ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Интересно, ее обрадует наша «неожиданная» встреча? Мой внутренний демон, довольный собой, загибается от смеха, тыча мне в лицо своим пальцем.

- Какие люди! Жаль, что не в Голливуде! – съехидничал я, выравниваясь с девушкой в спортивной форме. Мы бежим плечом к плечу. – Вот это встреча! Такая неожиданность!

- Мы знакомы? – А вот это уже интересный поворот! Неужели она до сих пор страдает потерей памяти?

- Аукцион, много брани, мало действий, одна картина и приставучий Лето... Ничего не помнишь?

Чувствую, как под темными стеклами очков ее зеленые глаза сузились в ненавидящий прищур. Помнит, помнит. Просто придуряется. А в это время мы бежим по тропинке мимо пруда.

- Ах да, тот самый засранец с не застегнутыми ботинками и брюзга в черных перчатках... Что на этот раз от меня нужно?

- Продай картину.

- Ты достал! Я сказала – нет. Это значит нет! Все, разговор окончен!

Начинаю потихоньку задыхаться. Одно дело скакать по сцене изображая чокнутого рокера, а другое – бегать по утрам. Если учитывать, что в последний раз я давал деру от Шеннона, который намеревался переломать мне руки-ноги за его разбитый ноутбук, то больше у меня не было практики подобных пробежек. Смотрю на соседнего спринтера в лице мисс Осборн – ее дыхание ровное, она бежит с легкостью, я же плетусь рядом, обливаясь потом и задыхаясь как прожженный курильщик. Все, начинаю заниматься спортом...

- А если буду пытать?

- Чем?

- Например, привяжу к дереву и буду бить плеткой?

- А тебе никто не говорил, что тебе пора показаться психиатру?

- Если ты не продашь мне картину, тогда придется обратиться к людям в белом...

- Не слишком ли ты самоуверенный?

- В самый раз. Ну так что, продашь картину? Сколько тебе нужно?

- Я же сказала, отвали! – С этими словами она со всей дури толкнула меня в бок.

Мой мозг не успевает ничего сообразить – в нем только одни маты. Мгновение и я плюхаюсь в воду, прямиком к уткам и золотым рыбкам. Оказавшись на поверхности, выплевываю изо рта противную грязную воду, смахивая с лица тину с водорослями. Вот же...

- Тупая курица! – прокричал ей в спину, выбираясь на берег. Твою мать, я насквозь мокрый, а на улице дикий дубак.

- Слюнтяй! – голосом полного отвращения ответила она, даже не поворачиваясь, показывая мне средний палец. Я тронут. Тронут до глубины души. Ну что ж, это война!

Когда я вернулся мокрый до нитки в свою квартиру на Манхеттене, там уже сидел Шеннон. Надо бы забрать у него ключи... Повадился у меня сидеть... и срач разводить.

- Ты откуда такой красивый нарисовался?

- Не твое дело... – огрызнувшись, иду куда-то вглубь квартиры. Мне нужно в душ – от меня несет болотом и утками! Но за каким-то хреном я бегаю по квартире, не зная, что ищу и что мне нужно.

- О, это последний писк фешн-индустрии, мистер модная-катастрофа? – спросил Шеннон, снимая с меня длинные зеленые водоросли.

Фак, я даже не заметил, как эта хрень прицепилась к моей спине. Уже вижу заголовки газет с моими ужасными фотографиями: «Бомж Джаред Лето!», «Лето не любит купаться в ванной! Он моется в пруде», «Каждый хочется прикоснуться к интимному месту кумира. Утка из парка цапает мистера Лето за задницу». Это позор. Да ладно, не привыкать к подобным льстивым замечаниям. Плевать.

Со злостью вырвав плоды пруда из цепких лап Шеннона, чешу в ванную. У меня бурлит мозг. Дайте мне ствол, и я всех перестреляю к чертовой матери!

- Шеннон! Позвони в Оперу, закажи мне билет на ближайшее представление. Желательно в субботу вечером, - проорал я из душевой кабинки, намыливая себя под теплыми струями воды. От меня ужасно пахло тухлой водой. Кажется, даже бутылка геля для душа не в силах справиться с этим. И я весь в пене, как елка в лесу под слоем снега. Снеговика не заказывали?

- Кто-то решил культурно просветиться?

- Я ж тебя туда не тащу? Поэтому не надо мне тут концертов устраивать!

В гостиной Шенн начал набирать номер Оперы, о чем свидетельствовало пиликание кнопок телефона. Я продолжаю смывать с себя сегодняшний позор, тихо напевая под нос песенку из репертуара Нирваны. Ля-ля-ля... «Потянуло духом юности...» Потянуло душком скверного болота! Не льстите себе, мистер Лето!

- На «Травиату» пойдешь? – спрашивал из глубины квартиры брат.

- Ага! Только одно условие... – Обернувшись полотенцем, вышел из душа, чтобы поделиться своим коварным планом.

Ловушка номер два.

На самом деле, Нью-Йорк – сумасшедший город! Он никогда не спит. Правда. Здесь горожане и туристы снуют туда-сюда. Это как вечный двигатель, который нельзя остановить. Но в этом есть определенный шарм.

Утром возле Эмпайр Стейт Билдинг народу как тараканов. Я стою за углом кирпичного строения, наблюдая за выходом противоположного здания. Чувствую себя настоящим шпионом. Мне еще никогда не выпадало такого испытания. Я как Джеймс Бонд и даже круче – у меня есть куча подружек, а еще армия фанатов, готовых убить любого, кто посмеет покуситься на меня. Правда, у меня нет супер-крутых тачек и шпионского оборудования. Пофиг. У меня есть подружки! Размышляя на эту тему, я чуть не пропустил свой объект наблюдения. Мисс люблю-швырять-людей-в-воду вышла из головного офиса корпорации семьи Осборнов и направилась вверх по тротуару. Перебегаю дорогу и следую за ней. Почти два квартала иду по ее пятам. Кажется, она меня не замечает... И стоило мне об этом подумать, как девушка резко остановила желтое нью-йоркское такси и запрыгнула в него.

- В Клермонт, пожалуйста.

- Нет, едем в музей изобразительных искусств и забираем твою, то есть мою, картину, - спокойно сказал я, садясь в это же такси на заднее сиденье рядом с Джейн. – Кстати, привет!

- Ты вконец оборзел?

- Так куда едем? – вопрошал таксист индийской внешности, повернувшись к нам. Ясно, нелегал.

- В Клермонт!

- В музей!

- Так куда?

- Трогай! – прорычала на бедного мужика эта стерва.

Машина дергается с места. А мы все еще презрительно смотрим друг на друга.

- Да в чем проблема? Какого хрена ты не хочешь продать мне картину?

- А ты ее не достоин!

- Тебе ли об этом судить?

- Я просто чувствую, что ты не тот человек, который может что-то понимать в искусстве.

- А вот это уже смахивает на оскорбление...

- Да ладно? Зажравшийся буржуй хочет посорить деньгами?

- Вообще-то я художник, если что.

На ее лице отразилось удивление. Она начала резко хлопать ресницами как неврастеничка. На самом деле, меня это порядком уже бесит.

- И что, теперь я должна броситься тебе в ноги, целовать их, а потом принести свою картину, встав на задние лапки? Извини, я не псина плешивая. За кусок хлеба не продаюсь.

- Слушай, ты в кого такая хладнокровная и отравленная ядом змея?

В этот момент чертов водитель резко затормозил на перекрестке: красный свет, понимаете ли, загорелся.

- А это не твое дело!

- Может, головой сильно ударилась?

- В смысле?

- Ну, там, в Альпах...

- Ах! – Она только успела резко вздохнуть. Ее рот скривился в неприятной гримасе. Когда ее глаза посмотрели в мои, в них я ясно видел как черти жарят меня на вертеле. – Ну ты и подонок, Лето!

Надо же, она мою фамилию запомнила! Как я рад, как я рад! Пошел танцевать ламбаду в ближайшем гей-клубе!

- Отдай картину! И больше ты никогда в жизни меня не увидишь! Обещаю!

- НИ-ЗА-ЧТО! – практически прокричала она и тут выскользнула из салона такси, прежде чем водитель поехал на «зеленый».

- Вот это сука! - удивился мужик за рулем, выруливая на Пятую Авеню. – Огонь баба!

- Да нет, просто непрекращающийся ПМС.

- Так куда едем, шеф?

- Давай на Манхеттен, перекресток Пятьдесят седьмой и Десятой...

- Окей! – подмигнул индус, до отказа нажав на педаль газа.

Может, я перегибаю палку? По идее, это несерьезно. Я как последний идиот бегаю по всему городу за какой-то девкой, чтобы добиться от нее картины. Вот сдалась она мне? Но когда в глазах вновь всплывает полотно, висевшее на белоснежной стене зала музея, я перестаю дышать... Боже, этой мой наркотик! Мне достаточно посмотреть на эту картину и забыть обо всем, получая наивысшее наслаждение. Такое ощущение, что это изображение меня самого, моего нутра – просто какой-то маг или волшебник высосал часть души и заключил в деревянную раму. А теперь мне плохо без самого себя. Мне нужно вернуть это. Поэтому я так и стелюсь, как последняя проститутка из Бруклина. У Шара Судьбы что ли спросить удастся ли мне купить это гребанное полотно. Все зря или все-таки что-то получится? Как она сказала? Недостоин? Интересно, что она под этим подразумевала? Недостоин... Надо исправляться... Я опять задумался, погрузился глубоко в свои мысли, даже не заметив, как мы приехали к моей квартире. Так, остался еще один способ...

Ловушка номер три.

Вообще-то я не большой любитель оперных представлений. Мне по душе концерты хороших исполнителей или закрытые тусовки именитых ди-джеев. Там ты свободен во всем. А в Опере ты должен быть при костюме и, желательно, галстуке. Что за дискриминация! Я люблю свои штаны с мотней и майки с глубокими вырезами... Ладно, черт с вами...

Старинный зал с расписными потолками какого-то там века встречает своих гостей в дорогих туалетах и с хорошими манерами. Все рассаживаются по своим местам. Я, как примерный театрал, стою в проходе, наблюдая в маленьких бинокль за происходящим вокруг: дама преклонного возраста в платье а-ля королева Елизавета ругает за что-то своего нерасторопного мужа, парень с огромным пивным животом втихомолку лопает крекеры из кармана пиджака, а сидящая рядом блондинка грызет ногти... Шабаш какой-то, а не сборище интеллигентных людей. Свет начинает гаснуть, все на своих местах, звонит третий звонок...

- Думаю, это будет отличное представление, - тихим и спокойным тоном сказал я, садясь на свободное место рядом с Джейн Осборн.

Выглядела она по-особенному прекрасно: волосы собраны в пучок, из которого небрежно торчало несколько прядок, шелковое платье в пол без бретелей изумрудного цвета и колье-ошейник из черных бриллиантов выдавали ее за даму из высшего общества.

- Боже праведный, неужели я так сильно согрешила, что ты очень жестоко наказываешь меня?

- Перестань, давай просто наслаждаться оперой...

- Наслаждаться? Когда рядом со мной ТЫ? Черта с два!

В этот момент заиграла музыка, и открылся занавес. Представление начинается... Дама в формах затянула своим ангельским голосом прекрасную арию...

- Что я такого сделала? Почему ты постоянно преследуешь меня? Ты маньяк? Чего ты добиваешься? – шепотом спросила мисс Осборн, закрыв ладонью глаза. Раздражена и зла по высшему разряду. А я умею "нравиться" женщинам.

- Слушай, я не хочу больше ругаться и быть опрокинутым в воду. Давай дружить?

- Да ты издеваешься? Уходи, пока я не вышла из себя! – угрожая указательным пальцем правой руки, прошипела она, надеясь испепелить меня своим убийственным взглядом.

- Молодые люди! Можно тише? – сипела старуха, сидящая рядом.

- Джейн, позволь мне доказать тебе, что я не такой, каким кажусь на самом деле!

- Ты еще не понял? Оставь меня в покое!

- Если вы хотите выяснить отношения, то покиньте партер! – опять сделала замечание старушка, кряхтя как паровоз от негодования.

- Просто дай мне шанс показать себя с другой стороны.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти