ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


На что реагируют потовые железы?

Ранние исследователи полагали, что КГР служит даже лучшим индикатором эмоций, чем собственный отчет испытуе­мого о его переживаниях. Так, например, Ханс Сиц (Hans Syz, 1926, 1927) обнаружил, что у студентов-медиков такие слова, как «проститутка», «зря потраченная молодость» или «неопла­ченный счет», вызывают КГР,тогда как сами испытуемые утверждали, что никаких эмоций при этих словах не испыты­вали. Он считал, что из-за социальных табу эти эмоциональные реакции не осознаются, но что они тем не менее продолжают оставаться эмоциональными. Это один из доводов, привлека­тельных для психологов-операционалистов, которые хотят обойтись без путаных и часто противоречивых отчетов людей о своих чувствах. И все-таки представляется не совсем верным ставить знак равенства между эмоциями и КГР, поскольку очевидно, что слово «эмоция» употребляется здесь не в обще­принятом смысле. КГР у студентов-медиков можно было бы рассматривать как ориентировочную реакцию (рефлекс на новые раздражители), речь о которой пойдет в этой главе несколько позже.

Однако попытки установления таких прямолинейных соот­ветствий обречены на неудачу. Эволюция потовых желез происходила не для того, чтобы их реакции согласовались с определением какого-то слова, например слова «эмоции». Психофизиолог должен стараться выйти за рамки нашего обыч­ного языка, когда он хочет найти общие особенности событий, вызывающих реакцию потовых желез. Значительная часть этой главы посвящена вопросу, на что реагирует потовая железа? Мы увидим, что ее реакции могут быть весьма -многообразными и они дают нам информацию различного рода. Здесь уместно будет рассмотреть два главных положения:

1. Активность потовых желез отражает определенные собы­тия, происходящие в головном мозгу. Реакции потовых желез и другие показатели функции вегетативной нервной системы часто называют «периферическими», как будто они совсем отделены от функций ЦНС. Это совершенно неверно. Реакция на такие слова, как «неоплаченный счет», явно включает в себя сложные процессы мышления. Бернстейн, Тэйлор и Уэйнстейн (Bernstein et al., 1975) разработали экспериментальную мето­дику, в которой физически идентичные раздражители получают совершенно разный смысл. Ключевым элементом для- предска­зания реакции потовых желез оказалась «психологическая значимость» — сложный конструкт вроде тех, какие встречают­ся в социологических исследованиях. Исследуя реакцию пото­вых желез, психофизиолог не обходит сложности человеческих переживаний, а, наоборот, сталкивается с ними лицом к лицу.

2. Величина реакции потовых желез закономерным образом связана с интенсивностью осознаваемых переживаний. Рас­смотрим следующий ряд слов: кафедра, парта, цветок, ... [fuck], пепельница, карандаш. Наверняка реакция ваших потовых желез будет наибольшей в ответ на неожиданное неприличное слово. Данные об усиленном потоотделении в ответ на ^эмоционально окрашенные стимулы весьма однозначны и убедительны. Мак-Кёрди (McCurdy, 1950) резюмировал все эти данные в обзоре с не очень приятным заглавием «Сознание и гальванометр». Каждый исследователь, измерявший электри­ческую активность кожи, знаком с такой зависимостью, хотя детальному изучению этого феномена мешает то, что подобную зависимость трудно точно описать (например, трудно найти более определенный термин, чем «интенсивность осознавания»). Бихевиористский уклон американской психологии также сдерживал изучение сознания. Одна из важнейших перспектив психофизиологии — то, что здесь намечается возможность снова ввести в главное русло социальных наук эту прежде «запретную» тему. Тот факт, что более интенсивное пережива­ние вызывает более сильную реакцию потовых желез,— это одна из удобных отправных точек.

Помимо этих двух главных положений, которые мы рас­смотрели, можно сформулировать более общий вопрос: зачем в процессе эволюции у наших потовых желез выработалась реакция на интенсивные раздражители? Ответ скрыт в истории наших предков, однако существует несколько основных ги­потез о биологическом значении такого эмоционального потоотделения. Традиционная точка зрения, приписываемая Дэрроу (Darrow, 1936), заключается в том, что повышенное потоотделение позволяет руке лучше что-либо схватить. Например, дровосек, прежде чем взять в руки топор, плюет на ладони. (В китайском и японском языках выражение «плевать на ладони» — это идиома для обозначения ситуации, при которой от человека требуется умственное и физическое напряжение.) Усиленное выделение пота на ладонях ведет к повышению тактильной чувствительности. Кроме того, увлаж­нение ладоней и подошв делает их менее уязвимыми для ссадин и порезов. Все эти изменения благоприятны при угрожающей ситуации, во всяком случае для первобытного охотника. Таким образом, их нетрудно было бы понять в эволюционном аспекте. Есть и другие, более сложные теории относительно тонких физиологических эффектов такого потоотделения (см. Edelberg, 1972).

Электрические параметры кожи

Одной из характерных черт многих ранних исследований было пренебрежение к тому обстоятельству, используется ли в работе внешний ток (метод Фере) или не используется (метод Тарханова). Было широко распространено мнение, что оба метода дают одинаковые результаты и поэтому процедура записи — вопрос сугубо методический. В течение многих лет некоторые исследователи, не занимавшиеся специально изу­чением электрокожной активности и лишь использовавшие ее в своих работах, не могли ясно себе представить, что же именно они регистрируют.

На самом же деле существуют тонкие различия в физио­логической основе показателей, измеряемых двумя разными способами, а поэтому и в получаемых результатах. В настоящее время психофизиологи пытаются в связи с этим упразднить старый термин «КХР», хотя сами нередко продолжают его употреблять по привычке. В случае приложения внешнего тока (экзосоматический метод) вернее было бы говорить об изме­рении «сопротивления кожи» (СК), а при эндосоматическом методе — об измерении электрических потенциалов самой кожи (ПК). Наряду с применением такой терминологии нужно также точнее характеризовать рассматриваемые явления: следует говорить об уровне, когда речь идет о показателях, относящихся к достаточно долгому периоду времени (тони­ческая активность), и употреблять слово реакция в случае изменений малой длительности, вызываемых определенным раздражителем (фазическая активность, занимающая всего несколько секунд). Реакции, возникновение которых нелегко связать с каким-либо внешним стимулом, называются спонтанными. И наконец, для всех этих явлений вводится один общий термин «электрическая активность кожи» (ЭАК) вместо КГР.

методи дослідження серцево-судинної системи в психофізіології, електрокардіографія

История вопроса

Древние египтяне считали, что сердце ответственно за эмоции. Даже во времена Аристотеля философы еще припи­сывали сердцу большую часть функций, которые, как мы теперь знаем, связаны с мозгом. Следы этого древнего убеждения до сих пор сохраняются в языке — например, мы говорим, что у кого-то «разбито сердце» или что человек делает что-нибудь «не от всего сердца».

В средние века изучение сердца, как и всего остального, 'приостановилось. Первый крупный шаг вперед по сравнению с античными знаниями был сделан в 1628 году, когда Уильям Гарвей пришел к убеждению, что кровь циркулирует по всему телу, причем в последовательных циклах кровообращения уча­ствует одна и та же кровь. Гарвей был так поражен своими наблюдениями, говорившими о сложности этой системы, что он попытался возродить представление древних о крови как вме­стилище души. Наука к этому не вернулась, однако искусные эксперименты и наблюдения Гарвея остаются впечатляющим примером научного метода.

Спустя примерно 100 лет английский священник Стефен Хэйлс изобрел метод, позволявший измерять артериальное давление, т. е. силу, с которой сердце накачивает кровь. Ис­пользуя сложное устройство, сделанное из медных трубок и гусиной трахеи, он обнаружил, что у кобылы при перерезке артерии кровь бьет фонтаном высотой до восьми футов. Позже ученые вычислили, что при том же методе кровь челове­ка поднималась бы примерно на 5 футов. К счастью, впослед­ствии были придуманы другие, безвредные для организма спо­собы определения артериального давления.

Итальянский криминалист Чезаре Ломброзо одним из пер­вых высказал мысль, что измерение артериального давления может оказаться полезным при изучении психических процессов. В частности, Лоброзо считал, что если у подозреваемого пре­ступника, которого допрашивает полиция, измерить давление крови, то можно будет определить, правду ли говорит этот человек (см. гл. 10).

В практической медицине в настоящее время широко из­вестно, что стресс и напряжение усиливают сердечно-сосу­дистую функцию.

С помощью портативных измерительных приборов было обнаружено, что во многих стрессовых ситуациях реальной жизни учащается ритм сердца (PC) и возрастает артериаль­ное давление (АД). Использование таких портативных прибо­ров часто имело решающее значение для диагностики сердеч­ного заболевания в случаях, когда оно не обнаруживалось при обследовании в спокойной обстановке врачебного кабине­та. Ганн и сотр. (Gunn et al., 1972) сообщают, например, об одном больном, у которого учащенный ритм сердца (точнее, пароксизмальная тахикардия предсердий) обнаруживался толь­ко во время игры в бридж, когда партнером была его жена. Несколько лет спустя этот больной умер от сердечного присту­па во время такой партии в бридж.

Ежедневные измерения сердечного ритма у здорового человека на протяжении года показали, что пики частоты сокращений приходились на субботы и понедельники, что легко объяснить состоянием возбуждения. Усиление сердеч­но-сосудистой функции обнаруживалось, кроме того, при вождении машины, сдаче крови, беседе с психиатром, перед прыжком на лыжах с трамплина, при приземлении самолета на авианосец, а также при выполнении функций маклера в часы работы фондовой биржи (Gunn et al., 1972).

Усиление сердечно-сосудистой функции наблюдается, конеч­но, и при мышечном напряжении во время физической работы. Один из более интересных примеров этого явления приводят Мастере и Джонсон (Masters, Johnson, 1966), изучавшие по­ловую активность: по-видимому, учащение ритма сердца, по крайней мере у женщин, коррелирует с интенсивностью ор­газма. Исследование половой активности указывает также на важность локальных изменений кровообращения. Эрекция в значительной степени определяется повышением притока крови к пенису и клитору. Покраснение кожи, часто наблюдаемое при половом возбуждении, тоже объясняется усиленным при­током крови к коже. Невинный румянец смущения — не что иное, как расширение артерий лица, ведущее к усилению кровотока и повышению температуры кожи.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти