ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Последний взгляд на одинокий гроб.

Прощай, милая, спи сладко, пусть теплом своим земля, как волнами сокровища океана, хранит тебя... Спи, милая, ты обрела покой и заслужила прощения. Теперь ты свободна. Пусть любовью моей наполнится твое сердце... Прощай.

В могилу падают 27 белых роз на длинной ножке.

Как же коротка жизнь...

Сильный ветер толкает в спину, гоня с унылого кладбища. Несмотря на яркие краски осени, все кажется черно-белым. И дело не в солнечных очках, которые я не снимаю последние дни. Просто все потеряло смысл. Все мои девушки уходили от меня, не оставляя о себе никаких воспоминаний. Точнее, я всегда уходил от них. Все это считалось в порядке вещей. Но впервые в жизни я столкнулся с тем, что от меня не просто ушла любимая девушка, она погибла на моих глазах, а вместе с ней пропала половина меня.

Это конец. Я пытаюсь выровнять дыхание и досчитать до десяти, чтобы прийти в норму. Отпускает. В голове яркими флешбеками вспыхивают события прошедших десяти дней, играет свежая песня певицы Адель, как напоминание о финальной схватке.

Пусть небеса обрушатся.

Когда они разверзнутся,

Мы не дрогнем,

Мы выдержим это вместе.

Бредя к выходу кладбища, я не смел повернуться назад, окинуть в последний раз одинокую могилу. В жизни случается всякое дерьмо, заставляющее нас пересмотреть какие-то жизненные ценности, посмеяться над чем-то или взгрустнуть. Жизнь – это сложная игра, когда ты сидишь, например, за игрой с фишками и кубиком с Судьбой. Одно неверное движение руки, госпожа Фортуна встает из-за стола, умывая руки, и все, тебя обгоняют, ты не можешь более противостоять такому сильному игроку. Вот и я оступился. Знаю, мы были знакомы всего ничего, я не знал ее истинного облика и настоящего имени. Но одной ночью, когда она мирно спала на моей груди, ее слова, произнесенные во сне, были искренними, чистыми, как родниковая вода. «Я люблю тебя, Джаред... Не покидай меня, пожалуйста...» Она никогда не говорила об этом вслух. Я никогда не говорил ей об этом вслух. Все встало на свои места с ее смертью. Разве нужно было ждать этой крайней меры, чтобы сказать эти заветные слова? Смерть – это когда нет никаких вопросов и ответов, это черная дыра, куда тебя засасывает с головой, откуда ты никогда не сможешь вернуться назад... Скрип старых кладбищенских ворот заставляет отвлечься от внутреннего монолога. Провожу рукой по металлическим витым ограждениям, направляясь к автомобилю.

Говорят, когда одна дверь закрывается, открывается другая. Но часто мы так долго смотрим на закрытую дверь, тайно надеясь на возрождение, что не видим ту, новую, которая открылась. Двигаясь по хрустящему под ногами щебню, я знал, что вместе с крышкой гроба, вместе с кладбищенскими воротами закрылась моя дверь в нормальную жизнь. Вопрос лишь в том, смогу ли я отыскать новую дверь, где вновь найду себя? Что ж, время покажет.

Взгляд падает на каменное ограждение кладбища Грин Вуд. Вот и все. Подняв стекло автомобиля, сняв очки, киваю Шеннону, давая знак - можно ехать. Это был первый и последний раз, когда я был здесь. Все кончено. В этой главе я ставлю точку. Я вновь всеми любим и вселенски одинок. Жизнь циклична.

Что ж, любовь никого не оставляет без внимания, даже такого чёрствого человека как я. Она дергает за ниточки или бьет прямо в сердце, не отпуская ни на день, ни на месяц или год... Любовь может вскружить голову или погубить... И я утонул. Мне нет спасения.

Это все, что я хотел сказать.

*Мне не становится легче,

Я вижу тебя в своих снах,

Все торопят меня,

Но я чувствую твои прикосновения.

От этого не освободиться,

Я чувствую тебя в своих снах,

Ты говоришь мне, что все в порядке

Chapter 13. Revival

Hear my silent prayer

Heed my quiet call

When the dark and blue surround you

Step into my sigh

Look inside the light

You will know that I have found you

Secret Garden “Dreamcatcher”*

- Послушай, это действительно хороший материал! Отличный, я бы сказал. Когда назначим релиз? – сидя в кожаном кресле головного офиса музыкального лейбла, восторгался гендиректор Кристиан.

- Я еще не думал об этом. Наверное, в следующем месяце.

- Ты уверен, что хочешь выпустить первым синглом ЭТУ песню? – с нажимом спрашивал парень в черном деловом костюме, цена которого несколько тысяч баксов. – Давай еще раз послушаем?

- Валяй.

В два клика Кристиан включил проигрыватель на своем компьютере. Пространство офиса заполнилось тихой игрой электрогитары в дуэте с клавишными, плавно переходящая в ударные и струнные. Звуки нарастают, напоминая призыв. Это совсем не то, над чем я работал раньше.

Помнишь ли ты противостояние на разоренном поле сражения,

Белые сломанные крылья, бьющиеся в небесах,

Предвестники войны с их раскрытой сущностью,

И наши шансы, проплывающие мимо?

Если бы я мог исцелить свою память,

Я бы вспомнил нас с тобой на том поле...

Когда я думал, что сражаюсь в этой войне один,

Ты оказывалась рядом, со мной, в первых рядах.

Когда я думал, что сражаюсь бесцельно,

Ты давала мне причины пытаться...

И мы сражались, чтобы верить в невозможное.

Когда я думал, что сражаюсь в этой войне один,

Мы были одним целым, наши судьбы сплетались в одну.

Когда все прячут свои настоящие лица -

Эмоции превращаются в белую мглу,

И тогда для того, что бы прекратить падение,

есть лишь собственные ломкие кости...

Когда любовь в письмах исчезает,

Это как движение в замедленной съемке,

И мы уже опоздали, если вообще куда-нибудь доберемся...

Теперь мы увязли в этой гонке вооружений -

Невольная зависимость,

Мы растеряли все ценности, о которых говорили нам матери...

Так покажи мне свое настоящее лицо,

Нарисуй линию горизонта,

Потому что мне всего лишь нужно твое имя,

Чтобы назвать причины, почему я сражался...

Песня закончилась, Крис поставил ее на репит и сбавил громкость.

- Почему именно эта песня, Джаред?

- Она мне нравится.

- И опять тема войны...

- Я постоянно борюсь со своими демонами.

- Плюс другое звучание. Альтернатива с симфоническим оркестром? – Его брови взмыли вверх. – Я смотрю, тебя и на хорал потянуло в некоторых композициях. Джаред, вся пластинка – исповедь грешника. Местами слушать страшно. Пробирает до костей.

- А я здесь не для того, чтобы повторяться. Нужно делать что-то новое. Сумасшествие и гениальность – две грани одной реальности. Вот почему можно спокойно соединять классику и рок.

- Слушай, ты молчал почти три года. Никаких выступлений, тусовок, мероприятий. Если в 2012-м ты подавал хоть какие-то признаки жизни, то потом вовсе исчез. Я сомневаюсь, что люди вообще о тебе и твоей группе помнят. Для триумфального возвращения нужно что-то мощное. Такое, чтобы все сошли с ума и сказали: «Вау! Да это же старина Джа! И он вернулся, чтобы порвать нас!»

- Эй, я работаю не ради славы, а ради искусства. Если меня забыли, значит, заслужил. У меня был тяжелый период в жизни, нужно было осмыслить некоторые вещи. Творческий кризис. Можешь это так назвать. Я старею, понимаешь?

- Ага, стареет он... Посмотри на себя в зеркало!

Мы одновременно рассмеялись. Да, оба сморозили ерунду какую-то.

- Нет, чувак, слушай, все песни в альбоме потрясающие. Чувствуется мощь, глубокий смысл, загадка, заложенная в словах. Все как ты любишь. Но почему эта песня как релиз? И название такое глупое... «Несвятые Святые»

Смотрю на него со слегка прищуренными глазами.

- Ой, чуток лишнее сказанул!

- Это точно. Сначала хотел назвать просто “DD”. Вот тогда бы люди точно сломали головы над интерпретацией. Слушай, это решение не подлежит обжалованию. Не дави на меня. Это бесполезно.

- Я просто боюсь за ваши рейтинги.

- Не переживай. Все будет отлично. Эшелону понравится. Они любят наши сложные песни. Это в духе олд-скула, я думаю. Я имею в виду тексты.

- Я надеюсь.

Надоели мне эти пустые разговоры. Меня бесит этот Кристиан. Младше меня, а делает вид, будто был наставником самого Элвиса Пресли или Марлен Дитрих.

- Ладно, пошел я. Есть кое-какие дела.

- Окей, Джаред, счастливо. Только отправь мне на мыло окончательный трек-лист. И постарайся выбрать дату на релиз первого сингла и альбома в целом.

- Чао!

Захлопнув дверь, выхожу в коридор. Дышать даже легче стало. Терпеть не могу подобные разговоры. Торгуются музыкой как бриллиантами – как лучше и выгодно продать. Но, черт возьми, творчество – бесценный дар, им нужно либо делиться, либо прятать под кровать. Обычно я выбираю первое. Мне хотелось вернуться на сцену с чем-то необычным, показать осколок своей души.

Нажав на кнопку вызова лифта, покорно жду, пока дурацкая кабина не заберет меня с пятидесятого этажа и спустит с небес на землю. Только сейчас я понял, что больше двух лет не выходил в свет, жил затворником, с того момента, как... Нет, мне все еще трудно об этом говорить... Пожалуй, стоит открыть занавесу моей жизни.

Я получил два года условно и запрет на выезд за пределы Штатов на год, а еще заплатил три миллиона долларов в качестве залога за свою свободу. В какой-то степени тупо откупился. Громкое имя сыграло не последнюю роль. И связи с полицией. Район постарался на славу. Кажется, мне просто повезло. Ибо я такой же убийца, как и она, как и тысячи других людей. Я убил больше дюжины копов, не получив за это тюремного срока. И то наказание, что мне назначили – ничто, по сравнению с тем, что я потерял человека, которого не знал, но любил всем сердцем.

Жизнь пришла в норму. Ну, как сказать в норму... Перестал быть психом. Все мои истерики были зарыты вместе с дубовым гробом на кладбище Грин Вуд. Удивляюсь, каким чудом в прессу не попали подробности моей темной преступной стороны, чему, если честно, я был несказанно рад. Чтобы отвлечься от прошедших событий, полностью погрузился в творчество. Новые песни, проекты. Это единственное, что помогло реабилитироваться. Хотелось поехать на гастроли, чтобы полностью забыться. Но подписка о невыезде ломала все планы. Во время тура ты полностью отдаешь себя зрителям, растворяясь в потоке звуков. А после концерта выматываешься настолько, что без сил заваливаешься в гостиницу или тур-бас, падаешь на кушетку и отрубаешься, пока кто-нибудь не толкнет тебя в бок: «Эй, пора!» А потом опять по-новому: саунд-чек, интервью, концерт, кровать... И так по кругу. Ты просто настолько занят, что не успеваешь думать о чем-то другом, кроме собственного шоу. Поэтому все эти дни казались для меня какой-то карой. Но я закрылся в студии, записал не меньше сотни песен, наконец-то доделал «Артефакт» и выпустил его на большие экраны.

Вы спросите, что с личной жизнью? Все странно. Встречи с девушками на одну ночь, банальный секс, без всяких чувств. Мне кажется, я выжал себя. Знаете, как выжимают сок из свежих апельсинов? Вся мякоть вместе с живительной влагой утекает в стакан, даря кому-то наслаждение. После выжимки остаются отходы. Корка от апельсина – есть только оболочка и ничего внутри. Вот и я себя чувствую опустошенным и выжатым. Даже кто-то из фанатов в Твиттере написал: «Иногда мне кажется, что Джаред Лето самый одинокий и несчастный человек в мире». Наверное, им виднее.

Наконец-то мы дописали четвертый альбом. Собрали все вместе, скомпоновали, и получилась действительно стоящая вещь. Лучшее, что я когда-либо делал в своей жизни. Это песни о лжи и правде, чувствах и притворстве, масках и лицах. Получилось что-то слишком мрачное. Осталось только подписать кое-какие бумаги с музыкальным лэйблом и выбрать обложку. Можно запускать производство.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти