ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Приходилось часто выезжать в офис нашей компании, чтобы следить за процессом. Вот, очередной визит, где меня уламывали сменить сингл.

Наконец-то приехал в лифт. В кабине несколько человек. Наверное, из отдела производства с 55 этажа. Спустя несколько пролетов большинство посетителей освободили пространство. Наконец-то, дышать хоть легче. В кармане завибрировал телефон. Шеннон. Опять любопытствует о переговорах. Короткий разговор. Сброс вызова. Захожу в Твиттер, чтобы написать дату релиза. Я принял решение. Прямо здесь и сейчас, в лифте. Представляю, сколько радости у тех людей, кто все еще подписан на мой аккаунт... Оглядываюсь по сторонам – оказывается, в кабине никого нет, кроме меня. Правда, спустя пару этажей лифт останавливается, и в него входит женщина. Статная фигура, спрятанная за черным тренчем, короткие рыжие волосы, красные губы и огромные солнцезащитные очки на половину лица. Напоминает стерву-начальницу, у которой нет секса, поэтому она трахает мозги своим подчиненным. Пройдя уверенными шагами в угол кабинки, она встала за моей спиной, засунув руки в карманы. Странная дамочка.

До конца «поездки» осталось этажей 35-30. Я успел обдумать обложку альбома и выбрать площадку для первого концерта. Вечером хотел позвонить Эмме и обсудить все это.

- Вам никто не говорил, что ботинки обычно нужно застегивать? – спросил низкий, слегка прокуренный голос за моей спиной. У женщины с дурной рыжей стрижкой и голос такой же дурной. Настроение у меня и так не из лучших... Еще и это. Резко оборачиваюсь.

- А вам какое дело как я ношу ботинки? – злобно вскрикнул я, пиля взглядом эту рыжеволосую дамочку.

- Да так... За это время так и не научился?

Кровь в жилах закипает...

А потом стало резко холодно.

Рыжая достала левую руку из кармана, проведя указательным пальцем по нижней губе, обнажив при этом внешнее ребро ладони. “Jus vitae ас necis” – увидели мои глаза. В ступоре подхожу ближе и срываю очки – на меня в упор смотрят пронзительные голубые глаза. С ужасом цепляю прядку волос двумя пальцами – в моих руках безвкусный рыжий парик. Боже...

- Привет, Джаред.

Отступив назад, делаю глубокий вдох и выдох. Мне нужно посчитать до десяти, встряхнуться и глюки улетучатся... Подняв глаза, я вновь увидел знакомый до боли лик, который пытался забыть последние пару лет.

- Мертвые не возвращаются... – вытянув руку вперед, будто открещиваясь от увиденного, говорил я с дрожью в голосе, всячески пытаясь сохранить спокойствие.

- Иногда фениксу приходится возрождаться, чтобы повидать в мире живых тех, по ком соскучился в мире мертвых.

- Но тогда... Я все видел... выстрелы, морг, гроб, могила...

Она подходит ко мне ближе, берет за руку и смотрит в глаза своими гипнотическими глазами. Я чувствую тепло на ладони, бархатную кожу. И все это кажется настолько реальным... Дурной сон, просто дурной сон. Проснись, Джаред, проснись!!!

- Я вернулась за тобой.

- Значит, я должен уйти... навсегда?

- Да.

- Но...

- Если ты скажешь «нет», я исчезну. Выбор за тобой. Но у нас мало времени.

Два года. Два года я пытался забыть ее. Истязал себя болью и муками потери, мечтая повернуть время вспять. Я помню пять коротких выстрелов, приглушенный вскрик, морг, холодную ладонь, татуировку, похороны. Я помню все! Но человеческая память не похожа на память компьютера – мы не можем стереть подчистую все воспоминания. Кое-что все-таки остается. И самое яркое и ужасное воспоминание в моей жизни стоит прямо передо мной, держа меня за руку. Что это? Сон или приступ сумасшествия?

- Я вернулась потому, что не могу забыть... Если твои слова, написанные в том последнем письме, которое, ты думал, я не получу, живы, то ты должен пойти за мной. – Отодвинув воротник моего свитера, тонкие пальцы извлекли позолоченный кулон на черном ремешке. – Он больше тебе не нужен.

Легким движением руки она срывает ремешок с шеи, кидая его на пол.

Циферблат на панели лифта показал 25 этаж.

- Да или нет, Джаред? – уже с нажимом спрашивает она.

В жизни случается все. Мы рождаемся, учимся, влюбляемся, падаем, взлетаем и умираем... На протяжении всей жизни нам всегда приходится делать выбор. Хороший или плохой. Решающий. Чаши весов, представляющие мою жизнь, дергались из стороны в сторону. Брат, мама, группа, успешная карьера, фанаты – моя семья, моя жизнь. Это одна чаша весов. На другой стоял один единственный человек. Точнее, женщина. Женщина, которую я толком не знал, но любил. Она покорила мое сердце. Своим бесстрашием, храбростью, тонким умом и очаровательными голубыми глазами с легким прищуром. Я поклялся, что больше никогда в жизни не полюблю, не позволю издеваться над своим сердцем и душой, стану циничным человеком, плевавшим на чувства, живущим по законам 21 века – NO LOVE. И я не знаю, какой выбор мне сделать. Это не автосалон, где ты выбираешь между двигателем турбо или обычным. Это даже не магазин компьютеров, где ты выбираешь между ультратонким ноутбуком или моноблоком с большой памятью. Я не могу сделать выбор...

Спустя минуту раздумий, озвучиваю свое решение. Она кивает.

- Это твое окончательное решение?

- Да, - сухо отвечаю, смотря ей в глаза.

- Хорошо. Прощай.

Киваю. Остановка. Вспышка света. Холодно, а потом резко жарко. Я сделал правильный выбор. Это моя жизнь.

Прощай... Прощай. ПРОЩАЙ! Это конец. Конец моей истории.

*Услышь мою безгласную молитву,

Прими мою тихую мольбу…

Когда мрак и унылость накроют тебя,

Войди в мою печаль,

Взгляни внутрь света,

И ты поймешь, что я тебя нашла…

Epilogue

Через несколько часов в СМИ появилось сообщение, изменившее мир музыки навсегда. Толпы взволнованных людей шли к головному офису звукозаписывающего лэйбла, чтобы отдать честь своему любимому артисту.

«Джаред Лето, основатель и фронтмен группы 30 Seconds to Mars и американский актер, погиб 21 октября 2014 года из-за несчастного случая. Виной всему неисправность лифта в офисе музыкального лэйбла. Предположительно, канаты, вышедшие из эксплуатации, не выдержали и оборвались. Из-за сильного удара и замыкания в проводке произошел взрыв. Смерть наступила мгновенно. У него не было шансов выжить. От тела практически ничего не осталось. Весь мир выражает соболезнования семье погибшего. Пусть земля ему будет пухом»

Тысячи фанатов, собравшиеся возле офиса, где так нелепо погиб Джаред, и его дома-студии, обнимали друг друга, чтобы хоть как-то уменьшить боль утраты. Некоторые, с трудом сдерживая рыдания, пели его песни, прижав к себе старые альбомы. По белым майкам с символикой группы каскадом лились слезы, руки сжимали триаду, висящую на шее, так, что на ладонях появлялись раны, из которых струилась алая кровь. Ближайший радиус возле дома был устлан ковром из ярко-красных роз. И каждый отказывался верить в это. Такая глупая и внезапная смерть...

Вскоре состоялись похороны. На частную церемонию привезли закрытый гроб с прахом. Так как никого из репортеров не пустили на похороны, особо любопытным пришлось кружить на вертолете возле часовни, где проходило прощание. Шедшая за гробом мать содрогалась от рыданий, подле нее шел Шеннон, который держал ее под руки. Он с трудом сдерживал свои слезы. А ведь когда-то они шутили с братом, что он станцует ламбаду на его могиле... Но танцевать не хотелось. Хотелось, чтобы он просто был жив. Пел, творил... И просто улыбался. Как же Шеннону не хватало его смеха...

Джаред, где же ты? Почему ты ушел? Ведь есть еще столько вещей, которые мы так и не успели сделать с тобой вместе, братишка...

Похороны прошли тихо, из гостей только самые близкие люди. Последнее пристанище Джаред нашел в своем любимом городе – Нью-Йорке. На кладбище Грин Вуд, в далеком скверике, возле белой часовни и маленького пруда. Во время церемонии играла написанная им самим песня, которую он приберег специально для своих похорон. Будто знал, что вскоре его жизнь оборвется. Никто не верил, до последнего никто не верил. В последний путь его провожали с аплодисментами. Громкими аплодисментами, непрекращающимися слезами и горькими сожалениями о том, что не сберегли. Мир всегда будет помнить весельчака Джареда Лето, парня, гениального во всех сферах, кто всегда стремился помочь всем и каждому, который жертвовал всем ради счастья других. Другого такого не будет. И его последний альбом, уже посмертный, признали самым лучшим за всю историю музыки, а его лицо, с сияющей улыбкой и большими голубыми глазами, запечатленное на обложке, останется навсегда в памяти всех поклонников.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти