ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Я веду ее в здание Большого Центрального вокзала города Нью-Йорк. Отворив дверь, мы входим в огромный зал ожидания. Здесь весьма многолюдно – все куда-то спешат, с чемоданами и саквояжами.

- Хм, неужели кто-то начитался Жюль Верна и решил обогнуть весь мир за 80 дней? Отсчет ведется от Нью-Йорка? – все тот же недоверчивый, но уже игривый тон. Она сузила глаза и поджала губы.

- Нет, это флешмоб.

- Что?

- Флешмоб. Спланированное заранее событие – будь то танец или какая-то театральная постановка. Участники показывают это в каком-нибудь общественном месте. Сегодня это Центральный вокзал.

Вдруг заиграла музыка, люди зашевелились и стали собираться в самом центре зала ожидания – как скрепки на магнит. И уже вся площадь вокзала заполнилась нетленным хитом “New-York, New-York” в исполнении Рэя Куинна в современной обработке. Моберы, количество которых превышало за пару сотен точно, выстроились в стройные ряды, выполняя одинаковые элементы джазово-клубного танца. Это как-то так, видимо, называется. Я в этом не силен.

- Идем! – Тяну ее за руку, желая присоединиться к этому сумасшедшему действу.

- Что? Танцевать? Джаред, ты рехнулся?

- Может быть...

- Я даже не знаю никаких движений!

- Я тоже!

- Тогда какого черта мы тут делаем?

- Просто расслабься и получай удовольствие. Тело тебе подскажет, как и что делать.

- Не боишься потерять свои гребанные ботинки? Они могут слететь во время танца, если ты их не застегнешь.

- Похоже, ты завидуешь моим ботинкам и хочешь заполучить их себе!

- Послушай, вся эта затея... Это как-то странно! Что подумают люди?

- Не всегда нужно соблюдать правила жизни – вырвись на свободу, будь тем, кем ты хочешь быть! И вообще, кто придумал все эти условности: что правильно, а что нет? Не нужно быть такими, какими велит быть общество! Сегодня мы будем делать то, что нам нравится! Вперед!

- Ты псих! – сквозь смех проговорила Джейн, следуя за мной.

- Это Нью-Йорк, детка!

Затерявшись где-то в толпе, пытаемся повторить движение моберов. Получается кривовато, несуразно, но это доставляет определенное удовольствие. Эдакая пародия – ты пытаешься походить на своего кумира. Как это обычно делают дети, беря, к примеру, мамину расческу, изображая перед большим зеркалом себя в роли поп-певицы.

Синхронно выполняя движения с толпой, мы вполголоса подпевали Рэю:

Хочу проснуться в городе, который не спит!

И узнать, что я - номер один, первый в списке, король горы, номер один!

Я хочу быть частью него –

Нью-Йорка, Нью-Йорка!

Эти башмаки скучают без ходьбы

Прямо через всё его самое сердце

Нью-Йорка, Нью-Йорка!

Все улыбаются, отдаваясь динамике танца. И уже не кажется, что ты какой-то дурак, сбежавший из психушки и танцующий в одной пижаме на Центральном вокзале. А ведь зевак собралась немало. Покачивая в такт головами, вскинув руки вверх, виляя бедрами и восхваляя Нью-Йорк, мы падаем в бездну безмятежности, где нет разделений на богатых и бедных, знаменитых и безызвестных – здесь все равны. И все безумно влюблены в Нью-Йорк.

- Это круто!

- Я же тебе говорил!

- Ты увлекаешься подобными штуками?

- Нет, случайно увидел в Твиттере, решил, почему бы и нет? – пытаясь не сбиться с ритма, говорил я, хлопая в ладоши.

- Но это действительно потрясно!

- А ты сопротивлялась.

Два аккорда и музыка затихает, вместо нее поднимается волна аплодисментов.

- Вау, спасибо! Это определенно лучший вечер в моей жизни! – она произносит это с небольшой отдышкой. – Такая приятная усталость!

- Идем, у нас еще одно дело. – Даже не успев возразить, бежит за мной, улыбаясь во весь рот. Тяну ее за руку, чтобы не потеряться в толпе. Правильно, надо быстрее бежать, пока никто из присутствующих не узнал нас.

Такие разгоряченные и полные позитивной энергией, садимся на мотоцикл, уезжая в неизвестном направлении. Мы едем десять минут, двадцать, тридцать... Наконец-то останавливаемся практически на самой окраине Манхеттена, недалеко от провинции, где нет никого из людей. Только одно большое поле, луна и несколько миллионов сияющих звезд.

- Последняя остановка на сегодня. – Спрыгнув со своего железного коня, галантно подаю руку даме.

- А вот теперь я не на шутку напугана... Ты убьешь меня и зароешь здесь?

- Предложение, конечно, весьма заманчивое, но у меня есть идея получше.

Выходим на середину поля, будто встав в центр земли. Пейзажик, конечно, немного удручающий: кромешный мрак, свист ветра в ветках деревьев, легкое свечение нарастающего полумесяца и мерцание разноцветных звезд, звуки ночных птиц... и два психа где-то вдали от цивилизации.

Встав к ней лицом, беру за руки, смотря прямо в глаза.

- Говорят, когда в человеке копится отрицательная энергия, он начинает гнить, превращаясь в морально-убитое подобие животного. Это может сожрать изнутри. И есть только один способ вырвать это из себя...

- Надо же... Я заинтересована. Нужно воздать молитву какому-нибудь божеству и сделать жертвоприношение?

- Крик – самый лучший очиститель, если можно так говорить.

- ЧТО? Как это?

- Выплесни все эмоции наружу, кричи, что есть сил, пусть вместе с криком из тебя выходит все ненужное. Ты борешься или умираешь... Просто освободись...

Отойдя на несколько шагов, начинаю кричать как ненормальный: ААААААААА!

Джейн стоит чуть поодаль и наблюдает. Набрав в легкие побольше воздуха, кричу опять. Вновь и вновь. Что есть сил. Но стоило только мне замолчать, как раздался женский крик. Сначала негромкий, а потом по нарастающей, с новой силой, все больше и больше. И мы кричим в два голоса. Это своеобразный катарсис. Говорят же, что нечистая сила боится громких звуков. Может, и здесь так же – ты кричишь, заставляя внутреннего демона выползти наружу и бежать, куда глаза глядят, лишь бы не слышать более этот ужасный ор. Первая волна, напоминающая рев животных, прошла, за ней хлынула вторая, смешанная с истеричным смехом, гоготом и придурковатым ором. Вот это уже какое-то дурачество. Но ведь дураков всегда поощряют.

Незаметно для самих себя, Джейн и я начинаем бегать по полю, играя в догонялки, пятная друг друга по плечу. Детство, детство... Мы были такими беззаботными.

Во время очередного побега, пытаясь увернуться от моей пятнашки, бедолага Джейн чуть не шмякнулась на своих каблуках, но я ее вовремя подхватываю. Держу ее за талию одной рукой, она будто в диагональной позиции, со стороны это может показаться, что мы танцуем, а она сделала контрольный выпад... Мы смотрим друг другу в глаза. Ее губы наполовину раскрыты, грудная клетка тяжело вздымается...

- Это было волшебно... Я никогда раньше не испытывала такой легкости. Спасибо, Джаред. – Ее голос такой нежный и ласковый, как кусок китайского шелка.

- Спасибо за прекрасный вечер... – Я склонился ниже: наши лица разделяли какие-то два-три сантиметра. Есть в этой женщине что-то такое, заставляющее меня отключать мозги и быть не таким, как прежде...

- Ты не такой, как я думала... Ты совсем иной...

- Внешность обманчива, - уже практически шепотом, в двух сантиметрах от ее губ. Это невыносимо опасное расстрояние...

- Отвезешь меня домой?

- Ах, да, – отряхнувшись, словно от тумана, пробурчал я, помогая подняться ей на ноги.

Мы идем в сторону оставленного мотоцикла, забираемся на него и мчимся обратно к никогда не спящему Большому Яблоку. Женское тело прижимается ко мне ближе, я чувствую, как ее пальцы скользят по животу, поднимаясь выше. Внутри все разрывается. И я не знаю от чего – от восторга или неожиданности. Ее нос упирается в мою шею, зарываясь в волосах, я чувствую горячее дыхание на своей коже. И это возбуждает, заставляет пробудить внутри себя похотливого самца. Но что это? Провокация? Дразнилка? Или нечто иное? В этот момент я жалею, что взял мотоцикл, а не автомобиль. Мне не составило бы особого труда положить свободную руку на ее коленку, задрать платье... Пошлые мысли проникли внутрь меня. Во мне все горит. Пока я размышлял на эту тему, женщина, сидящая позади меня, ласкала мое тело своими руками, доведя тем самым до высшей точки возбуждения... И вот мы уже приехали на место.

Прощаясь на пороге, я понимаю, что выгляжу настоящим школьником, проводившим одноклассницу до дома, неся ее портфель. Возникает неловкое молчание – впервые в жизни не знаю, что сказать. Неужели во мне еще не умерла стеснительность и некая скромность? Оу, Джаред, ты удивляешь самого себя!

Не говоря ни слова, теперь Джейн берет меня за руку и ведет в свой дом. Мы проходим длинный коридор, пересекая прихожую, гостиную, столовую, кухню... Вокруг все в сумраке. Нет никакого света. Через некоторое время оказываемся в просторной комнате с камином, выкрашенной в светло-бежевых тонах. В углу стоит большой мольберт. На нем незаконченная работа. В комнате пахнет свежими красками. Она подводит меня к картине, беря в руки кисть.

- Помоги мне... – низким голосом требует Джейн.

Я подхожу сзади, одной рукой обнимая ее за талию, другой держа женскую руку с кистью, руководя процессом. Окунаем в краску, нанося какие-то хаотичные мазки по всему полотну. Синие, зеленые, красные... Наши пальцы сплетаются – мы в творческой Нирване. Прижимаюсь к ней как можно ближе, уже мало обращая внимания на картину – я полностью поглощен другим. И это другое – женщина с выразительными зелеными глазами. Носом блуждаю по ее лицу и шее, кротко целуя бархатную кожу... И напряжение между нами возрастает, кисть выпадает из рук... Смотрим друг другу в глаза... И мы, как два языка пламени, сливаемся воедино, целуясь как сумасшедшие. Запускаю пальцы в волосы, немного оттягивая назад. Ее изящная шея выгибается, я целую ее туда, аккуратно кусая. Приглушенный стон, застрявший в гортани, вылетает наружу. Она хватает меня за ремень, прижимая к себе. Свободная рука бродит по восхитительному женскому телу, сжимая округлые ягодицы. Спускаюсь ниже, задирая платье. В этот момент Джейн расстегивает мои штаны, высвобождая возбудившуюся плоть. Вскидываю тонкие женские ноги себе на талию, крепко прижимая к стене, заламывая ее левую руку вверх. Гормоны захлестывают, а в голове происходит помутнение рассудка. Мы дразним друг друга, целуясь и лаская друг друга через одежду. Челюсти сводит от желания, глаза горят... И это происходит. Я вхожу в нее, резко и немного грубовато, с ее уст слетает чуть сдавленный крик. Мы начинаем двигаться друг другу навстречу в неистовом и беспощадном ритме. Это всего лишь секс, но такое ощущение, что мы просто оголодавшие животные, которые увидели кусок мяса и теперь с жадностью его поглощают. Джейн и я просто пожирали друг друга. Не в прямом смысле, конечно. Но мы наслаждались этим. Ужин, книжный, флешмоб, поле... и секс, как десерт. Все-таки старая схема все еще жива...

Я жадно целую ее, кусая легкую припухлость губ. Звонкие стоны заводят меня еще сильнее. Сжав ладонями округлые ягодицы, помогаю себе глубже проникнуть в нее. Ее ногти впиваются в мои плечи сквозь майку. По спине градом течет пот, будто я перетаскал несколько десятков мешков с углем. Наступает то самое знакомое ощущение... Чувствую ее напряженное тело, выгибающееся мне навстречу, до слуха доносится учащенное дыхание. Она вздрагивает и вскрикивает в последний раз. Толчок, еще один и последний, проникнув до предела. Тело пронзает приятная судорога, я успею лишь выдохнуть что-то вроде «О да». Мы упираемся лбами, все еще тяжело дыша. Наши взгляды просто прожигают друг друга. Но мы оба хотели этого. Это словно тугая пружина в механизме, которая рано или поздно разлетается, разнося к чертям весь механизм. Вот на что это похоже. Выплеснули все сполна.

- Ты божественна... – чуть сбивчиво, шепнул ей на ухо, убирая с ее лица выбившуюся прядь волос.

Она наклоняется, целуя в губы. Требовательно проникая в нее языком, я вновь овладеваю этой женщиной. Это дерзко. Это маняще. Это чертовски сексуально. Это необъяснимый порыв страсти. И мы вновь занимаемся сексом, только уже на полу... Боже, как я ее хочу...

*Кто придумал все правила?

Мы следуем им, как дураки,

Думая, что они правильные.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти