ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Субъективное восприятие ценностей

 

Необходимо признать, что большинству людей присущ моральный субъективизм, в соответствии с которым целью моральных поступков считается достижение субъективного состояния удовольствия или счастья, когда человек оценивает как «хорошее» всё то, что доставляет ему удовольствие, и как «плохое» – всё то, что вызывает у него боль и страдание. При таком подходе понятие морали не связывается с высокоэтичным поведением.

Субъективизм оправдывает все самые примитивные, животные импульсы и желания, полностью освобождая человека от беспокойства, стыда или вины, если реализация данных желаний и импульсов приносит ему удовольствие. Бывает, человек напивается до беспамятства, поскольку ему это нравится, и, находясь в таком состоянии, ведет себя агрессивно в семье и даже насилует детей. Немало пьяных отцов насиловали своих дочерей и не испытывают никаких угрызений совести.

Если Джек-Потрошитель получал удовольствие, расчленяя проституток, то с точки зрения субъективизма его действия нельзя считать аморальными, как нельзя считать таковыми и действия террориста, осуществляющего взрыв, поскольку это позволяет ему ощущать себя важным, следовательно – «хорошим».

К сожалению, несмотря на постоянную пропаганду нравственности, моральный субъективизм является самой распространенной привычкой людей, и этому способствуют все те моралисты, которые утверждают, что мораль – дело личного выбора и желания.

Бертран Рассел в своей теории субъективизма ценностей утверждает, например, что «если шкала ценностей двух людей различается, то это не означает, что они расходятся во мнениях по поводу истины, просто у них разные вкусы. Подтверждением вышесказанного является то, что абсолютно невозможно доказать истинность той или иной точки зрения».

Ясно, что при таком образе мыслей понятие «грех» перестает существовать. «Действие, греховное для одного, – пишет Рассел, – может быть благом для другого, поэтому нерационально считать, что существует ад как место наказания для грешников».

Аморальные последствия этих концепций очевидны, поэтому в настоящее время мы все страдаем от морального рака – отсутствия высших ценностей.

Мы всё меньше уважаем стариков. Романтическая любовь, которая приводила к браку, заменена сексом, как приятным потребительским товаром. Честь стала почти пережитком прошлого. Патриотизм уже не ценится так, как прежде. Гротеск наводнил мир искусства. Если раньше средством выяснения отношений была дуэль, то сейчас – атомный геноцид. Всё реже встречаются бескорыстные врачи. Уже нет семейных докторов, бывших к тому же и духовными советниками семьи. Почти исчезли дружеские отношения между соседями, хотя плотность населения в городах неизмеримо выросла. Лекарства, которые могли бы излечить многие болезни жителей слаборазвитых стран, не производятся, поскольку у них нет денег для их покупки. Несмотря на изобилие продуктов питания, в мире ежедневно умирают от голода тысячи людей.

Во многих странах право на правосудие, здравоохранение и образование оборачивается для малоимущих людей жестокой шуткой. В нашем непрестанно воюющем мире бывают моменты, когда говорить о «цивилизации» кажется почти кощунством.

Похоже, что так называемый прогресс аморален и лишен этики.

Поэтому трудно требовать от людей правильного поведения. Если человек и ведет себя в соответствии с моралью, то делает это лишь из страха наказания, а не по внутреннему моральному порыву.

Представьте, что принят закон, заранее объявляющий амнистию за любые преступления, совершенные 1 января. Последствия были бы катастрофическими: при отсутствии наказания большинство людей дало бы полную свободу своим самым низменным инстинктам.

Вокруг нас полно дурных примеров и «побеленных гробниц», о которых говорил Иисус Христос. Мы часто слышим о президенте той или иной страны, укравшем огромную сумму денег; о политиках, сколотивших состояние благодаря злоупотреблению своим положением; о коррумпированных государственных чиновниках; о наемной полиции, служащей тем, кто платит; о продажных судьях, защищающих тех, кто платит больше.

В книге «Сколько стоит судья?» автор, венесуэльский журналист Уильям Охеда[5], рассказывает о злоупотреблениях в органах судебной власти своей страны. Мы можем не соглашаться с его точкой зрения, но в любом случае похвально, что он предал гласности деятельность государственных служб.

Было бы хорошо, если бы в других демократических странах можно было свободно проводить подобные расследования, результаты которых не замалчивались бы тайной политической инквизицией, поскольку те, кто облечен государственной властью, обязаны быть открытыми для гласности, отказываться от которой аморально.

Наверняка никто из тех, кто нарушает законы этики, не считает себя плохим. Такие люди, как и все, стремятся к счастью и добру, но ошибочно ищут их не там, где нужно.

Одна из главных проблем состоит в том, что в нашей культуре отсутствуют четкие, определенные, неизменные и общепринятые правила морали, поскольку каждый интерпретирует эту тему в зависимости от собственных интересов.

Существует единственно верный путь – индивидуальная работа по повышению уровня сознания человека, чтобы получить доступ к глубокой и трансцендентальной реальности и достичь духовного уровня, в котором заключена высшая истина.

Пока люди находятся на низком уровне развития сознания, они безуспешно будут искать единую мораль, теряясь в туманных и сложных дискуссиях, которые еще более запутают эту тему вместо того, чтобы прояснить её.

Если мы хотим достичь реального прогресса, наша мораль должна быть подобна прочнейшей толедской стали, а не резине. Как только люди начинают уклоняться от соблюдения этических норм или адаптировать их к себе, они уже не могут остановиться.

Необходимо вернуться к традиционным ценностям человечества, таким, как упорный труд, настойчивость, честность, добродетель, готовность к самопожертвованию, сплоченность семьи, терпимость, личные заслуги, доброта, любовь, справедливость, дружба и альтруизм, солидарность.

Человечество следует легким путем, поскольку любой порок, развращенность или аморальность – это движение по наклонной плоскости, не требующее никаких усилий. Моральная деградация – незаметный путь вниз по шкале человеческих качеств. Следуя этим путем, homo sapiens вновь начнет ходить на четырех лапах, у него появятся хвост и копыта, прежде чем он осознает, что же произошло.

Вспоминаю яркую пьесу театра абсурда Эжена Ионеско «Носорог», действие которой развивается в маленьком французском городке, где однажды появляется носорог, потом другой, затем еще и еще. Оказывается, что в животных превращались сами горожане!

Этический релятивизм утверждает, что для людей существуют свои особые нормы морали. Аристотель считал, что, «говоря о морали, мы всегда имеем в виду мораль для человека, а не для богов и не для животных». Сегодня это превратилось в конформистскую уловку, чтобы понизить оптимальный уровень морали, и, на мой взгляд, служит оправданием людям, приспосабливающим мораль «под себя», допуская её свободную трактовку и вседозволенность (раз уж эта мораль только «для человека», то она не указывает, «как должно быть, а ограничивает то, что есть на данный момент»). Таким образом, подчеркивается, что человек должен оставаться таким, каков он есть сейчас.

Ницше писал, что «человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком… это мост». Этический релятивизм обрекает человека вечно занимать такое статичное промежуточное положение между двумя крайностями.

Я считаю эту аллегорию Ницше очень наглядной, хотя и понимаю её несколько в другом смысле. Для меня сверхчеловек – это эволюционировавший человек, а не «существо без Бога и закона» и тем более не символ расизма, потому что путь эволюции открыт для всех без исключения.

Концепция Аристотеля в отношении «добра» только для определенного уровня людей вызывает восхищение у многих философов и мыслителей, но, возможно, такая реакция продиктована конформизмом и нежеланием взять на себя тяжкий труд по достижению высшего добра, который требует многолетних усилий по самосовершенствованию.

Конечно, человек – не Бог, но давайте оставим возможность эволюционного роста тем, кто не желает оставаться «человеком-мостом» и стремится к развитию. Это должно быть делом личного выбора. Некоторым нравится смотреть в землю, другим – на горизонт, и лишь немногим – в небо. Курица всегда смотрит вниз, а орел – в небо. Когда у людей нет доступа к чему-то лучшему, они довольствуются тем, что имеют, каким бы несовершенным это ни было.

Если объяснить, каким должен быть идеальный человек, то это может открыть глаза тем, кто ошибочно считает существующие нормы оптимальными.

Необходимо понять, что мораль – это форма духовности, но значение слова «духовность» в определенный момент истории было преднамеренно искажено и лишено семантического смысла. Общепринятое понимание духовности не соответствует истинному значению этого слова. На самом деле духовность – это индивидуальная работа по достижению высшего сознания, в результате которой сущность человека может быть проявлена через его мозг.

Духовность – это состояние сознания, основанное не на интеллекте, а на внутреннем содержании людей. Духовность – это практика наивысших человеческих добродетелей. Обычно духовность ассоциируется с милосердием и восприимчивостью человека к хорошей музыке и изящным искусствам, или же ей придается метафизический смысл. Такое понимание духовности не имеет ничего общего с высоким уровнем внутренней дисциплины, которой должен придерживаться человек, поставивший своей целью «перестать быть мостом» и стать сверхчеловеком.

Очень важно, чтобы понятие «высший человек» было очищено от всякого рода расизма или элитаризма, так как путь эволюции открыт для каждого. Есть люди, которые глубоко возмутились бы, если бы им сказали, например, что Иисус Христос был негром. Какое это имеет значение? На мой взгляд, будь он черным, белым или желтым, это ничего бы не изменило, потому что жизнь духа не имеет ничего общего с делением людей на расы.

Кто для подавляющей части молодежи является сегодня примером для подражания? Разве они восхищаются Пифагором, Сократом, Конфуцием, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Блаженным Августином, Шекспиром или Сервантесом? Конечно, нет.

Они подражают слабым, бесполым, нервным и неуверенным в себе людям, лишенным высших духовных ценностей, социальным паразитам, ничего не дающим обществу. Есть ли сейчас примеры высокой духовности и морали? Их крайне мало. В нашем обществе ценится лишь то, что приносит деньги или выгоду заинтересованным группам людей, и поэтому те немногие, кто достиг духовного совершенства, обычно остаются в неизвестности. Кажется, что исчезли или вышли из моды такие понятия, как честь, рыцарство, благородство.

В Средние века идеалом благородства был рыцарь (всадник, оседлавший лошадь, – символ контроля человека над своей животной частью).

В XIV веке, когда этот идеал уже близился к закату, один из авторов той эпохи описывал его так:

 

«Ты, желающий вступить в рыцарский орден, должен начать новую жизнь, ты должен упорно и искренне молиться, избегать греха, гордыни и подлости, ты должен защищать Церковь, помогать вдовам и сиротам, должен быть храбрым и защищать людей, должен быть преданным и не брать чужого. Так должен вести себя рыцарь.

Рыцарь должен быть смиренным сердцем, совершать рыцарские поступки, быть верным своему долгу, готовым к длительным походам, должен участвовать в ристалищах и турнирах во имя своей прекрасной дамы, должен всегда думать о чести, чтобы его никогда не могли обвинить в бесчестии или трусости, и быть скромным, считая себя последним из всех людей. Так должен вести себя рыцарь».

 

В самых первых рыцарских орденах верховая езда считалась духовным упражнением, посредством которого искусственно вызывалось отождествление между лошадью и животной частью всадника и таким косвенным путем достигался больший контроль над низшей природой рыцаря.

Я думаю, что самые значительные люди планеты никому не известны, хотя уровень их духовности и разума достоин восхищения. Но, поскольку их идеи не соответствуют замыслам тех, кто заинтересован удерживать людей в положении послушных потребителей, маловероятно, что о них когда-нибудь узнают.

Сократ был осужден за то, что «слишком много говорил». Нерон убил Сенеку, потому что не мог вынести правды. Иисус Христос обличал мир и был распят. Кажется, что во все времена правда была невыносима для сознания темных личностей, поэтому истинных пророков рано или поздно уничтожали или очерняли извращенные люди, маскирующиеся под добродетельных.

Стоит заметить, что следовать лучшим образцам морали достаточно сложно, так как это требует тяжелой индивидуальной работы, а она по плечу лишь тем, кто действительно жаждет достичь духовного человеческого совершенства. Например, большинство последователей Иисуса Христа подражают ему лишь внешне. Очень немногие «подставляют другую щеку», когда их обижают. Еще меньше людей, которые выполняют золотое правило: «Не делай другому того, чего не хочешь, чтобы делали тебе».

Важно понять, что путь добродетели – единственно возможный. Когда людям не удается ступить на этот путь или они сходят с него, жизнь наказывает их, заставляя ходить по кругу, что приносит страдания и всё больше удаляет от цели. Им не удается достичь высшего блага и желанного счастья, у них остается только одна надежда: когда-нибудь всё-таки сделать то, чего они не сделали раньше, – прямо и решительно устремиться к наивысшим человеческим добродетелям. Но на этом пути тем, кто полон скептицизма и обид, придется хлебнуть много горя.

Странно, но те немногие, кто избрал духовный нерелигиозный путь, вызывают у общества подозрение. Люди не понимают поступков, целью которых не являются материальная выгода или эгоистические амбиции. В качестве примера вспомним общество каменщиков. Для них традиционные строительные инструменты символизировали моральное совершенствование. Я имею в виду франкмасонов. Раньше масоны обладали живым знанием, а теперь у них остались лишь теория и символы. Угольник, молоток, уровень, циркуль и отвес использовались для обработки «грубого камня» (символа человеческого несовершенства), чтобы превратить его в куб.

Эти инструменты символизировали орудия для истинной моральной и духовной трансформации человека, указывая на то, что мораль не может быть капризной или изменчивой и должна соответствовать совершенным нормам, проистекающим из естественного божественного порядка Вселенной.

Еще один пример – духовные упражнения Игнатия Лойолы, которые также являются образцом внутренней работы, направленной на овладение страстями и практику добродетели.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти