ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Прогностические функции философского знания

Преобразование базисных смыслов универсалий культуры и, соответ­ственно, изменение типа культуры всегда связаны с переломными эта­пами человеческой истории, ибо они означают трансформацию не только образа человеческого мира, но и продуцируемых им типов лич­ности, их отношения к действительности, их ценностных ориентации.

В развитии общества периодически возникают кризисные эпохи, когда прежняя исторически сложившаяся и закрепленная традицией «категориальная модель мира» перестает обеспечивать трансляцию нового опыта, взаимодействие необходимых обществу видов деятель­ности. В такие эпохи традиционные смыслы универсалий культуры утрачивают функцию мировоззренческих ориентиров для массового сознания. Они начинают критически переоцениваться, и общество вступает в полосу интенсивного поиска новых жизненных смыслов и ценностей, призванных ориентировать человека, восстановить утра­ченную «связь времен», воссоздать целостность его жизненного мира.

В деятельности по выработке этих новых ценностей и мировоззрен­ческих ориентиров философия играет особую роль. Чтобы изменить прежние жизненные смыслы, закрепленные традицией в универсалиях культуры, а значит, и в категориальных структурах сознания данной ис­торической эпохи, необходимо вначале эксплицировать их, сопоста­вить с реалиями бытия и критически осмыслить их как целостную сис­тему. Из неосознанных, неявно функционирующих категориальных структур человеческого понимания и деятельности универсалии куль­туры должны превратиться в особые предметы критического рассмот­рения, они должны стать категориальными формами, на которые на­правлено сознание. Именно такого рода рефлексия над основаниями культуры и составляет важнейшую задачу философского познания.

Необходимость такой рефлексии вызвана не чисто познаватель­ным интересом, а реальными потребностями в поиске новых миро­воззренческих ориентации, в выработке и обосновании новых, предельно общих программ человеческой жизнедеятельности. Филосо­фия, эксплицируя и анализируя смыслы универсалий культуры, вы­ступает в этой деятельности как теоретическое ядро мировоззрения.

Выявляя мировоззренческие универсалии, философия выражает их в понятийно-логической форме, в виде философских категорий. В процессе философской экспликации и анализа происходит опреде­ленное упрощение и схематизация универсалий культуры. Когда они выражаются посредством философских категорий, то в последних ак­цент сделан на понятийно-логическом способе постижения мира, при этом во многом элиминируются аспекты переживания мира, ос­тается в тени определенный личностный смысл, заложенный в уни­версалиях культуры.

Процесс философского осмысления мировоззренческих структур, лежащих в основании культуры, содержит несколько уровней рефлек­сии, каждому из которых соответствует свой тип знаний и свой спо­соб оформления философских категорий. Их становление в качестве понятий, где в форме дефиниций отражены наиболее общие свойст­ва, связи и отношения объектов, представляет собой результат до­вольно сложного развития философских знаний. Это как бы высший уровень философской рационализации оснований культуры, осуще­ствляемый, как правило, в рамках профессиональной философской деятельности. Но прежде чем возникают такие формы категориально­го аппарата философии, философское мышление должно выделить и зафиксировать в огромном многообразии культурных феноменов их общие категориальные смыслы.

Рациональная экспликация этих смыслов часто начинается со своеобразного улавливания общности в качественно различных обла­стях человеческой культуры, с понимания их единства и целостности. Поэтому первичными формами бытия философских категорий как рационализации универсалий культуры выступают не столько поня­тия, сколько смыслообразы, метафоры и аналогии.

В истоках формирования философии эта особенность прослежива­ется весьма отчетливо. Даже в относительно развитых философских си­стемах античности многие фундаментальные категории несут на себе печать символического и метафорически образного отражения мира («огнелогос» Гераклита, «нус» Анаксагора и т.д.). В еще большей степе­ни это характерно для древнеиндийской и древнекитайской филосо­фии. Здесь в категориях, как правило, вообще не отделяется понятий­ная конструкция от смыслообразной основы. Идея выражается не столько в понятийной, сколько в художественно-образной форме, и образ — главный способ постижения истины бытия. «Никто не может дать определения дхармы. Ее переводят и как «закон», и как «элементы бытия», которых насчитывают от 45 до 100. У каждого существа своя дхарма — всеобщая и единичная (сущность неотделима от явления). Вы не найдете двух одинаковых определений «Дао» у Лао-цзы, двух одинако­вых толкований «жень» или «ли» у Конфуция — он определял ли в зависи­мости от того, кто из учеников обращался к нему с вопросом».

В процессе философского рассуждения эти символические и мета­форические смыслы категорий играли не меньшую роль, чем собст­венно понятийные структуры. Так, в гераклитовской характеристике души как метаморфозы огня выражена не только идея вторичности духа по отношению к материальной субстанции, составляющей осно­ву мироздания, но и целый ряд обрамляющих эту идею конкретных смыслов, которые позволяли рассуждать о совершенных и несовер­шенных душах как в разной степени выражающих стихию огня. Со­гласно Гераклиту, огненный компонент души — это ее логос, поэтому огненная (сухая) душа самая мудрая, а увлажнение души ведет к утра­те логоса (у пьяного душа увлажняется, и он теряет разумность).

Однако не следует думать, что по мере развития философии в ней исчезают символический и метафорический способы мышления о мире и все сводится к строго понятийным формам рассуждения. И причина не только в том, что в любом человеческом познании, включая области науки, подчиненные, казалось бы, самым строгим логическим стандартам, обязательно присутствует наглядно-образ­ная компонента, но и в том, что сама природа философии как теоре­тического ядра мировоззрения требует от нее постоянного обраще­ния к наиболее общим мировоззренческим каркасам культуры, которые необходимо уловить и выявить, чтобы сделать предметом философского рассуждения. Отсюда вытекает и неустраняемая нео­пределенность в использовании философской терминологии, вклю­ченность в ткань философского рассуждения образов, метафор и аналогий, посредством которых высвечиваются категориальные структуры, пронизывающие все многообразие культурных форм. Когда, например, Гегель в «Науке логики» пытается обосновать кате­горию «химизм» как характеристику особого типа взаимодействия, составляющего некоторую стадию развития мира, то он прибегает к весьма необычным аналогиям. Он говорит о химизме не только как о взаимодействии химических элементов, но и как о характеристике атмосферных процессов, которые имеют «больше природу физичес­ких, чем химических элементов», об отношениях полов в живой при­роде, об отношениях любви и дружбы. Гегель во всех этих явлениях пытается обнаружить некоторую общую схему взаимодействия, в которой взаимодействующие полюса выступают как равноправные. И чтобы обосновать всеобщность и универсальность этой схемы, представить ее в категориальной форме, он обязан был выявить ее действие в самых отдаленных и на первый взгляд не связанных меж­ду собой областях действительности.

Сложный процесс философской экспликации универсалий куль­туры в первичных формах может осуществляться не только в сфере профессиональной философской деятельности, но и в других сферах духовного освоения мира. Литература, искусство, художественная критика, политическое и нравственное сознание, обыденное мышле­ние, сталкивающееся с проблемными ситуациями мировоззренческо­го масштаба, — все это области, в которые может быть вплавлена фи­лософская рефлексия и в которых могут возникать в первичной образной форме философские экспликации универсалий культуры. В принципе, на этой основе могут развиваться достаточно сложные и оригинальные комплексы философских идей.

В произведениях великих писателей может быть разработана и вы­ражена в материале и языке литературного творчества даже целостная философская система, сопоставимая по своей значимости с концеп­циями великих творцов философии (известным примером в этом пла­не является литературное творчество Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоев­ского). Но, несмотря на всю значимость и важность такого рода первичных «философем», рациональное осмысление оснований культуры в философии не ограничивается только этими формами. На их основе философия затем вырабатывает более строгий понятийный аппарат, где категории культуры уже определяются в своих наиболее общих и существенных признаках.

Таким путем универсалии культуры превращаются в рамках фило­софского анализа в своеобразные идеальные объекты (связанные в систему), с которыми уже можно проводить особые мысленные экс­перименты. Тем самым открывается возможность для внутреннего те­оретического движения в поле философских проблем, результатом которого может стать формирование принципиально новых катего­риальных смыслов, выходящих за рамки исторически сложившихся и впечатанных в ткань наличной социальной действительности миро­воззренческих оснований культуры.

В этой работе на двух полюсах — имманентного теоретического дви­жения и постоянной экспликации реальных смыслов предельных ос­нований культуры — реализуется основное предназначение филосо­фии в культуре: понять не только, каков в своих глубинных основаниях наличный человеческий мир, но и каким он может и должен быть.

Показательно, что само возникновение философии как особого способа познания мира приходится на период одного из наиболее крутых переломов в социальном развитии — перехода от доклассово­го общества к классовому, когда разрыв традиционных родо-племен-ных связей и крушение соответствующих мировоззренческих струк­тур, воплощенных в мифологии, потребовали формирования новых мировоззренческих ориентации.

Философия всегда активно участвует в выработке ориентации по­добного типа. Рационализируя основания культуры, она осуществля­ет «прогнозирование» и «проектирование» возможных изменений в ее основаниях. Уже само рациональное осмысление категорий культу­ры, которые функционируют в обыденном мышлении как неосознан­ные структуры, определяющие видение и переживание мира, — до­статочно ответственный шаг. В принципе, для того чтобы жить в рамках традиционно сложившегося образа жизни, не обязательно анализировать соответствующий ему образ мира, репрезентирован­ный категориями культуры. Достаточно его просто усвоить в процес­се социализации. Осмысление же этого образа и его оценка уже ста­вят проблему возможной его модификации, а значит, и возможности другого образа мира и образа жизни, т.е. выхода из сложившегося со­стояния культуры в иное состояние.

Философия, осуществляя свою познавательную работу, всегда предлагает человечеству некоторые возможные варианты его жизнен­ного мира. И в этом смысле она обладает прогностическими функци­ями. Конечно, не во всякой системе философских построений эти функции реализуются с необходимой полнотой. Это зависит от соци­альной ориентации философской системы, от типа общества, кото­рый создает предпосылки для развертывания в философии моделей «возможных» миров. Такие модели формируются за счет постоянной генерации в системе философского знания новых категориальных структур, которые обеспечивают новое видение как объектов, преоб­разуемых в человеческой деятельности, так и самого субъекта дея­тельности, его ценностей и целей. Эти видения часто не совпадают с фрагментами модели мира, представленной универсалиями культуры соответствующей исторической эпохи, и выходят за рамки традици­онных, лежащих в основании данной культуры способов миросозер­цания и миропонимания.

Генерация в системе философского познания новых категориаль­ных моделей мира осуществляется за счет постоянного развития фи­лософских категорий. Можно указать на два главных источника, обеспечивающих это развитие. Во-первых, рефлексия над различными феноменами культуры (материальной и духовной) и выявление ре­альных изменений, которые происходят в категориях культуры в ходе исторического развития общества. Во-вторых, установление содержа­тельно-логических связей между философскими категориями, их вза­имодействие как элементов развивающейся системы, когда измене­ние одного элемента приводит к изменению других.

Первый источник связан с обобщением опыта духовного и прак­тического освоения мира. Он позволяет не только сформировать фи­лософские категории как рационализацию универсалий человечес­кой культуры (категорий культуры), но и постоянно обогащать их содержание за счет философского анализа научных знаний, естест­венного языка, искусства, нравственных проблем, политического и правового сознания, феноменов предметного мира, освоенного чело­веческой деятельностью, а также рефлексии философии над собст­венной историей. Второй источник основан на применении аппарата логического оперирования с философскими категориями как с осо­быми идеальными объектами, что позволяет за счет «внутреннего движения» в поле философских проблем и выявления связей между категориями выработать их новые определения.

Развитие философского знания осуществляется во взаимодейст­вии этих двух источников. Наполнение категорий новым содержани­ем за счет рефлексии над основаниями культуры выступает предпо­сылкой для каждого последующего этапа внутритеоретического развития категориального аппарата философии. Благодаря такому развитию во многом обеспечивается формирование в философии не­стандартных категориальных моделей мира.

Философское познание выступает как особое самосознание культу­ры, которое активно воздействует на ее развитие. Генерируя теоретичес­кое ядро нового мировоззрения, философия тем самым вводит новые представления о желательном образе жизни, который предлагает чело­вечеству. Обосновывая эти представления в качестве ценностей, она функционирует как идеология. Но вместе с тем ее постоянная интенция на выработку новых категориальных смыслов, постановка и решение проблем, многие из которых на данном этапе социального развития оп­равданы преимущественно имманентным теоретическим развитием философии, сближают ее со способами научного мышления.

 

Историческое развитие философии постоянно вносит мутации в культуру, формируя новые варианты, новые потенциально возмож­ные линии динамики культуры.

Многие выработанные философией идеи транслируются в культу­ре как своеобразные «дрейфующие гены», которые в определенных словиях социального развития получают свою мировоззренческую актуализацию. В этих ситуациях они могут стимулировать разработку новых оригинальных философских концепций, которые затем могут конкретизироваться в философской публицистике, эссеистике, лите­ратурной критике, нравственных доктринах, политических и религи­озных учениях и т.д. Таким путем философские идеи могут обрести статус мировоззренческих оснований того или иного исторически конкретного типа культуры.

Генерируя категориальные модели возможных человеческих ми­ров, философия в этом процессе попутно вырабатывает и категори­альные схемы, способные обеспечить постижение объектов принци­пиально новой системой организации по сравнению с теми, которые осваивает практика соответствующей исторической эпохи.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти