникам Глеб Тюрин. Его ИОГИ успешно опробовал и внедрил в России социальные технологии, которые позволяют поддержать рост «человеческого потенциала» в тех слоях нашего общества, которые оказались на обочине жизни и экономики. Замечу отдельно — в юридическом формате ТОСов. В формате, установленном государственными законами. Лет пять назад о чем-то похожем нельзя было и мечтать.

Еще синхрон с ошевенского моста. И старушка, и внучки зачарованы доступным изложением Тюрина. Слушают, не расходятся. На горизонте появляется легкая тучка…

Вот это самоуправляющееся сообщество — мир… И мироздание, в котором они живут, — купол под небесами, в котором они находятся,это мир. И состояние души, гармонии, не войны, благополучия — это тоже мир. И то, что это называется одним словом,это не случайно. Это определенная жизненная модель. Это уклад, который тысячелетие держал Россию.

Мы эту модель можем вернуть в сегодняшнее пространство, расширить, поставить на какие-то более-менее надежные экономические рельсы, создать для этого политические условия,надо сделать так, чтобы люди стали верить в то, что если они что-то делают и у них есть хороший результат, то они получат поддержку. Не потому, что они чьи-то родственники или часть какого-то «элитного» общества, а потому, что они — работают. Если такая модель будет поддерживаться, то мы можем поднять даже те территории, которые сегодня кажутся безнадежными…

Мировое признание ИОГИ

Во многих странах мира проблемы сельских территорий решают похожим образом — тренингами, ликбезом, просвещением. Это называется «местным развитием». Опыт Глеба Тюрина — его российская версия.

Есть одно «но». Оказалось, что социальные технологии архангелогородца Тюрина в мировом контексте оказались в чем-то более передовыми, чем у многих соседей по планете. Многие крупные иностранные эксперты признают: с ними сложно что то сравнивать по уровню эффективности. Работа ИОГИ вызвала неподдельный интерес и приобрела широкую известность. Сегодня Тюрин ездит по миру с лекциями и тренингами. Ездит потому, что мир хочет знать секрет этого успеха.

Например, для социального проекта в провинциальных районах Европы или Америки 20–30 тысяч долларов — это не деньги. На Западе никак не могут взять в толк, как Тюрину удавалось за копейки раскручивать десятки довольно высоких по эффективности проектов на территории большей, чем Франция. «Ваша работа — чудеса, мистер Тюрин…»

У него учатся в европейских странах и в тех же США. Неплохо?.. В мае 2005 года в Белграде крупная европейская ассоциация приняла на ежегодной конференции особую резолюцию об архангельском опыте — объявила его «европейской ценностью». Одновременно Тюрина выдвигают на престижные мировые премии, приглашают выступать на крупнейших мировых форумах. Он был единственным русским, удостоенным чести выступать на Всемирном форуме местных властей в Лионе (Франция). В мае 2007 года опыт ИОГИ получил первую премию ассоциации CEE CN (Ассоциация местного развития Центральной и Восточной Европы) и был назван лучшим опытом сельского развития Восточной Европы. О нем пишут самые влиятельные газеты мира. В общем, как обычно у нас бывает, без всякого участия государства технологии нашего соотечественника стали брендом страны. Узнаваемым, уважаемым и востребованным. Много вы знаете российских товаров или технологических разработок, признанных мировым сообществом? Нефть — газ — лес — металлы — оружие — космические старты… Тюринский консалтинг расширил специализацию России. За границей. Внутри страны все куда сложнее.

История с продолжением?

Наверное, в любой стране того, что уже сделал Глеб Тюрин, оказалось бы достаточно, чтобы ему вручили премии и награды, а под его руководством создали крупное национальное агентство развития с достойным бюджетом и штатом продвинутых сотрудников. По идее, успех требует закрепления и развития. В Архангельской области очевидный для всего мира успех местные чиновники аккуратно упаковали в целлофан и положили в кладовку до лучших времен.

А некоторые саму инновационную методологию Тюрина объявили чуть ли не выдумкой. И стали делать вид, что никакого Тюрина никогда и не было.

Почему?

Может быть, потому, что эти методики и наработки Тюрина кажутся чем-то сложным, непонятным. Они опережают время, по крайней мере, лет на пять-шесть. Для иных обитателей чиновных кабинетов это совсем недоступные «изыски».

А может быть, и потому, что приводят к очень существенным изменениям. Работа ИОГИ стала реально менять, ломать давно сложившийся уклад затратной модели экономики северного села. Есть корректное сравнение: для экономического развития на территории сначала строят дорогу — по дороге едет капитал: частный, государственный, человеческий. Тюрин начал «строить дороги» — инфраструктуру новой экономики, нового принципа жизни русской деревни, внедрять технологии развития, давать людям знания и навыки — по сути, серьезно менять их психологию, мотивацию и концепцию внутреннего роста. Он понимает, что, только «построив» эти «дороги», создав «каналы изменений», можно создать условия для эффективных вложений. И жители деревень, в которых возникли группы развития и ТОСы, эту схему прекрасно поняли. Они сегодня объясняют и доказывают, что именно консультационная, информационно-обучающая, тренерская работа ИОГИ помогала им добиваться позитивных результатов.

Областные власти убрали из цепочки Тюрина и его социальные технологии. Непонятно, осознают ли, что тем самым они убрали и само развитие деревень. За последние два года это стало очевидным. Развитие прекратилось, несмотря на то что денежки делятся. В деревни вернулись затратная модель экономики и привычная раздача бюджета. Казалось бы, навсегда…

А что Тюрин?

Еще недавно судьба Тюрина на родине могла бы быть предсказана таким образом: когда спустя десятилетия его свезут в гробу на заснеженное сельское кладбище, толпы поклонников объявят его выдающимся социальным технологом, поставят ему монумент, станут писать учебники о социальных инновациях с грифом «Г. В. Тюрину посвящается». Только это будет когда-то потом, а пока…

Теперь уже очевидно, что здесь будет иной сценарий.

Методики Тюрина зашагали по стране. У России ведь есть еще 84 региона.

В целом ряде из них — от Хабаровского и Приморского краев до Ленинградской и Тверской областей — тюринские методики берут на вооружение. Их изучают, на их основе пишутся региональные программы развития деревень. Ширится круг перспективных российских бюрократов, которые неожиданно открыли для себя новую формулу — опыт развития архангельских деревень может и должен стать федеральным проектом модернизации страны. В технологиях ИОГИ впервые за многие годы просматриваются все грани позитивных перемен русской глубинки. Это и психологическая атмосфера (настрой на конструктивную жизнь и деятельность), и экономика — когда привычные с детства окружающие ресурсы вдруг приобретают новый смысл и рыночную значимость. Это проект настоящей модернизации. Он непрост, ломает многие десятилетиями сложившиеся схемы «бюджетного распила». Им надо заниматься. А проекты Тюрина показали, что социальные инвестиции могут быть сверхрентабельными.

Наконец, опыт ИОГИ вполне «товарен» и транслируем с места на место, — он может стать не только проектом федеральной модернизации — в разных районах страны, но одним из способов возвращения влияния России за рубежом. Он с успехом может стать статьей российскою гуманитарного «экспорта» в страны ближнего и, может быть, дальнего зарубежья. Реальный спрос на эти социальные технологии уже есть, например, в Закавказье, в Восточной Европе и на Ближнем Востоке. А экономический рейтинг и статус страны определяется сегодня в том числе и ее способностью перемещать технологии быстро и на значительные расстояния.

Тем самым Россия сможет выстраивать новые конструктивные партнерские отношения и новый позитивный образ на внешних рынках.

Думаете, мечта? Убежден — это уже завтрашний день.

P.S. Кого касается работа Тюрина?

24 510 муниципальных образований России

Муниципальных районов 1819

Городских округов 520

Городских поселений 1823

Сельских поселений 20 112

внутригородских территорий городов федерального значения 236

Р.P.S. Несколько дней назад позвонил радостный Тюрин и объявил, что и в Архангельской области ситуация с его технологиями стала меняться к лучшему. Местные власти решили стряхнуть пыль с проектов ИОГИ по модернизации архангельских деревень, и консалтинговые чудеса вновь нужны партии и правительству. Штаб «Единой России» и администрация расположены сравнительно недалеко от малогабаритной квартиры Глеба в обычной девятиэтажке областного центра.

С чем его и поздравляем. В добрый путь!

Иван Сидельников

Санкт-Петербург

Кинорежиссер-документалист, генеральный директор Института альтернативных технологий, создатель и координатор программы «Модернизация экономики России» в Санкт-Петербургском государственном университете


ОТ АВТОРА

Для меня очень дороги истории, которые я постарался вам здесь рассказать.

Не один год я вместе с моими коллегами по институту занимаюсь развитием территориального общественного самоуправления в сельских районах Архангельского Севера. Затевая эту работу, мы хотели, чтобы простые люди в наших деревнях не надеялись на «дядю», а, объединившись, осознав, что и как они могут изменить в своей жизни, взялись бы управлять своей жизнью сами, помогать себе самим, и чтобы они обязательно добивались реальных позитивных изменений. Несколько лет назад это казалось утопией, какой-то несбыточной мечтой. А сегодня это уже реальность! Более чем в тридцати архангельских деревнях возникли группы сельского развития, органы территориального общественного самоуправления (ТОС), которые на практике активно занимаются возрождением своей малой родины. Этот опыт уже достаточно высоко оценен в России и за рубежом, и эксперты его даже окрестили «архангельским чудом». Создано более пятидесяти проектов местного развития. Многие из них — это истории замечательного успеха.

Герои этих историй, наши тосовцы, скромные сельские жители, создают то, чего так не хватает в нашей жизни: веру в самих себя. Они показали, что в каждом из нас (вне зависимости от того, в каком населенном пункте мы живем, какого мы возраста, образованности и т. п.) таятся огромные силы, резервы нашего человеческого «Я», которые могут помочь в преодолении жизненных невзгод и создании нашего будущего.

Они показали, что сегодня и в нашей сельской глубинке, где многое обесценено, заброшено и будущего не видится где человеческая жизнь, кажется, почти ничего не стоит, от людей может очень многое зависеть.

Эти истории наглядно показывают, что вера и объединенная энергия людей — это ключевые элементы развития способные давать удивительные результаты, способные творить чудеса. Настоящих успехов можно добиваться даже там, где, казалось бы, нет никаких перспектив, нет особенных ресурсов, где вроде и ждать-то ничего не приходится. Даже в самых дальних уголках нашей глубинки развитие местного сообщества может привести к настоящему прорыву, окрыляющему успеху.

Несколько лет мы работаем с развитием деревень, с преодолением бедности, с развитием маломасштабной экономики и устойчивой демократии в нашей сельской глубинке.

Село нечерноземной части страны относится к числу самых проблемных территорий страны, оно переживает глубочайший кризис. Многие села перестали быть зоной реальной экономики, вернувшись, по сути, к натуральному хозяйству. Царит безысходность и пьянство. Население нищает и сокращается. Деревня вымирает Невозможно предсказать, к каким последствиям это приведет. Ведь деревня — не только производитель сельхозпродукции, это фактор, образующий нацию, фактор, без которого невозможно воспроизводство страны на обширном пространстве. Поэтому нужны серьезные, масштабные проекты с поддержкой государства, способные качественно менять ситуацию в этой сфере.

Наш опыт также показывает, что очень действенным способом противостояния кризису на селе может быть развитие территориального общественного самоуправления, становление и «взращивание» дееспособных местных сообществ.

Сохранение сельских территорий одними административными мерами, на основе подхода «сверху» невозможно, это затратная схема, она требует огромных ресурсов, а их нет. Многие муниципалитеты имеют значительные дыры в бюджете, и каждый год должны что то закрывать и урезать. При этом множество ресурсов оказываются исключенными из оборота и производства ВВП, превращаются в бросовые и зачастую разбазариваются. Это происходит на фоне того, что население пассивно ждет решений и помощи «сверху».

Принципиально иная картина получается, если удается возродить в той или иной деревне местное сообщество, которое проблемы этой деревни считает своими и умеет с ними справляться если населенный пункт передается в управление этому сообществу (точнее нужно говорить о соуправлении местного сообщества (органа ТОС) и муниципалитета, их постоянном сотрудничестве и диалоге).

Это создает незатратную управленческую модель, нацеленную на поиск дешевых и эффективных решений, поскольку люди ищут решения, которые им самим и придется воплощать. Если этот процесс будет обеспечен профессиональными консультантами, способными поддержать становление сообщества и небольшими социальными инвестициями, то эта система может демонстрировать очень высокую эффективность, давать отдачу и экономию бюджетных средств, поскольку местное сообщество как самоорганизующаяся система обладает синергетическими свойствами.

Конечно, это необычайно сложная задача, но наш опыт показывает, что ее решение реально в современной России. Всего за несколько лет нашей работы в Архангельской области удалось создать несколько десятков инициативных групп развития, из которых более тридцати получили юридический статус органов ТОС. Жители отдаленных деревень, в которых, как казалось, не оставалось надежд на будущее, объединились, поверили в себя, преодолели апатию и уныние, взялись за практические дела по преобразованию своей малой родины.

Реализованы уже десятки сельских проектов развития. Они были направлены на решение проблем водоснабжения, строительство мостов, переправ, перенос и строительство домов, сохранение и развитие инфраструктуры деревни (медпунктов, клубов, музеев, небольших рынков, спортзалов, мастерских, центров народной культуры), создание новых маломасштабных производств и новых видов деятельности (пакетное пчеловодство, породистое овцеводство, пр.), решение экологических проблем своих территорий (очистка рек, посадка леса и пр.), заботу о пожилых жителях, сохранение культуры, традиций и пр.

Экономический эффект (при выделении суммы в полтора миллиона рублей) измеряется десятками миллионов рублей. Оказывается, можно силами деревни…

В своей работе мы стараемся опираться на исконные традиции и ценности российского крестьянства, но также на современные технологии, позволяющие в достаточно короткие сроки воссоздавать позитивную самоидентификацию сообщества, качественно менять ситуацию и взаимоотношения. Эти технологии, которые во многом обеспечивают достижение результатов, позволяют также переносить и распространять этот опыт на другие территории, в другие регионы страны.

Мы хотим, чтобы наш опыт был использован для развития территориального самоуправления и улучшения жизни сельчан в других российских регионах. Мы, как и вы, также верим, что Россия вовсе не обречена на прозябание и что наши люди талантливы и могут добиться лучшей жизни. Если им будут помогать. Мы очень надеемся на вашу поддержку в развитии этой работы и создании нового проекта, направленного на улучшение жизни российской глубинки, серьезное этапное приращение в этой сфере.

Если вас заинтересовало то, что описано в этой книге, если вам захотелось поделиться своими мыслями, вы можете связаться с нами по адресу:

Архангельск, 163000, Главпочтамт, до востребования, Институт общественных и гуманитарных инициатив.

Или написать по адресу glt@arh.ru

Глеб Тюрин, Архангельск

Виталий Сергеевич Фортыгин,

председатель Архангельского областного собрания депутатов:

Я очень рад той работе по возрождению сельской глубинки, которая активно ведется в нашей об пасти. У наших сельских территорий есть внутренний ресурс развития, его нужно только включить. Рассказ о том, как это удалось сделать, очень интересен. Хочется, чтобы этот опыт получил самое широкое распространение. Включение активности населения, создание условий для широкого развития территориального самоуправления — это одна из наших важнейших задач. И мы эту работу намерены серьезно поддерживать.

 

Профессор Майкл Дауэр,

вице-президент ЭКОВАСТ (Европейский совет по селам и малым городам), член координационной группы проекта PREPARE (Европейское партнерство по сельскому развитию новых членов ЕС), Великобритания:

Рассказ о том, как сельчане решают строить свое будущее, по-настоящему захватывает и волнует. Архангельская область — это не единственный регион в Европе, который испытывает негативные последствия оторванности, тяжелого климата и централизации власти. Но люди в здешних деревнях, наверное, имеют больше причин смотреть на своё будущее с пессимизмом или даже с отчаянием. И тем удивительнее их мужество.

Как человек, активно занимающийся развитием местных сообществ в странах Центральной Европы, я салютую, шлю горячие приветствия работе Института общественных и гуманитарных инициатив, местным властям, поддерживающим его инициативы, людям, которые создают органы территориального самоуправления и работают с терпением и упорством над тем, чтобы улучшить жизнь в этой области. Вы должны знать, что ваши усилия, ваша работа понятны нам. Во многих уголках Европы мы решаем те же задачи И потому европейские регионы с надеждой следят за вашей работой и аплодируют вашему творчеству. Верим, что ваши усилия принесут долгосрочные социальные и экономические выгоды вашему краю.

 

Аннафлавия Бьянчи,

эксперт по сетевым технологиям, региональному и местному развитию, Болонья, Италия:

Глеб Тюрин рассказывает, как удалось изменить жизнь в северной русской деревне, наладить сотрудничество с властями, добиться понимания у всех заинтересованных лиц. Думаю, подход, предложенный автором, может привести к успеху в большинстве, если не во всех странах мира Так что удачи тебе, Глеб! Удачи тем, кто примет вызов и возьмется за работу в своем крае с энтузиазмом и целеустремленностью.

 

Джон Пэпвос,

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти