ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Жизнь ради выживания: быть «кем-то»

 

Большинство людей традиционно воспринимают самих себя в качестве «кого-то». Но наша истинная сущность не имеет ничего общего с деятелями Большой Тройки. Наша сущность — это сознание, подключенное к разумному квантовому полю.

Когда мы становимся кем-то и материалистичное физическое Я начинает жить в режиме выживания, мы забываем, кто мы есть на самом деле. Мы не чувствуем связи с вселенским разумом. Чем больше мы поддаемся влиянию стрессовых гормонов, тем в большей степени наша личность определяется приливами веществ.

Если считать человеческую сущность исключительно физической, то наше восприятие будет ограничено рамками органов чувств. А характеризуя реальность исключительно через органы чувств, мы позволяем чувствам предопределять ее. Мы попадаем в рамки ньютоновой парадигмы и начинаем предсказывать будущее, опираясь на прошлое. Как вы помните, ньютонова модель реальности — это модель предсказуемых результатов. И вот вместо того чтобы предаться высшей воле, мы стремимся контролировать свою реальность. Мы просто-напросто пытаемся выжить.

 

Эмоции выживания vs Возвышенные эмоции

 

Рис. 5А. Высокочастотные волны, изображенные в верхней части таблицы, отличаются большей скоростью вибрации. По частоте колебаний они ближе к энергии, чем к материи. Сверху вниз скорость вибрации снижается, и энергия становится все более «материальной». Таким образом, эмоции выживания заземляют нас и заставляют вибрировать на частотах, которые ближе к материи, чем к энергии. Гнев, ненависть, страдание, стыд, вина, осуждение, вожделение и подобные им эмоции погружают нас в материальный мир, так как их частота ниже и больше соответствует излучению материальных объектов. А такие возвышенные эмоции, как любовь, радость и благодарность, являются высокочастотными. Поэтому они ближе к энергии и дальше от материи.

 

Если реальность есть энергия, почему мы воспринимаем себя не столько в энергетическом, сколько в физическом аспекте? Дело в том, что эмоции, направленные на выживание, являются низкочастотными, или, иначе, низкоэнергетическими (эмоция есть «движущаяся энергия», ср. лат. мotus — движение). Они вибрируют на более низких частотах и поэтому «заземляют» нас на уровне физической сущности. Мы становимся «вязкими», отяжелевшими и сугубо телесными, так как эта энергия замедляет наши вибрации. Теперь тело в прямом смысле в большей степени масса, нежели энергия; материя довлеет над разумом[17].

Так что здесь есть своя логика: если мы откажемся от примитивных эмоций, направленных на выживание, и постараемся от них отвыкнуть, частота нашего энергетического излучения повысится, и мы уже не будем привязаны к телу. Мы в каком-то смысле освободим энергию из тела, взявшего на себя роль разума, и выпустим ее в квантовое поле. А возвышенные эмоции сами собой поднимут нас на более высокий уровень осознанности, ближе к Источнику, где мы сможем ощутить связь с вселенским разумом.

 

Как мы привыкаем быть «кем-то»

 

При стрессе, вызванном как реальной, так и надуманной опасностью, во внутреннюю систему вбрасывается множество веществ, вызывающих мощный энергетический всплеск, под воздействием которого тело и некоторые части мозга немедленно «просыпаются» и переключают все внимание на Большую Тройку. Этот механизм вызывает серьезное привыкание, ведь он позволяет нам «взбодриться» за считаные секунды, как чашка тройного эспрессо.

Со временем мы подсознательно привыкаем к своим проблемам, неблагоприятным обстоятельствам и нездоровым отношениям. Мы не устраняем эти ситуации из жизни, чтобы было чем подпитывать свою зависимость от эмоций выживания. А то вдруг мы забудем, кем мы, по нашему мнению, являемся. Да нам просто нравится поток энергии, который мы получаем от своих неурядиц!

Более того, этот эмоциональный подъем ассоциируется у нас с привычными и знакомыми элементами внешнего мира: людьми, предметами, местами и обстоятельствами. Мы попадаем в зависимость и от них тоже; внешнее окружение начинает определять нашу личность.

Если вы согласны, что человек способен вызвать у себя стресс одной только мыслью, тогда само собой разумеется, что мы можем устроить себе такой же химический всплеск, каким сопровождается бегство от хищника. А вещества, соответствующие стрессу, вызывают привыкание. Таким образом, мы попадаем в зависимость от самих мыслей; они подсознательно вызывают у нас всплеск адреналина, и поэтому нам так тяжело думать по-другому. Поэтому, пытаясь мысленно превзойти свои ощущения или, как принято говорить, «мыслить нестандартно», мы испытываем серьезный дискомфорт.

 

Как только мы отказываем себе в том, от чего зависим, — в данном случае это привычные мысли и чувства, ставшие эмоциональным наркотиком, — появляется сильнейшая тяга, боли отвыкания, и внутренний голос на все лады убеждает нас не меняться. И вот мы по-прежнему прикованы к привычной реальности.

 

Итак, мысли и чувства, по большей части ограничивающего характера, снова подсаживают нас на крючок знакомых проблем, обстоятельств, стрессовых факторов и плохих решений, которые всегда вызывали у нас реакцию «бей или беги». И мы по-прежнему окружаем себя негативными раздражителями, чтобы постоянно испытывать стресс, так как эта зависимость подтверждает наши представления о себе. Она и нужна-то лишь для того, чтобы укреплять нашу идентичность. Проще говоря, мы попадаем в зависимость от проблем и обстоятельств, вызывающих стресс, будь это плохая работа или неудачные отношения. Мы так и держимся за наши неприятности, потому что они помогают нам ощущать себя «кем-то» и подпитывают нашу зависимость от низкочастотных эмоций.

Но хуже всего то, что мы живем в постоянном страхе: ведь если проблемы исчезнут, мы даже не будем знать, что думать и что чувствовать, а значит, не получим энергетического всплеска и не вспомним, кто мы такие. Для многих нет ничего страшнее, чем потерять свою индивидуальность. Ведь как это должно быть ужасно — быть никем, не иметь собственной идентичности?!

 

Эгоистичное эго

 

Как вы могли заметить, то, что мы называем своим Я, ассоциируется у нас с целым комплексом мыслей, чувств, проблем и элементов Большой Тройки и существует в контексте этой эмоциональной ассоциации. Стоит ли удивляться, что людям так трудно погрузиться в себя и оставить позади собственноручно сотворенную реальность? Да если б не было тела, времени и внешней среды, кажется, мы бы вообще не знали, кто мы такие. Вот поэтому мы столь зависимы от внешнего мира. Наше восприятие и воспроизведение эмоций ограничены органами чувств, потому что только так мы можем получать физиологический отклик, который подкрепляет наши персональные зависимости. И все это мы делаем для того, чтобы чувствовать себя людьми.

Если интенсивность реакции выживания не адекватна событиям внешнего мира, то избыток стрессовых гормонов приводит к фиксации на отдельных параметрах собственного Я. Мы становимся чрезмерно эгоистичны. Мы зацикливаемся на своем теле или каком-либо аспекте внешнего окружения и становимся рабами времени. Мы попадаем в ловушку персональной реальности и не чувствуем в себе сил измениться, отвыкнуть от себя.

Избыточные эмоции выживания становятся последней каплей, переполняющей чашу здорового эго (того Я, которое мы имеем в виду, когда произносим это слово). Естественная функция нормального эго — обеспечивать нашу безопасность во внешнем мире. Так, эго следит за тем, чтобы мы не подходили слишком близко к костру или к краю обрыва. Сбалансированное эго реализует инстинкт самосохранения. Оно поддерживает здоровое равновесие между собственными потребностями и нуждами других людей и равномерно распределяет внимание между собой и другими.

Когда нам необходимо выжить в экстремальной ситуации, вполне естественно, что приоритетом становится собственное Я. Но когда хронический, долговременный стресс выводит тело и мозг из равновесия, эго чрезмерно заботится о выживании и выдвигает себя на первый план в ущерб всему остальному. Мы зацикливаемся на себе. Мы потакаем своим прихотям, заняты только собой, преисполнены ощущением собственной важности и одновременно жалости и ненависти к себе. В условиях постоянного стресса эго действует по принципу «а как же я?».

При этом эго озабочено главным образом тем, чтобы контролировать исход любой ситуации, так как оно чрезмерно сосредоточено на внешнем мире и отчуждено от оставшихся 99,99999 % реальности. По сути, чем активнее мы определяем реальность через чувства, тем активнее она диктует нам свои законы. А закон материальной реальности есть прямая противоположность квантовому закону. То, на что мы направляем внимание, и становится нашей реальностью. Значит, если наше внимание сосредоточено на теле и материальном мире, если мы ограничиваем себя определенным отрезком временной линейки, то все это и обретает черты реальности.

Нам всего-то и нужно забыть о людях, которых мы знаем, о вещах, которыми владеем, о местах, которые посещаем, и о проблемах, которые нас преследуют. Мы должны потерять счет времени и выйти за пределы тела и его потребности подкармливать приобретенные привычки. Нам предстоит отказаться от хорошо знакомых переживаний, подтверждающих нашу идентичность, и не пытаться предсказывать будущее или воскрешать в памяти былое. Надо сбросить эгоистичное эго, озабоченное лишь своими потребностями, в мыслях и мечтах превзойти собственные ощущения и возжелать неизведанного. Вот тогда и начнется освобождение от привычной жизни.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти