ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Какой вызывающий смайлик, мисс Осборн. И откуда только у нее мой номер?

***

Через пару дней после обмена «любезностями» мы встретились за ужином в ресторанчике на окраине Нью-Йорка. Она была обворожительна. Есть в ней какой-то необъяснимый шарм, который цепляет меня, как легкий и невесомый шелковый шарф и тянет за собой. Разговоры милые и непринужденные. Казалось, от былой вражды не осталось и следа. Потом мы выбирались на каток, где к чертовой матери расшибли все коленки. Я не знаю, каким чудом мы не переломали там все кости. Далее водная прогулка на катере, полет на вертолете, конные прогулки... Где мы только не были! И каждое наше свидание заканчивалось постелью. Все так быстро! Очень быстро! То ли я куда-то торопил события, то ли это уже стало нормой в 21 веке.

Во-первых, за последние годы за мной не наблюдалось ни одного серьезного увлечения. Грубо говоря, отношений. Были какие-то интрижки и не более. Да, если мне нравится девчонка, я с легкостью могу ее охмурить, затащить в постель, а после секса выставить за дверь в одних трусиках и лифчике, мило помахав на прощанье рукой. Во-вторых, я вообще не завожу отношений. Это какая-то обуза! Я просто не создан для этого! Если бы все было иначе, в свои сорок у меня была жена, трое вечно орущих детей, несносная теща, пьянчуга тесть и еще сорок девять родственников. Но этого нет. У меня есть только моя мать и брат. Все, этого достаточно. Но теперь в мою жизнь ворвался ураган по имени Джейн, разрушающий все мои устои в пух и прах. Мне не то что бы захотелось большего, я просто попался на крючок. И слезть с него уже не мог. Это как зависимость. Только от моей лекарства еще не изобрели.

Мы начали встречаться. Судя по сенсационным обложкам и заголовкам таблоидов. Моя рожа мелькала практически в каждом бульварном журнале: «Новый роман Джареда Лето!», «Рок-музыкант и миллионерша-затворница: любовь по расчету?», «Красавец и чудовище: на изуродованную Джейн Осборн «клюнул» Джаред Лето» - эти кричащие буквы, сложенные в отвратительны слова, пестрели на каждом шагу. И мне хотелось убить каждого, кто только смел написать наши имена вместе, приписывая какой-то отрицательный смысл. Почему я всегда скрывал свою личную жизнь? Потому что не хотел, чтобы в нее совали свой нос! Кто решил, что она уродина? Кто давал им право писать об этом? Если с человеком однажды случилась беда, после которой он замкнулся в себе, сделав пластическую операцию, чтобы выглядеть как прежде, никто не имеет право называть ее уродиной! Некоторые люди с прекрасной внешностью могут быть омерзительными уродами внутри. Но в этой женщине было прекрасно все – от кончиков волос до состояния души. Наверное, этим тугодумам не дано этого понять.

Джейн. Она такая хрупкая и тонкая. Бледная, как Снежная Королева. Она только снаружи такая. А внутри – абсолютно другая. Я знаю, я уверен в этом.

Что греха таить, я запал на нее. Да, как какой-то малолетний подросток! При виде нее во мне все бурлило, мне хотелось угодить, но не казаться при этом приставучим или придурком. Хотя получалось это с большим трудом.

У нее восхитительное тело: тонкая талия, красивые груди, длинные худые ноги, изящные руки – мечта, а не фигура. Но мне никогда не удавалось насладиться им. Скажем так, я никогда не видел ее голой при свете. Каждый раз, когда мы занимались любовью, в комнате царил мрак. Однажды настоял на свете, но она ни при каких условиях не согласилась. Она стесняется своей наготы? Боится света? Именно поэтому мы всегда встречаемся поздним вечером или практически ночью? Правда, я заметил кое-что... как-то в комнате горел камин, блики которого падали на наши тела на кровати... Она была на мне сверху. Когда я занял сидячее положение, мои руки стали бродить по ее спине, стараясь прижать к себе как можно ближе... Пальцами я нащупал продолговатые выпуклые рубцы – один за одним, будто кто-то порешил ее кожу. Или это царапины от ногтей какого-нибудь дикого животного. Потом я отвернул рукой ее лицо, закидывая голову назад, так, что шея была полностью в моей власти. Яркие огни от поленьев в камине, как светомузыка, освещали своими бликами комнату. И тут я увидел, что не только вся спина Джейн была покрыта шрамами, но и живот вместе с грудной клеткой. Некоторые из них напоминали мелкие порезы, а другие выглядели так, словно кто-то оторвал небольшой клок кожи. Бедняжка. Она пыталась скрыть это все под одеждой, не хотела показывать свои изъяны на свету. Вот откуда эта замкнутость, мерзкие заголовки и клеймо «чудовища». Она просто несчастная девушка, которая попала под лавину, упала с гор и чудом осталась жива... На какой-то момент я представил себе это: разрушительная волна снега, как комета, сошедшая с орбиты, жуткий пронизывающий холод, удар, острые скалы, нехватка воздуха... Наверное, она просто родилась в рубашке, если смогла выжить после такого... Я прижал ее к себе как можно крепче, боясь, будто она исчезнет. Знаю, это глупо. Но почему-то теперь мне не хотелось отпускать ее из своей жизни. Да, нас свел скандал, потом накрыло страстью, животной похотью, здесь даже не было чувств. Хотя...

***

В дверном замке послышалось шуршание. Открыв один глаз и вскинув бровь, я уже точно знал, что ровно через 27 секунд прямо передо мной будет стоять любимый и обожаемый мною братец-кролик. Он прилетел из ЛА, нализался с друзьями в местном баре, а теперь скребется в мою квартиру отоспаться. Я когда-нибудь точно отберу у него ключи...

- Джаред, тащи инструменты, у нас ЧП! – распахнув входную дверь и впустив тем самым в квартиру свет из коридора, громко прокричал Шеннон. Он пулей влетел в гостиную и хлопнул по выключателю. Я сидел на диване напротив, ненавидяще сузив глаза.

- Что за шорох в камышах? Бро, да ты трезвый!? – Действительно, Шенн был трезв как стекло, только заполошенный жуть просто!

- Я говорю, где сраный ящик с инструментами? Лучше по-хорошему говори!

- Да что случилось?

- Я ключи в машине оставил, в замке зажигания. Тачка заведена. Так я дверь захлопнул вместе с ключами! Джаред, у меня ща аккумулятор к чертям сядет!

- Господи, а кипиша навел, будто она сейчас рванет через пять минут.

- Так, вот ты на своей задроте катаешься еще с прошлого века, вот и катайся, а я свой Ровер недавно купил, мне эта тачка в круглую сумму вылилась. Так что закрывай рот, бери инструменты, влезай в куртку и побежали.

- КУДА?

- На Третью улицу!

- Ты больной? Возьмем такси. Стой! – Тут я остановился возле двери, держа в руках небольшой чемоданчик с отмычками. – А слабо было вызвать эвакуатор?

- У меня деньги на телефоне закончились.

- Нет, ты сейчас издеваешься или как?

- Я просто забыл роуминг сменить, там, в общем... ДЖАРЕД! – взвыл брат, махая руками во все стороны! – Да, я безответственный мудак, который не может все четко планировать как ты! И мне сейчас нужна твоя помощь! Ты первый, кто мне пришел на ум в этом сраном городе! ИДЕМ!

- Не оскорбляй Нью-Йорк! А то навсегда перееду сюда.

- Буду только рад... – буркнул Шеннон, выходя из квартиры.

- Я возвращаюсь обратно на диван...

- Без тебя я умру! – серьезным тоном умолял мой любимый и ненавистный одновременно брат.

- Окей, веди к своему танку, будем возвращать его к жизни. Кстати, это...

- Что?

- В следующий раз привяжи ключик от тачки к шее, как у коровы. Чтобы больше не забывал в зажигании. Шеннон, ну пятый раз за месяц!

- Урою тебя однажды...

- Будешь ламбаду на моих похоронах танцевать?

- Буду-буду!

- Ловлю на слове, - с этими словами мы зашли в лифт и спустились на первый этаж.

Пока мы бегали по всему Нью-Йорку в поисках машины благоверного брата с дыркой в башке, я успел отправить Джейн смс о том, что вечером заеду к ней. Надо же мне как-то расслабиться после таких скачек по городу.

Вскрыв автомобиль, Шеннон любезно согласился повезти меня домой. Еще бы он не подвез, засранец. Каждый раз, открывая его машину отмычкой, меня не покидает ощущение, что я сраный грабитель и угонщик дорогих тачек. Ну а что, былой опыт юности покоя не дает. По идее, Шенну самому давно пора овладеть отмычкой, ибо такие случаи забывания ключей у него не в первый раз. Но каждый раз он вызывает меня. Видите ли у него пальцы толстые, а у меня тонкие и проворные. У тебя не пальцы толстые, а руки не под то заточены и растут из задницы! На барабанах ты играешь отменно, бро, а вот хозяин из тебя херовый. Слава богу, он не умеет читать мои мысли...

Войдя домой, этот косолапый мишка поплелся на кухню, чайку ему захотелось. Знаю я твой чай! Пивка бы ему сейчас вдарить, да начос закусить. Прости, дружище, в моем доме такое не водится. Я же в это время наводил марафет в ванной, прихорашиваясь перед встречей с Джейн.

- Джа! – раздался приглушенный голос Шеннона откуда-то из гостиной или столовой, сложно было разобрать из-за шума воды из душа.

- Что?

- Ты мне ничего не хочешь рассказать?

- Конкретней, бро, конкретней!

- А ты меня ни с кем познакомить не хочешь?

- С кем? С Обамой? Извини, у меня с ним завтрак только через неделю. Отвали две с половиной штуки баксов я и тебя прихвачу.

- Иди ты в задницу вместе со своим президентом. Я за свободу американской нации! – выстукивая победный марш по отполированному столу пальцами, по-пионерски выкрикивал старший. В 17-18 веке за такие слова его давно бы уже казнили... Тоже мне радикал-оппозиционер хренов.

- Тогда какого черта ты ко мне прилип? – вытирая шею полотенцем стоя в проходе ванной, спросил я, с явным раздражением глядя на своего родственничка.

- А у Джареда новая девчонка, а у Джареда новая девчонка!

- Ты точно не бухой? Может, мне сходить в аптеку за палочками?

- Ой, да ладно тебе! Скрытая ты моя душонка! – Шеннон подошел ко мне, прижав правой рукой меня к себе, а левой начал тыкать кулаком меня под ребра. Я закатил глаза. – Слышал уже, что у тебя роман новый. Давай, рассказывай! Можешь ломаться перед журналистами, а с братом будь честен!

- Ничего серьезного, - отмахнувшись, ответил я, направляясь в спальню за свежей футболкой.

- Ну да, немного не в твоем вкусе и стиле, правда?

- В смысле? – вопросительно проорал я, уже стоя возле комода, перебирая майки.

- Темноволосая. Стерва, судя по твоим рассказам до этого. А еще гораздо старше твоих предыдущих подстилок.

- ЧТО?

- А что? Ты мне тут не стой из себя монашку! Анне сколько было? Двадцать три. Катарине? Двадцать один. А Анастейше и вовсе двадцать, если не девятнадцать! Как тебя еще к лику педофилов не причислили – ума не приложу! А тут девушке немного за тридцать. Даже старше Скарлы...

- Может, я решил попробовать зрелых женщин? Они более опытны в постели, нежели эти хворостинки.

- ЧТО? – прыснув жидкостью изо рта (наверное, он пил чай или сок, не знаю), удивился Шеннон.

- Что-что?! Обычно неопытных в сексе девушек называют бревнами. А если учитывать, что все мои бывшие весили не больше 45 килограмм, то их смело можно называть хворостинками.

- Ты больной!

- А ты слишком любопытный!

Прыснув на себя немного туалетной воды и накинув на плечи джинсовку, я стал натягивать кроссовки. Так, ну все, вроде готов. Кинув в карман мобильник, наличность, пластиковую карту, ключи от квартиры и освежитель для полости рта, пошел в коридор.

- Значит так, вернусь поздно. Мне не звонить. Можешь спать в гостиной или комнате для гостей. В мою спальню ни ногой! Белье найдешь сам. Никаких пьянок и баб. Узнаю – прибью. А будешь звонить – порву ногой каждый твой барабан, понял?

- Это кто мне тут наставление сейчас читал и угрожал, а? – надвигаясь на меня, словно разрушающая волна Тихого океана, прошипел Шеннон. – Прибью, маленького паршивца! Я старше тебя!

- Сначала догони, а потом права качай!

- ДЖАРЕД! ПРОЩАЙСЯ С ЖИЗНЬЮ!

Но в этот момент я уже захлопнул дверь квартиры, закрыв ее на ключ. Пусть посидит там до утра. Иногда я бываю немного коварным...

Наше ночное свидание с Джейн прошло на ура. Ужин, просмотр фильма, обкидывание попкорном, обливание друг друга сладкой водой, совместный душ при свечах, ласки, поцелуи, секс. Мне нравилось, что мы никогда не обсуждали наши отношения. Будто так и должно быть. Мы встречаемся по ночам, занимаемся любовью, не кричим на весь мир, что у нас секс, дружба, жвачка. Просто наслаждаемся друг другом. Она никогда не пыталась поговорить со мной, как это обычно любят делать другие девушки, мол, милый, тебе понравилось? Если бы не нравилось, я бы не стал трахаться с тобой, крошка. Так, внутренний диалог. Но в сторону. Пусть мы встречались не так часто, как того хотелось бы, но каждый раз это было сродни маленькому празднику – ты ждешь этого, ждешь, а потом просто сходишь с ума от своего подарка. Но любые праздники имеют свойство заканчиваться. Вот и я после каждой бурной ночи под рассвет уходил от нее. Кстати, весьма странно, что мы всегда встречались на ее территории. Никогда у меня. Хотя, что может быть странного, если мне всегда с трудом удавалось вытащить ее в город? Странная закомплексованная затворница.

Ночью, практически на рассвете, возвращаясь домой, чтобы выпустить из своей темницы старшего разъяренного брата, я попросил таксиста остановить машину за пару кварталов от дома. Погода была прекрасной, на горизонте брезжил бледно-розовый рассвет. Мне захотелось прогуляться по городу, насладиться его утренней свежестью, вдыхая аромат кофе и выпечки, расстилавшегося на улочках города из окон ночных кондитерских.

Всю дорогу я думал о своих странных взаимоотношениях с женщиной по имени Джейн Осборн. Действительно, такой типаж немного не в моем вкусе. Но и мое поведение нынче вышло за рамки стандартного. Как-то она спросила меня: «Ты считаешь, мы торопим события?», в ответ я лишь пожал плечами, сказав что-то вроде: «Плевать, мы делаем все правильно. Мы же взрослые люди...». Все настолько запутано... Погрузившись в свои мысли, я свернул в переулок, по которому можно скоротать путь до дома.

Жизнь напоминает какой-то сплошной сумбур. Я не могу сконцентрироваться на работе – у меня наступил творческий кризис, у меня странные отношения с женщиной, которую я едва знаю, мой брат закрыт в квартире, и мне кажется, что меня ждет хорошенькая встряска... Возле уха пронеслось легкое шуршание. Наверное, ветер гоняет разбросанный по асфальту мусор. Нет, все-таки я полный кретин, это ж надо было...

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти