ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


МЕДИТАЦИЯ, АСКЕЗА И ДУХОВНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЕШЕ ЦОГЕЛЬ

Вот краткий перечень методов духовной практики Еше Цогель, описание ее пребывания в Тидро, в пещере Зал Со­брания Дакинь и в других местах.

Сперва я жила в небольшой, наглухо закрытой пещере в дальнем конце Зала Собрания Дакинь в Тидро. Местные жи­тели в изобилии снабжали меня всем необходимым для жизни в уединении. Я же полностью посвятила себя практике созер­цания и единения с абсолютной природой Гуру Пема Джюнг­не. После непродолжительного периода медитаций мое тело приняло облик идама, и божества открылись моим глазам. Я научилась видеть каналы моего тела и потоки энергии, прохо­дящие через них, как мандалу дакини, и в результате этого стали самопроизвольно проявляться четыре типа благой ак­тивности23. Благодаря благословению Пема Джюнгне истин­ная природа ума стала видеться мне как танцующий Гуру, а все внешние явления — как его чистая обитель! По мере усиления во мне веры и почитания учителя, в сферах дея­тельности моих органов чувств появились Херуки и Дакини как самопроизвольно возникшая внешняя мандала.

Однажды, пребывая в состоянии созерцания ясного света, я очутилась в месте, называемом Оргьен Кхадро Линг, Стра­на Дакинь. В этой стране фруктовые деревья были подобны острым бритвам, земля была устлана свежим мясом, горы походили на огромные скелеты, а комья земли и камни още­тинились осколками костей. В центре этой страны-мандалы располагался огромный дворец, построенный из черепов, а также из свежеотрубленных и высохших голов; вместо зана­весей в нем висела человеческая кожа. Неизмеримое про­странство вокруг дворца было по периметру окружено коль­цом огнедышащих вулканов, стеной из ваджров, стеной падающих молний, кругом из восьми великих кладбищ и сте­ной прекрасных лотосовых лепестков. Сверху летали стаи хищных птиц, вокруг сновали толпы злобных демонов, муж­чин и женщин, а также другие ужасные существа. Все они окружили меня и уставили на меня свои злобные взгляды, но дальнейшие их действия не были ни враждебными, ни друже­ственными.

Я прошла внутрь дворца и, миновав три двери, оказалась в зале, где множество дакинь в человеческом облике делали подношения одной главной дакини. Некоторые из них ножами отрезали от своего тела куски мяса и готовили из него подношение ганачакры. Некоторые вскрывали себе вены, из­ливая потоки крови, некоторые вырывали свои глаза, другие отрезали себе носы, уши и языки; некоторые вырезали свои сердца, легкие, печень и почки; одни отдавали свою плоть, другие кровь, третьи семя и костный мозг, четвертые — жиз­ненную силу и дыхание, а некоторые отрезали себе голову или конечности. После расчленения себя и приготовления подношения они даровали все это главной дакини, которая в ответ благословляла их.

"Зачем вы причиняете себе такую боль? — спросила я. — Если вы расстанетесь с жизнью, как же вы завершите свой путь и достигнете просветления?"

Они отвечали:

О женщина с нерешительным умом!

Совершенный Гуру, истинный Гуру

Незамедлительно дарует свое сострадание.

Тот, кто знает, чем можно обрадовать своего Гуру,

но медлящий с этим,

Останавливающийся в нерешительности,

Теряет свои благие заслуги.

От этого умножаются препятствия на пути.

Поскольку твое восприятие

абсолютной природы реальности мимолетно,

Оно подобно мгновенной вспышке истинной веры;

Тот, кто медлит с принесением в дар этого осознавания

в момент его возникновения,

Кто останавливается в нерешительности,

Теряет свои благие заслуги.

От этого умножаются препятствия на пути.

Поскольку мы обретаем это тело лишь на мгновение,

Нам дан всего лишь миг, чтобы пройти наш путь;

Если медлить с поднесением в дар этого тела,

пока владеешь им,

Если остановиться в нерешительности,

Теряются накопленные благие заслуги.

От этого умножаются препятствия на пути.

Поскольку Учитель является в этом мире

лишь на мгновение,

Существует лишь миг, чтобы открыть дверь

в тайну мистерий;

Если медлить с дарованием учения тогда,

когда владеешь им,


Если останавливаться в нерешительности,

Теряются благие заслуги.

От этого умножаются препятствия на пути.

Услышав такие слова, я устыдилась своего малодушия.

Затем каждая из дакинь попросила у главной дакини на­ставлений, и после этого все они погрузились в медитацию. Такие подношения и медитация повторяются двенадцать раз в день. В четырех дверях залы стояли стражи ворот, а в цент­ре мандалы находилась Ваджрайогини, сияя таким ослепи­тельным блеском, что на нее невозможно было смотреть.

Когда Гуру Римпоче вновь посетил меня, я описала ему свои видения. "Я тоже желаю выполнять подобную аскети­ческую практику, — сказала я ему. — Прошу, благослови меня совершать такое же подношение".

"Все это было символическое видение, — отвечал Гуру Римпоче. — Для тебя нет необходимости совершать реальное подношение своей плоти. Лучше практикуй аскезу".

Слушай меня, богиня Цогельма,

Слушай внимательно, прекрасная госпожа!

Те, которые наделены этим драгоценным

человеческим телом

И истинно практикуют медитацию,

Ни в чем не испытывают недостатка,

А пренебрегающие медитацией страдают от голода.

Поэтому благо тому, кто обязуется

Осуществлять восемь видов аскезы.

Практикуй аскезу в еде:

Питайся субстанцией минералов,

Извлекай эссенцию из сока целебных растений

и в конце концов научись питаться воздухом.

Практикуй аскезу в одежде: носи одеяние из хлопка,

Затем только костяные украшения,

А затем ходи обнаженной,

согреваясь внутренним йогическим теплом.

Практикуй аскезу речи: практикуй визуализацию,

Читай молитвы, духовные песнопения,

Тексты ритуальных практик и мантры,

Выполняй дыхательные упражнения,

А затем оставайся безмолвной,

Избегая всякой мирской речи.

Практикуй аскезу тела:

Выполняй простирания и ритуальное обхождение,


Занимайся йогой и сохраняй позу лотоса

во время медитации.

Практикуй аскезу ума:

Выполняй практики порождения и завершения24,

Созерцай суть пустотного наслаждения

И пребывай с самадхи единения.

Практикуй аскезу учения:

неси светильник учения Будды,

Укрепляй традицию, помогай живым существам

постигать Дхарму,

Совершенствуй свое умение рассуждать,

вести диспуты и толковать учение.

Практикуй аскезу сострадания:

Считай, нужды других важнее, чем твои собственные,

Относись к врагам как к своим детям,

А к золоту — как к нечистотам.

Практикуй аскезу щедрости:

Оставь заботу о своем теле и самой жизни,

Развивай махаянское устремление служить другим,

не помышляя о себе.

Практикуя все эти аскезы,

Ты обретешь единство с Буддой и его учением

И вступишь в сферу непревзойденного,

Таинственного и чистого наслаждения.

Если же ты отступишь от этой практики

Ради обычного самоистязательного аскетизма,

То твоим уделом станет фанатизм

И крайности принятия и отвержения.

Дочь Карчена, вложи в свое сердце мои слова.

Я трижды произнесла обет практиковать эти восемь великих аскетических практик. Гуру возрадовался и, дав мне дальней­шие наставления, вернулся в Самье, где он исполнял свою миссию в качестве главного императорского священника.

Прежде всего я приступила к практике аскетизма в одеж­де и развития внутреннего тепла. Целый год я провела на пике Тидро возле самого ледника, имея только легкую накид­ку из хлопковой ткани. Поначалу внутреннее тепло не возни­кало, и я жестоко страдала от холодного зимнего ветра с дождем и снегом. Атсара Сале не выдержал таких испытаний и вернулся в Самье. Я же, помня о своих обетах, продолжала медитацию. Все мое тело покрылось волдырями, меня бил озноб, началась непрекращающаяся икота, и я почувствовала приближение смерти. Тогда я призвала Гуру в такой молитве:


Владыка Оргьена, истинный Гуру,

повелитель живых существ!

Сострадательное солнце, ниспошли на меня свои лучи.

Я погибаю от холода среди льдов и снежного шторма.

Не в силах двигаться, я подобна камню

или ледяной глыбе.

Благослови меня лучами своего сострадания.

Зажги во мне огонь внутреннего йогического тепла.

После этого я проделала необходимые дыхательные упражне­ния. Энергия моей праны пришла в движение, и огонь внут­ренней теплоты загорелся во мне. Укрепившись в своей вере в учителя, я запела:

Когда истинный Гуру даровал мне

Эликсир своей могущественной доброты

И наделил меня мудростью Ваджрасаттвы,

Я пережила четыре совершенных радости.

Вот явилась дакини Гокармо25

И заняла надлежащее ей место,

Даруя теплоту блаженства,

Наделяя полнотой счастья.

Прошу, не оставь меня своей милостью.

Я закончила свою песнь, и передо мной появился Лама Оргьен в форме Херуки. Он дал мне чашу из черепа, полную чанга, и видение исчезло как сон. После этого моя обмороженная, по­крытая волдырями кожа сошла с меня подобно тому, как схо­дит кожа со змеи. Я поняла, что настало время сбросить одеж­ду из хлопка и облечься в костяные украшения.

Следующий год я практиковала аскезу в еде. Я не позво­ляла себе съесть ни одного зернышка риса, а питалась только субстанцией минералов и водой. Так я продолжала мою меди­тативную практику. Через некоторое время мое восприятие природы ума и сопутствующее ему постижение реальности сильно ослабели. Я не могла стоять на ногах и держать голо­ву; дыхание мое почти прекратилось, а сознание угасало. Мне становилось все хуже и хуже и, почувствовав приближение смерти, я обратилась с молитвой к Гуру, воззвала из глубины своего сердца к идаму и визуализировала непрекращающийся поток подношений дакиням:

Изначально мое тело было подношением тебе; Тебе известны мои добрые и злые дела, о Лама!


Изначально в своей речи я следовала пути Будды;

Тебе известны все порождения моего дыхания, о Лама!

Изначально мой ум был направлен к добродетели;

Тебе известны мои добрые и злые намерения, о Лама!

Изначально это тело было обителью идама;

Тебе известна природа этой обители, о Лама!

Изначально каналы и потоки энергии в нем

Были путями дакини;

Тебе известно все, что сотворено этими потоками, о Лама!

Изначально капли сущностной субстанции (тигле)

Являли собой природу будды;

Уйду ли я в нирвану или поверну колесо учения?

Взгляни на безумие живых существ в этом мире!

Все, что является в сансаре и нирване, — знак для меня.

После этого я имела видение красной женщины, совершенно обнаженной, даже без костяных украшений, которая подне­сла свою бхагу к моему рту, и в меня влился обильный ток ее крови. Все мое,существо наполнилось силой и здоровьем, я почувствовала себя сильной как снежный лев и вступила в созерцание невыразимой истины.

После этого весь следующий год я пребывала совершенно обнаженной, и пищей мне служил только вдыхаемый мною воздух. Сперва мое дыхание было легким, а спонтанная игра энергии и знания проявлялась в разнообразных видениях. Но позже меня охватили сомнения, а вместе с ними возникли трудности. Дыхание мое ослабело, горло сжималось, нос буд­то бы забился ватой, внутри у меня все болело, руки и ноги дрожали. Мне казалось, что я умираю. Собрав последние силы, я запела молитву призывания ламы издалека:

КЪЕ-МА-ХО!

Самовозникший Лама, Святой Оргьена,

Рожденный в иллюзорном теле на пестике лотоса,

Владыка сострадания в человеческом облике,

Соединивший в себе радужную мандалу

С ваджрным естеством,

Взгляни с состраданием на воплощенных существ,

Приди на помощь мне, простой женщине,

Сделай с этим смертным телом все, что пожелаешь.

Где бы ты ни был, взгляни на меня

С любовью и состраданием.

И немедленно в пространстве передо мной, окруженный сфе­рой радужного сияния, появился Гуру, улыбаясь своей лучезарной улыбкой. Затем он спустился на землю, сел на камень напротив меня и сказал:

"Ты слишком усердна и строга в своей практике. Тебе следует использовать эликсиры лекарственных растений, что­бы восстановить подвижность своего ума и жизненную силу в своем теле. Отныне я, Пема Джюнгне, не могу сделать большего для людей в этой стране. Мне осталось только спря­тать сокровища тайного учения (терма) для того, чтобы мои ученики в будущих поколениях открывали их до конца санса-ры. После того как эти сокровища будут спрятаны, я отправ­люсь в Нгаяблинг, Чистую Страну дакинь. Ты же, Цогель, станешь хранительницей этих сокровищ. Вскоре после того, как я открою тебе еще множество мандал высшей тантры, для тебя наступит время приступить к служению на благо всех живых существ. Готовься к этому".

Дав мне еще много наставлений, Гуру исчез.

После этого я вместе с Атсаром Сале и девушкой по име­ни Девамо отправилась в Бутан, в Сенге-Дзог-Сум занимать­ся практикой медитации. Во-первых, я выделила эссенцию из различных лекарственных трав и плодов и использовала ее для преобразования своего тела и ума. Во-вторых, я научи­лась извлекать эссенцию также из минералов. В результате мое тело уподобилось ваджру, и оружие не могло нанести ему вреда. Мой голос приобрел качество и тональность голо­са Брахмы, так что даже голодная тигрица, услышав его, становилась кроткой и послушной, а мой ум утвердился в неразрушимом ваджрном самадхи.

Подобным же образом Еше Цогель выполняла аскезу речи и аскезу тела.

Затем, в тайной пещере для медитации, называемой Неринг­Сенге-Дзонг, вновь подтвердив свои обеты, я стала продол­жать практику аскетизма. Я вступила в глубокое самадхи, сохраняя совершенную лотосовую позу и устремив прямо перед собой неподвижный взгляд. Местные духи и демоны, не в силах вынести совершенства моего созерцания, присту­пили ко мне со всех сторон, создавая различные наважде­ния, соблазняя меня похотью и гневом, наполняя простран­ство воплощенными и невоплощенными призраками. Сначала они являли мне видения изысканных блюд, непрерывно по­являющихся передо мной. Затем стали показывать мне различные привлекательные объекты материального мира. Силой моего постижения иллюзорной природы этого мира, поскольку я испытывала истинное отвращение к мирским соблазнам, мно­гие из этих тварей исчезли сами по себе; некоторые же исчез­ли после того, как исполнилось мое пожелание, чтобы они стали хранителями пищи и имущества в этой местности.

В другой раз они предстали передо мной в виде прекрас­ных юношей соблазнительного вида, статных, красивых, силь­ных и проворных, сладко улыбающихся, горящих вожделе­нием, таких, что от одного взгляда на них любая девушка потеряла бы разум. Сначала они почтительно приветствовали меня, но затем очень скоро стали заигрывать со мной, расска­зывать соблазнительные истории и делать различные предло­жения. Они демонстрировали различные части своего тела, обнимали меня, прикасались к моей груди и половым орга­нам, целовали меня и вообще шли на всяческие уловки, что­бы вывести меня из равновесия. Но, побежденные силой моего сосредоточения, одни из них исчезали немедленно, обманы других я разоблачила посредством постижения иллюзорной природы всех явлений, а некоторых методами медитации бод-хисаттвы я превратила в смердящие трупы, в дряхлых стари­ков, в прокаженных, в уродов, в слепцов и глухонемых, и все они исчезли без остатка.

Тогда эти злобные демоны принялись угрожать мне ору­жием. Земля вокруг меня задрожала, послышался устрашаю­щий рев, похожий на голос тысячи драконов, и возникли вспышки разноцветного света, и демоны стали устрашать меня различными видами оружия: ножами, острыми кинжалами, палицами и копьями, наполняя этими угрожающими предмета­ми все пространство. Но все они растворились в моем непо­колебимом самадхи.

На другой день призраки приняли вид различных диких животных. Возле входа в пещеру ходили, громко рыча, тиг­ры, леопарды, пантеры и прочие хищники. 'Они появлялись то справа, то слева, внезапно набрасывались на меня, били по земле хвостами, скалили свои клыки, царапали меня когтями; их тела дрожали от ярости, а шерсть вставала дыбом. Я же, отказавшись от привязанности к своему телу и самой жизни, пробудила в себе сострадание ко всем этим существам, и они исчезли. Но немедленно вслед за этим пространство вокруг меня заполнилось сотнями тысяч насекомых, червей, скорпи­онов, змей и пауков. Они заползали мне в глаза и в уши, кусали и щекотали меня, прыгали на меня со всех сторон; они дрались между собой и пожирали друг друга, покрывая все вокруг своими останками. Короче говоря, не было ни одной проделки, которую бы они не использовали для того, чтобы запугать или отвлечь меня. На мгновение я содрогну­лась, но тут же подумала: "Поскольку я дала обет не привя­зываться ни к одному из проявлений тела, речи и ума, как я могу устрашиться этих иллюзорных проделок злых духов и кармической активности живых существ — насекомых? Я буду рассматривать все явления и свое отношение к ним как порождение ума, сохраняя спокойствие и невозмутимость". Эта мысль вернула мне уверенность, и я произнесла такие слова:

Все явления — иллюзии, порожденные умом;

Как можно бояться собственных фантазий?

Это не что иное, как проявление спонтанной игры

ясного света,

Поэтому нет причин для беспокойства.

Любая активность ума — как узор на полотне,

Поэтому я буду пребывать в медитативном равновесии.

Произнеся это, я вступила в самадхи совершенной тождест­венности, где нет различения и оценок, и все явления исчез­ли.

Но вскоре против меня вновь восстали легионы демонов Индии, Непала и Тибета, предводительствуемые тремя глав­ными демонами: красным, синим и черным. Они вновь пыта­лись воспрепятствовать моей практике разными хитроумными способами, но безуспешно. Тогда демоны заставили местных жителей напасть на меня. Они наполнили весь Бутан громад­ными черными жабами, штормовой ветер с грозой уничтожил посевы, пронеслись снежные бури, во многих местах возник­ли эпидемии заразных болезней, и все население пришло в смятение.

"Что за напасть? — спрашивали люди друг друга. — От­чего это происходит?"

Некоторым охотникам уже доводилось видеть меня в го­рах. "Там, в пещере Неринг Драк сидит немая тибетка, — сказали они. — Наверное, она во всем виновата. Чего нам еще ждать?"

Все согласились с ними, и огромной толпой они пришли к пещере чтобы убить меня. "Ах ты, злобная тибетская ведьма! — кричали они, найдя меня в горах. — Должно быть, ты занимаешься черной магией! Из-за тебя вся наша страна по­грузилась во мрак. Нас одолели чудовищные черные жабы.

Небывалые ураганы уничтожили наши поля. Мы умираем от эпидемий. Прекрати свои козни, или мы убьем тебя!"

"Видимо, злые духи и божества причиняют вред жителям этой страны, — подумала я. — К сожалению, я ничем не могу им помочь. Но что бы ни случилось, я не нарушу своих обетов". И, не отвечая им ни слова, я оставалась неподвиж­ной, созерцая природу своего ума.

Тогда люди стали кидать пепел мне в глаза и колоть меня в уши своими ножами, но я никак не реагировала на все, что они делали со мной, сохраняя ясность ума и отсутствие мыс­лей. Разозлившись еще больше, они стреляли в меня из лу­ков, колотили дубинками, кололи копьями и резали ножами, но ничем не могли причинить вред моему телу. Наконец, не зная, что им делать со мной, они разошлись по своим домам, дав мне прозвище "Неуязвимая Тибетка".

Вскоре после этого местные божества, демоны и наги, которые прежде пытались запугать меня, пришли и поднесли мне в дар свои жизни. Они дали обет охранять учение и защищать меня от врагов. Подобным же образом великие и устрашающие божества и демоны Тибета — Рахула, Дорже Лекпа и другие — поднесли мне в дар свои жизни и дали обеты хранить учение Будды. Затем ко мне пришли те люди — мужчины и женщины, — которые прежде пытались убить меня. Они раскаялись в своих грехах и вознесли мне хвалу. В конце концов явился сам правитель Бутана Хамрас, полный изумления и веры. Я попросила его даровать мне свою три­надцатилетнюю дочь по имени Кьидрен (Предводительница Собак), которая имела все признаки дакини. С великой верой и почтением он даровал мне ее. Я нарекла ей имя Таши Чид­рен (Благая Предводительница Людей) и взяла с собой в Паро-Таксанг.

В Паро-Таксанге я приступила к выполнению последней аскетической практики, называемой "Семя, объединяющее в себе блаженство и пустоту". Вместе с моим тантрическим партнером Атсаром Сале, Таши Чидрен и еще двумя бутан­скими юношами, одного из которых звали Сале, а другого Атсара Пельянг, питаясь только соками лекарственных расте­ний, я семь месяцев без перерыва, день и ночь совершенство­вала свое тело и дух. Сначала у меня были судороги и озноб, мое тело обессилело и болело, от расстройства обращения лимфы начались отеки, а разум помутился, и я почувствовала приближение смерти. Но некоторое время спустя лимфа пре­образовалась в субстанцию семени и все мое существо напол­нилось блаженством. Сперва это ощущение блаженства было еще загрязнено чувством вожделения, но вскоре оно превра­тилось в пространство осознавания, а затем в чистый поток сознания. Красная и белая субстанции моего тела постепенно смешались в эликсир и уже не могли побудить меня к двойст­венному восприятию реальности26. После того как я преобра­зовала все свое существо в мандалу Победоносных, совер­шив подношение блаженства и вознеся хвалу в блаженстве, высшее блаженство возникло и укрепилось в моем теле чис­того блаженства. Красное излучение наполнило собой мое белое тело, и в результате я приобрела вид прекрасной шест­надцатилетней девушки, а по своей сути стала тождественна дакини Ваджраварахи. Одновременно с этим я увидела манда­лу Амитаюса, и мое ваджрное тело обрело свойства Видьяд-хары (держателя знания) Бессмертия, неподвластного старе­нию и непостоянству. Тогда мне было предсказано, что я проживу в этом мире 225 лет; Хаягрива и Ваджраварахи из­гнали враждебных духов, Пять Будд и Пять Дакинь стали моими постоянными спутниками, следуя за мной подобно тени, Бодхисаттвы даровали свои благословения, и поскольку от­ныне я стала Видьядхарой, наделенной властью над своими жизненными силами, мне было дано имя Сияющая Небесно-голубая Владычица Жизни (Цедаг Тингво Барма).

После этого мы впятером отправились в Вомпу Такцанг, где в это время находился Гуру Римпоче. Встретившись с Гуру, я простерлась перед ним, а он, приветствуя меня, ска­зал: "Вот ты и пришла, Дакини Херука! Какая радость! А я уж было подумал, что ты обессилела и впала в уныние". И он продолжал:

О йогиня, достигшая совершенства в тантре!

Человеческое тело — основа для обретения мудрости;

Тело женщины и тело мужчины

Одинаково годятся для этой цели,

Но если женщина имеет непреклонную решимость,

ее возможности выше.

С безначальных времен ты накапливала благие заслуги,

Совершенствуя свою нравственность и мудрость,

И вот теперь, беспорочная, ты наделена

Высшими качествами Будды.

Ныне, обретя собственное просветление,

Ты должна начать свою деятельность на благо других.

В будущем, в конце своего земного бытия,

Ты явишь на Земле пять своих эманации.

Одной из них будет женщина по имени Дролма,

Что родится в месте, называемом Лаб27

Она впитает в себя суть наставлений Великой Матери

И утвердит учение Заб-чо, Глубокого Отсечения.

Это учение принесет великое благо

всем живым существам.

В это же время Атсара Сале родится под именем Топа

И откроет твою тайную дверь в качестве супруга дакини.

Эта бутанская девушка, Таши Кьидрен,

Станет твоей единственной дочерью,

А Сале из Бутана будет твоим сыном;

Он станет вести образ жизни святого безумца.

Атсара Пельянг станет монахом

По имени Драпа Нгонше,

И, будучи мистическим супругом дакини,

Он достигнет осуществления своих целей

И сможет помогать другим.

Когда же я, Пема Джюнгне, под именем Индус Дампа,

Явлюсь из Лато с проповедью Учения Умиротворения

И встречусь с тобой,

Вновь возникнут благоприятные условия

Для распространения тантры,

А Шин-же, Учение Умиротворения,

Глубокая стезя искусных методов,

На время принесет утешение миру.

После этого ты уже не останешься более в этом мире;

Мы окончательно соединимся с тобой

В высшем пространстве лотосового света

И станем помогать всем живым существам,

Пребывая в иллюзорном теле радости (самбхогакая).

Выслушав такое приветствие и пророчества, я рассказала затем Гуру о своей практике аскезы, о том, как я обрела сиддхи, о напа­дении демонов и людей и особенно подробно о том, как в Паро-Таксанг мне явилась мандала Амитаюса. Радостно улыбаясь, Гуру положил руку мне на голову и сказал: "В твоем нынешнем состоя­нии тебе лучше всего практиковать йогу Видьядхары Бессмертия. Твои переживания в Паро-Таксанге являются всего лишь знаком того, что, практикуя подобным образом, ты можешь достигнуть окон­чательного результата. Я сам открою тебе мандалу Амитаюса и дам надлежащие посвящения и наставления, после чего ты должна найти себе тантрического партнера, который станет опорой твоей практи­ки обретения долголетия.

А эта бутанская девушка, Кьидрен, имеет все признаки даки­ни. Отдай ее мне, и я сделаю ее супругой Дорже Пурба для распространения тайного учения и практики Пурба (Ваджракилаи). В противном случае тантра в Тибете угаснет преждевременно и йог-

ины не смогут защитить даже самих себя. Многие божества и демо­ны Тибета, являющиеся противниками учения Будды, восстанут и создадут многочисленные препятствия для практики и распростра­нения дхармы".

Я простерлась перед учителем, совершила благодарственные подношения и даровала ему золотой поднос, наполненный бирю­зой, а также Таши Кьидрен. После этого я обратилась к Гуру с такими словами: "О Великий Гуру, благодарю тебя за то, что ты решил даровать мне тайные наставления в йоге бессмертия. Ска­жи, какой супруг понадобится мне для выполнения этой практи­ки? В своей неизмеримой щедрости ты решил открыть мандалу Ваджракилаи, поэтому возьми эту девушку Таши Кьидрен. Обни­ми ее своим состраданием и яви ей мистерии тантры. Прошу тебя, дай также и мне тайные наставления по практике Дорже Пурба".

Гуру задумался на мгновение, а затем отвечал: "Практика йоги бессмертия подобна главной колеснице, а практика Ваджракилаи — сопровождающей ее охране; но поскольку Пурба является тво­им главным идамом, я дам тебе это посвящение.

Однако независимо от того, будешь ли ты выполнять практику Пурба или йогу бессмертия, тебе необходим йогический партнер. Отправляйся в Уру, в Центральный Тибет, и там ты встретишь юношу четырнадцати лет. Имя его отца — Лхапель, а матери — Чок-ро-за. Выполняй практику вместе с ним, и ты достигнешь ре­ализации".

Я разыскала юношу, о котором говорил мне Гуру, и вместе с ним мы вернулись к Пема Джюнгне. Учитель сказал:

Этот юноша — видьядхара,

наделенный силами Ваджракилаи.

Его называют Победоносный Покоритель

Демонов (Дудул Паво).

Он явился как лев, чтобы взойти

на престол посвящения,

Поэтому имя его будет

Лхалунг Пельгьи Сенге (Лев Посвящения).

Гуру ввел Пельгьи Сенге в мандалу тантры, и тот обрел совершен­ную духовную зрелость.

Затем Гуру указал нам наши места в предстоящем ритуале по­священия Ваджракилаи. Девамо, получившая теперь имя Чонема, стала Ваджрной Хозяйкой (Дорже Дженмо); Атсара Сале и Атса­ра Пельянг выполняли роли Ваджрных Танцоров (Дорже Гингпа) и были названы Карма Дондруб и Карма Тардже; бутанский юноша Сале стал Ваджрным Помощником (Ваджракармака); меня Гуру сделал своей "главной супругой", а Таши Кьидрен — "супругой, дающей освобождение". Затем он явил сорок две ман-далы тантры Ваджракилаи, а также мандалы семидесяти восьми Пурба, и мы все вместе семь дней выполняли непрерывную прак­тику. Наконец появились признаки успешного осуществления. Мы воочию увидели божеств, сопровождающих Дорже Пурба, а ма­ленькие символические пурба, ритуальные кинжалы с трехгран­ными лезвиями, парили в воздухе, танцуя, сияя и источая запах благовоний. В тот вечер, когда появились эти благоприятные зна­ки, Гуру явил себя в форме Дорже Дролло в соединении со мной, принявшей облик Экаджати; мы вместе стояли на Таши Кьид­рен, которая стала нашей опорой и повозкой в форме тигрицы, подчиняющей богов и демонов нижнего мира в четырех концах Тибета. Так, стоя на спине Кьидрен, превращенной в тигрицу, Гуру пребывал со своей мистической супругой в самадхи Дорже Пурба. И, держа в правой руке девятиконечный ваджр, а в паль­цах левой руки вращая пурбу из метеоритного железа, он произ­вел из себя бесчисленные гневные и ужасающие манифестации существ, подобных ему самому. В форме Темно-синего Пурба Ваджрного Гнева (Тингнаг Дорже Дропур) он полетел в сторону Паро Таксанга и там подчинил богов, демонов, гневных дакинь и духов восьми классов, обитающих в Бутане, Непале, Индии и Лхо, заставив их служить дхарме. В другой форме, именуемой Темно-красный Пурба Ваджрного Гнева (Мугнаг Дорже Дропур), он полетел в сторону Кхама и там подчинил богов, демонов, гнев­ных дакинь и духов восьми классов, обитающих в Кхаме, Джан-ге, Китае и Хоре.

В это время одному злобному и ядовитому нагу, жившему в заливе на озере Манасаровар, удалось убежать от Темно-красно­го Пурба. Превратившись в красного быка, он явился к импера­тору, прося его защиты. Ноги его были скованы железными цепя­ми, из глубокой раны на голове сочились кровь и мозг, глаза были выпучены, а язык вываливался из пасти. Император спро­сил, кто нанес ему такие раны, и бык отвечал: "Злой колдун из соседней страны по имени Пема Джюнгне постоянно причиняет зло богам и людям в Тибете. Только что он сурово покарал даже самых невинных духов и демонов, и я пришел к тебе, император, просить твоей защиты".

Император, побуждаемый жалостью, сказал нагу, что гаранти­рует ему неприкосновенность, и в то же мгновение бык исчез. Им­ператор еще размышлял о том, что это было за видение, как вдруг в его ушах раздался голос Гуру:

Не к месту твоя жалость, о император!

Отныне и навсегда, во всех твоих будущих воплощениях

Обретение сиддхи будет связано для тебя

с затруднениями.

Жизнь и благополучие последователей учения Будды

Постоянно будут в опасности.

А в третьем поколении этот красный бык-демон

Воплотится принцем, по имени Бык (Лангдарма).

Он предаст своих братьев смерти, и

правление его будет жестоким.

Он разорит храмы и монастыри,

И люди забудут даже слова "сутра" и "тантра".

Тогда Пельгьи Сенге взмолился: "Пусть я смогу уничтожить это­го Быка!"

"Да будет так! Да будет так!" — сказал Гуру и предрек, что именно Пельгьи Сенге в будущем убьет царя Быка. Он дал ему имя Пельгьи Дорже, а также свиток с подробными пророчества­ми и наставлениями. Затем Гуру дал ему также метод практики Двадцати Махашакти Килая, наделяющих великой магической силой.

Затем я, Еше Цогель, вместе с Пельгьи Сенге, достигла един­ства с Дорже Пурба, и очень скоро мы узрели мандалу Ваджра-килаи и обрели сиддхи. Затем Гуру дал нам метод самопосвяще­ния, личные практики и общую практику Пурба Шиду из цикла Дорже Шонну. Пурба Шиду состоит из двух разделов: первая часть содержит методы обретения просветления посредством прак­тики мирной формы Ваджрасаттвы, а вторая часть содержит ме­тоды осуществления гневных кармических деяний Ядовитого Черного Пурба (Дукпур Нагпо). После этого Гуру сказал: "Я не знаю более высокого учения, относящегося к практике Ваджра-килаи, чем это. Выполняйте практику, и вы обретете магические способности. Часть из этих учений вы должны передать по линии устной передачи, а часть скрыть как сокровище (терма) для бу­дущих поколений".

Затем Гуру даровал нам мандалу, наставления и методы прак­тики Ожерелья Света Бессмертного Амитаюса, Шестидесяти Двух Божеств Бессмертия и многие другие. Пельгьи Дорже и я, как брат и сестра, усиленно практиковали все эти учения, не преры­ваясь ни на мгновение, и вскоре, узрев манифестацию божеств манд алы, мы обрели состояние Видьядхары Бессмертия.

Так заканчивается пятая глава, повествующая о том, как Цо­гель практиковала медитацию и аскезу.


ПЕСНЬ ЕШЕ ЦОГЕЛЬ

В Тидро, вдохновленная указаниями дакинь,

Я практиковала аскезу, пока не появились

знаки успеха.

На границе вечных снегов я обрела

йогическое внутреннее тепло

И сбросила одеяние сансары.

В Зале Собрания Дакинь,

Наделенная жаром четырех посвящений,

Я преобразовала весь видимый мир в мандалу тела Ламы.

В Непале я воскресила мертвого

И выкупила Атсара Сале,

своего тантрического партнера.

Я обрела сиддхи, вкусив нектар глубокого пути:

Мой голос обрел качества и звучание голоса Брахмы,.

Мое тело стало радужным телом дакини,

А мой ум пребывает в единстве с умом

Будд настоящего, прошлого и будущего.

В Сенге-Дзонге я пила амриту, сок лекарственных трав,

И мне явились боги медицины.

В Неринге я подчинила легионы демонов

И, поборов все искушения, обрела сиддхи.

Я выполнила практики всех идамов

и воочию узрела их лики,

Я обрела сиддхи каждого из них

и насладилась блаженством.

В Паро Таксанге я практиковала заб-лам28

Вместе с тремя спутниками,

Херуками чистого блаженства.

Там я обрела власть над каналами, семенем и праной,

И, овладев пятью элементами,

Достигла полной власти своим телом;

Мои тело, речь и ум

стали тремя формами бытия будды;

Я узрела Амитаюса и услышала его пророчества;

Я стала единой с самой Ваджраварахи;

Я стала главной дакини всех мандал.

В Вомпу Таксанге я осуществила

практику Дорже Пурба

И отняла жизнь у земных божеств и демонов;

Я узрела мандалу Амитаюса,

Обрела сиддхи Видьядхары Бессмертия,

И мое тело уподобилось неразрушимому ваджру.


В Верхнем и Нижнем Тибете,

а также в промежуточных областях

Множество мест силы являются свидетелями

моей практики,

И все они благословлены мною.

В будущем эта истина постепенно откроется;

Все спрятанные сокровища (терма)

засвидетельствуют это.

В бесчисленных малых местах силы

Камни хранят отпечатки моих рук и ног,

А также отмечены мантрами,

Мантрическими слогами и священными изображениями.

Они оставлены там для укрепления веры

будущих поколений,

Чтобы мои последователи с молитвой могли открыть их.

Постигнув истинную природу вещей и

обретя власть над пятью элементами,

Я наполнила землю духовными сокровищами;

Обретя силу совершенной памяти,

Я впитала в себя все слова Пема Джюнгне;

Достигнув бесстрашия и веры,

Я научилась предсказывать будущее,

укрепляя веру других;

Достигнув единства со всеми буддами,

Я исполнила деяния Татхагат прошлого,

настоящего и будущего.

Так я стяжала ожерелье духовных сил:

Мои мирские сиддхи — это власть над явлениями,

А также способность быстрой ходьбы, всеведение,

Умение изготавливать,пилюли бессмертия,

Передвигаться в небесном пространстве

И проходить сквозь камни в мистическом танце.

Мои высшие сиддхи — это три самадхи29;

В моем уме, обширном пространстве Кунтузангмо,

Реальность раскрывается как орнамент на полотне.

Я не стремлюсь на небеса и не страшусь адских сфер,

Я не впадаю в крайности утверждения и отрицания,

Поскольку постоянно созерцаю

глубокую пустотность дхарм;

Я достигла цели, чистого пространства Дзогпа Ченпо30.

Мой ум подобен небесному пространству,

Мое сострадание сияет как Солнце,

Мое благословение, как облако, объемлет весь мир,

Мои сиддхи ниспадают как ласковый дождь.


Поэтому обращайтесь ко мне,

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти