ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Основания науки. Идеалы и нормы исследовательской деятельности (идеалы объяснения и описания; доказательности и обоснованности знания: построения и организации знания)

Можно выделить, по меньшей мере, три главных компонента основа­ний научной деятельности: идеалы и нормы исследования, научную картину мира и философские основания науки. Каждый из них, в свою очередь, внутренне структурирован. Охарактеризуем каждый из ука­занных компонентов и проследим, каковы их связи между собой и возникающими на их основе эмпирическими и теоретическими зна­ниями.

 

Идеалы и нормы исследовательской деятельности. Как и всякая деятельность, научное познание регулируется опреде­ленными идеалами и нормативами, в которых выражены представле­ния о целях научной деятельности и способах их достижения. Среди идеалов и норм науки могут быть выявлены: а) собственно познава­тельные установки, которые регулируют процесс воспроизведения объекта в различных формах научного знания; б) социальные норма­тивы, которые фиксируют роль науки и ее ценность для обществен­ной жизни на определенном этапе исторического развития, управля­ют процессом коммуникации исследователей, отношениями научных сообществ и учреждений между собой и с обществом в целом и т.д. Эти два аспекта идеалов и норм науки соответствуют двум аспек­там ее функционирования: как познавательной деятельности и как социального института.

Познавательные идеалы и нормы науки имеют достаточно слож­ную организацию, в которой можно выделить следующие основные их формы: 1) объяснения и описания, 2) доказательности и обосно­ванности знания, 3) построения и организации знаний. В совокупно­сти они образуют своеобразную схему метода исследовательской дея­тельности, обеспечивающую освоение объектов определенного типа. На разных этапах своего исторического развития наука создает разные типы таких схем метода, представленных системой идеалов и норм исследования. Сравнивая их, можно выделить как общие, инва­риантные, так и особенные черты в содержании познавательных иде­алов и норм.

Если общие черты характеризуют специфику научной рациональ­ности, то особенные черты выражают ее исторические типы и их кон­кретные дисциплинарные разновидности. В содержании любой из выделенных нами форм идеалов и норм науки (объяснения и описа­ния, доказательности, обоснования и организации знаний) можно за­фиксировать по меньшей мере три взаимосвязанных уровня.

Первый уровень представлен признаками, которые отличают на­уку от других форм познания (обыденного, стихийно-эмпирического познания, искусства, религиозно-мифологического освоения мира и т.п.). Например, в разные исторические эпохи по-разному понима­лись природа научного знания, процедуры его обоснования и стан­дарты доказательности. Но то, что научное знание отлично от мне­ния, что оно должно быть обосновано и доказано, что наука не может ограничиваться непосредственными констатациями явлений, а дол­жна раскрыть их сущность, — все эти нормативные требования выподнялись и в античной, и в средневековой науке, и в науке нашего времени.

Второй уровень содержания идеалов и норм исследования пред­ставлен исторически изменчивыми установками, которые характери­зуют стиль мышления, доминирующий в науке на определенном ис­торическом этапе ее развития.

Так, сравнивая древнегреческую математику с математикой Древ­него Вавилона и Древнего Египта, можно обнаружить различия в иде­алах организации знания. Идеал изложения знаний как набора рецеп­тов решения задач, принятый в математике Древнего Востока, в греческой математике заменяется идеалом организации знания как дедуктивно развертываемой системы, в которой из исходных посы­лок-аксиом выводятся следствия. Наиболее яркой реализацией этого идеала была первая теоретическая система в истории науки — евкли­дова геометрия.

При сопоставлении способов обоснования знания, господствовав­ших в средневековой науке, с нормативами исследования, приняты­ми в науке Нового времени, обнаруживается изменение идеалов и норм доказательности и обоснованности знания. В соответствии с об­щими мировоззренческими принципами, со сложившимися в культу­ре своего времени ценностными ориентациями и познавательными установками ученый Средневековья различал правильное знание, проверенное наблюдениями и приносящее практический эффект, и истинное знание, раскрывающее символический смысл вещей, поз­воляющее через чувственные вещи микрокосма увидеть макрокосм, через земные предметы соприкоснуться с миром небесных сущнос­тей. Поэтому при обосновании знания в средневековой науке ссылки на опыт как на доказательство соответствия знания свойствам вещей в лучшем случае означали выявление только одного из многих смыс­лов вещи, причем далеко не главного смысла.

Становление естествознания в конце XVI — начале XVII в. утвер­дило новые идеалы и нормы обоснованности знания. В соответствии с новыми ценностными ориентациями и мировоззренческими уста­новками главная цель познания определялась как изучение и раскры­тие природных свойств и связей предметов, обнаружение естествен­ных причин и законов природы. Отсюда в качестве главного требования обоснованности знания о природе было сформулировано требование его экспериментальной проверки. Эксперимент стал рас­сматриваться как важнейший критерий истинности знания.

Можно показать далее, что уже после становления теоретического естествознания в XVII в. его идеалы и нормы претерпевали существенную перестройку. Вряд ли, например, физик XVII—XIX вв. удов­летворился бы идеалами квантово-механического описания, в кото­рых теоретические характеристики объекта даются через ссылки на характер приборов, а вместо целостной картины физического мира предлагаются две дополнительные картины, где одна дает простран­ственно-временное, а другая причинно-следственное описание явле­ний. Классическая физика и квантово-релятивистская физика — это разные типы научной рациональности, которые находят свое кон­кретное выражение в различном понимании идеалов и норм исследо­вания.

Наконец, в содержании идеалов и норм научного исследования можно выделить третий уровень, в котором установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области каждой науки (математики, физики, биологии, социальных наук и т.п.).

Например, в математике отсутствует идеал экспериментальной проверки теории, но для опытных наук он обязателен.

В физике существуют особые нормативы обоснования ее развитых математизированных теорий. Они выражаются в принципах наблю­даемости, соответствия, инвариантности. Эти принципы регулируют физическое исследование, но они избыточны для наук, только всту­пающих в стадию теоретизации и математизации.

Современная биология не может обойтись без идеи эволюции, и поэтому методы историзма органично включаются в систему ее позна­вательных установок. Физика же пока не прибегает в явном виде к этим методам. Если в биологии идея развития распространяется на законы живой природы (эти законы возникают вместе со становлением жиз­ни), то в физике до последнего времени вообще не ставилась проблема происхождения действующих во Вселенной физических законов. Лишь в последней трети XX в. благодаря развитию теории элементарных час­тиц в тесной связи с космологией, а также достижениям термодинами­ки неравновесных систем (концепция И. Пригожина) и синергетики, в физику начинают проникать эволюционные идеи, вызывая изменения ранее сложившихся дисциплинарных идеалов и норм.

Специфика исследуемых объектов непременно сказывается на ха­рактере идеалов и норм научного познания, и каждый новый тип си­стемной организации объектов, вовлекаемый в орбиту исследователь­ской деятельности, как правило, требует трансформации идеалов и норм научной дисциплины. Но не только спецификой объекта обус­ловлено их функционирование и развитие. В их системе выражен оп­ределенный образ познавательной деятельности, представление об обязательных процедурах, которые обеспечивают постижение истины. Этот образ всегда имеет социокультурную размерность. Он фор­мируется в науке под влиянием социальных потребностей, испытывая воздействие мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте культуры той или иной исторической эпохи. Эти влияния определяют специфику обозначенного выше второго уровня содержания идеалов и норм исследования, который выступает базисом для формирования нормативных структур, выражающих особенности различных пред­метных областей науки. Именно на этом уровне наиболее ясно про­слеживается зависимость идеалов и норм науки от культуры эпохи, доминирующих в ней мировоззренческих установок и ценностей.

Поясним вышеизложенное примером. Когда известный естество­испытатель XVIII в. Ж. Бюффон знакомился с трактатами натуралис­та эпохи Возрождения Альдрованди, он выражал крайнее недоумение по поводу ненаучного способа описания и классификации явлений в его трактатах.

Например, в трактат о змеях Альдрованди наряду со сведениями, которые естествоиспытатели последующих эпох отнесли бы к научно­му описанию (виды змей, их размножение, действие змеиного яда и т.д.), включил описания чудес и пророчеств, связанных с тайными знаками змеи, сказания о драконах, сведения об эмблемах и геральди­ческих знаках, о созвездиях Змеи, Змееносца, Дракона и связанных с ними астрологических предсказаниях и т.п.

Такие способы описания были реликтами познавательных иде­алов, характерных для культуры средневекового общества. Они были порождены доминирующими в этой культуре мировоззренческими установками, которые определяли восприятие, понимание и позна­ние человеком мира. В системе таких установок познание мира трак­товалось как расшифровка смысла, вложенного в вещи и события ак­том божественного творения. Вещи и явления рассматривались как дуально расщепленные — их природные свойства воспринимались одновременно и как знаки божественного помысла, воплощенного в мире. В соответствии с этими мировоззренческими установками фор­мировались идеалы и нормы объяснения и описания, принятые в средневековой науке. Описать вещь или явление значило не только зафиксировать признаки, которые в более поздние эпохи (в науке Но­вого времени) квалифицировались как природные свойства и качест­ва вещей, но и обнаружить «знаково-символические» признаки ве­щей, их аналогии, «созвучия» и «перекличку» с другими вещами и событиями Универсума.

Поскольку вещи и явления воспринимались как знаки, а мир трак­товался как своеобразная книга, написанная «божьими письменами», постольку словесный или письменный знак и сама обозначаемая им вещь могли быть уподоблены друг другу. Поэтому в описаниях и клас­сификациях средневековой науки реальные признаки вещи часто объединяются в единый класс с символическими обозначениями и языковыми знаками. С этих позиций вполне допустимо, например, сгруппировать в одном описании биологические признаки змеи, ге­ральдические знаки и легенды о змеях, истолковав все это как различ­ные виды знаков, обозначающих некоторую идею (идею змеи), вло­женную в мир божественным помыслом.

Перестройка идеалов и норм средневековой науки, начатая в эпоху Возрождения, осуществлялась на протяжении довольно дли­тельного исторического периода. На первых порах новое содержа­ние облекалось в старую форму, а новые идеи и методы соседствова­ли со старыми. Поэтому в науке Возрождения мы встречаем наряду с принципиально новыми познавательными установками (требова­ние экспериментального подтверждения теоретических построений, установка на математическое описание природы) и довольно рас­пространенные приемы описания и объяснения, заимствованные из прошлой эпохи.

Показательно, что вначале идеал математического описания приро­ды утверждался в эпоху Возрождения, исходя из традиционных для средневековой культуры представлений о природе как книге, написан­ной «божьими письменами». Затем эта традиционная мировоззренчес­кая конструкция была наполнена новым содержанием и получила но­вую интерпретацию: «Бог написал книгу природы языком математики».

Итак, первый блок оснований науки составляют идеалы и нормы исследования. Они образуют целостную систему с достаточно слож­ной организацией. Эту систему, если воспользоваться аналогией А. Эддингтона, можно рассмотреть как своего рода «сетку метода», которую наука «забрасывает в мир» с тем, чтобы «выудить из него оп­ределенные типы объектов». «Сетка метода» детерминирована, с од­ной стороны, социокультурными факторами, определенными миро­воззренческими презумпциями, доминирующими в культуре той или иной исторической эпохи, с другой — характером исследуемых объек­тов. Это означает, что с трансформацией идеалов и норм меняется «сетка метода» и, следовательно, открывается возможность познания новых типов объектов.

Определяя общую схему метода деятельности, идеалы и нормы ре­гулируют построение различных типов теорий, осуществление на­блюдений и формирование эмпирических фактов. Они как бы вплав­ляются, впечатываются во все эти процессы исследовательской деятельности. Исследователь может не осознавать всех применяемых в поиске нормативных структур, многие из которых ему представля­ются само собой разумеющимися. Он чаще всего усваивает их, ориен­тируясь на образцы уже проведенных исследований и на их результа­ты. В этом смысле процессы построения и функционирования научных знаний демонстрируют идеалы и нормы, в соответствии с ко­торыми создавались научные знания.

В системе таких знаний и способов их построения возникают свое­образные эталонные формы, на которые ориентируется исследова­тель. Так, например, для Ньютона идеалы и нормы организации тео­ретического знания были выражены евклидовой геометрией, и он создавал свою механику, ориентируясь на этот образец. В свою оче­редь, ньютоновская механика была своеобразным эталоном для Ам­пера, когда он поставил задачу создать обобщающую теорию электри­чества и магнетизма.

Вместе с тем историческая изменчивость идеалов и норм, необхо­димость вырабатывать новые регулятивы исследования порождают потребность в их осмыслении и рациональной экспликации. Резуль­татом такой рефлексии над нормативными структурами и идеалами науки выступают методологические принципы, в системе которых описываются идеалы и нормы исследования.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти