ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Социально-этические аспекты функционирования науки

Функционирование научного сообщества, эффектив­ное регулирование взаимоотношений между его члена­ми, а также между наукой, обществом и государством осуществляется с помощью специфической системы внутренних ценностей, присущих данной социальной . структуре научно-технической политики общества и го­сударства, а также соответствующей системы законода­тельных норм (патентное право, хозяйственное право, гражданское право и т. д.). Набор внутренних ценностей научного сообщества, имеющих статус моральных норм, получил название «научный этос». Одна из экспликаций норм научного этоса была предложена в 30-х годах XX века основоположником социологического изучения на­уки Р. Мертоном. Он считал, что наука как особая соци­альная структура опирается в своем функционировании на четыре ценностных императива: универсализм, кол­лективизм, бескорыстность и организованный скепти­цизм. Позднее Б. Барбер добавил еще два императива: рационализм и эмоциональную нейтральность.

Императив универсализма утверждает внеличностный, объективный характер научного знания. Надеж­ность нового научного знания определяется только со­ответствием его наблюдениям и ранее удостоверенным научным знаниям. Универсализм обуславливает интер­национальный и демократичный характер науки. Им­ператив коллективизма говорит о том, что плоды науч­ного познания принадлежат всему научному сообществу и обществу в целом. Они всегда являются результатом коллективного научного сотворчества, так как любой ученый всегда опирается на какие-то идеи (знания) сво­их предшественников и современников. Права частной собственности на знания в науке не должно существо­вать, хотя ученые, которые вносят наиболее существен­ный личный вклад, вправе требовать от коллег и обще­ства справедливого материального и морального поощрения, адекватного профессионального признания.

Такое признание является важнейшим стимулом науч­ной деятельности. Императив бескорыстности означа­ет, что главной целью деятельности ученых должно быть служение Истине. Последняя никогда в науке не долж­на быть средством для достижения личных выгод, а толь­ко — общественно-значимой целью. Императив органи­зованного скептицизма предполагает не только запрет на догматическое утверждение Истины в науке, но, на­против, вменяет в профессиональную обязанность уче­ному критиковать взгляды своих коллег, если на то имеются малейшие основания. Соответственно необхо­димо относиться и к критике в свой адрес, а именно — как необходимому условию развития науки. Истинный ученый — скептик по натуре и призванию. Скепсис и сомнение — столь же необходимые, важнейшие и тон­кие инструменты деятельности ученого, как скальпель и игла в руках хирурга. Ценность рационализма утвер­ждает, что наука стремится не просто к объективной истине, а к доказанному, логически организованному дискурсу, высшим арбитром истинности которого выс­тупает научный разум. Императив эмоциональной ней­тральности запрещает людям науки использовать при решении научных проблем эмоции, личные симпатии, антипатии и т. п. ресурсы чувственной сферы сознания.

Необходимо сразу же подчеркнуть, что изложенный подход к научному этосу есть чисто теоретический, а не эмпирический, ибо здесь наука описывается как некий теоретический объект, сконструированный с точки зре­ния должного («идеального») его существования, а не с позиций сущего. Это прекрасно понимал и сам Мертон, как и то, что по-другому (вне ценностного измерения) отличить науку как социальную структуру от других со­циальных феноменов (политика, экономика, религия и др.) невозможно. Уже ближайшие ученики и последователи Мертона, проведя широкие социологические исследова­ния поведения членов научного сообщества, убедились в том, что оно существенно амбивалентно, что в своей по­вседневной профессиональной деятельности ученые по­стоянно находятся в состоянии выбора между полярны­ми поведенческими императивами. Так, ученый должен:

■ как можно быстрее передавать свои результаты научному сообществу, но не обязан торопиться с публикациями, остерегаясь их «незрелости» или недобросовестного использования;

■ быть восприимчивым к новым идеям, но не подда­ваться интеллектуальной «моде»;

■ стремиться добывать такое знание, которое полу­чит высокую оценку коллег, но при этом работать, не обращая внимания на оценки других;

■ защищать новые идеи, но не поддерживать опро­метчивые заключения;

■ прилагать максимальные усилия, чтобы знать от­носящиеся к его области работы, но при этом по­мнить, что эрудиция иногда тормозит творчество;

■ быть крайне тщательным в формулировках и дета­лях, но не быть педантом, ибо это идет в ущерб содержанию;

■ всегда помнить, что знание интернационально, но не забывать, что всякое научное открытие делает честь той национальной науке, представителем которой оно совершено;

■ воспитывать новое поколение ученых, но не отда­вать преподаванию слишком много внимания и времени; учиться у крупного мастера и подражать ему, но не походить на него.

Ясно, что выбор в пользу того или иного импера­тива всегда ситуативен, контекстуален и определяется значительным числом факторов когнитивного, социаль­ного и даже психологического порядка, которые «ин­тегрируются» конкретными личностями.

Одним из важнейших открытий в области исследо­вания науки как социального института явилось осозна­ние того, что наука не представляет собой какую-то еди­ную, монолитную систему, а представляет собой скорее гранулированную конкурентную среду, состоящую из множества мелких и средних по размеру научных сооб­ществ, интересы которых часто не только не совпадают, но и просто противоречат друг другу. Современная на­ука — это сложная сеть взаимодействующих друг с дру­гом коллективов, организаций и учреждений — от лабо­раторий и кафедр до государственных институтов и академий, от «невидимых колледжей» до больших орга­низаций со всеми атрибутами юридического лица, от научных инкубаторов и научных парков до научно-инвестиционных корпораций, от дисциплинарных сообществ до национальных научных сообществ и международных объединений. Все они связаны мириадами коммуникаци­онных связей как между собой, так и с другими мощны­ми подсистемами общества и государства (экономикой, образованием, политикой, культурой и др.). Вот почему эф­фективное управление и самоуправление современной наукой невозможно сегодня без постоянного социологи­ческого, экономического, правового и организационного мониторинга ее многообразных подсистем и ячеек. Со­временная наука — это мощная самоорганизующаяся система, двумя главными контролирующими параметра­ми которой выступают экономическая (материально-фи­нансовая) подпитка и свобода научного поиска. Поддер­жка этих параметров на должном уровне составляет одну из первейших забот современных развитых государств. Эффективная научно-техническая политика — основной гарант обеспечения адаптивного, устойчивого, конкурен­тоспособного существования и развития науки каждого крупного государства и человеческого сообщества в це­лом. Этот вывод — неизбежное следствие философского анализа всеобщих измерений понятия «наука».

Таким образом, наука может быть определена как осо­бая, профессионально-организованная познавательная деятельность, направленная на получение нового знания, обладающего следующими свойствами: объектная пред­метность (эмпирическая или теоретическая), общезначи­мость, обоснованность (эмпирическая и/или теоретичес­кая), определенность, точность, проверяемость (эмпири­ческая или логическая), воспроизводимость предмета знания (потенциально бесконечная), объективная истин­ность, полезность (практическая или теоретическая). В различных областях науки эти общие критерии научно­сти знания получают определенную конкретизацию, обус­ловленную специфическими предметами этих областей, а также характером решаемых научных проблем.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти