ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Понятие информационной революции. Социальная информатика и современное информационное общество

Первая информационная революция связана с изобретением письменности –появилась возможность фиксации знания на материальном носителе и передачи знаний от поколения к поколению;

Вторая информационная революция (середина XVI в.) вызвана изобретением книгопечатания, которое радикально изменило структуру распространения информации;

Третья (конец XIX в.) обусловлена изобретением электричества, благодаря чему появились телеграф, телефон, радио, позволяющие быстро передавать и накапливать информацию:

Четвертая (1970-е гг.) связана с изобретением микропроцессорной технологии появлением персонального компьютера и компьютерных сетей передачи данных.

 

Что такое информационный век? Что принесет нам информационное общество, в чем его плюсы и минусы? Ведет ли этот путь к демократиза­ции общества или поддержке тоталитарного режима? Эти и другие им подобные вопросы находятся в центре дискуссии об информационном обществе. Г. Бехманн выделяет и анализирует следующие концепции информационного общества.

1.Информационное общество как информационная экономика рассма­тривается обычно в двух основных аспектах — производственном и про­фессиональном. «Производственный подход» подчеркивает последова­тельный переход от сельскохозяйственного к промышленному и от него к информационному сектору экономики как ведущему в современном обществе. «Профессиональный подход» основывается на анализе про­фессиональной структуры общества, в которой, например, выделяются производители и потребители информации, рассматриваются различ­ные виды работ в информационном секторе экономики, добавившемся к ее традиционным секторам.

2. Информационное общество как постиндустриальное общество ана­лизируется в широко известной концепции американского социолога Д. Белла. Если главными принципами промышленного общества явля­ются производство товаров с помощью машин и частная собственность, то для информационного общества — производство и использование ин­формации с помощью интеллектуальных технологий, базирующихся на ее компьютерной обработке, что приводит к росту значения теоретичес­кого знания и науки. Однако для Белла главную роль в информационном обществе играет не социальный контроль, а научная подготовка реше­ний, призванная обеспечить максимизацию прибыли, конкурентоспо­собность и т.п., т.е. оно понимается не как постиндустриальное, а как ин-форматизированное промышленное общество, детерминированное рыночной экономикой.

3. Информационное общество как общество знания рассматривается, если акцент делается не только на росте значения теоретического зна­ния, но и на социально детерминированных процессах его распределе­ния и воспроизведения, причем не только научного знания, поскольку кроме науки существуют и другие источники знания, как, например, ре­лигиозное откровение, народная мудрость, поэзия и т.д. Однако особое значение получает не само знание, а его недостаток, что часто становит­ся социальным аргументом, особенно в обществе риска, когда онаучива­ние общества комбинируется с возрастанием его рефлексивности, необ­ходимостью постоянной обратной связи знания с деятельностью. Научное знание, с одной стороны, рационализирует взаимоотношения общества и природы, если речь идет о естественно-научном знании, и культуру общества, если речь идет о знании социальных наук, трансфор­мированных в действия и решения, а с другой — порождает потребность во все новом и новом знании, чтобы преодолеть вновь возникшие опас­ности, неопределенности и неясности.

4. Информационное общество иногда трактуется как конец массового производства, поскольку последнее предполагает стандартизацию про­изводства товаров на гигантских промышленных предприятиях, а в ка­честве доминантной профессиональной группы — промышленных рабочих, занятых в основном ручным трудом. Информационная же эконо­мика, специфическим звеном которой является процесс создания и об­работки информации, коренным образом изменяет организационную структуру предприятия. С одной стороны, возникают транснациональ­ные корпорации, свободные от каких-либо национальных ориентации и свободно действующие в международном масштабе, независимо от мес­та их расположения. С другой — под давлением потребителя и междуна­родной конкуренции они переходят на рельсы индивидуализированно­го производства. Именно информационные технологии, создавая основу для такой индивидуализации продуктов, которые состоят из стандартизованных компонентов и могут производиться в массовом по­рядке, под желания конкретных потребителей, сокращают разрыв меж­ду производителем и потребителем. Сбор, обработка и распределение информации становятся важнейшим элементом процесса производства на всех уровнях промышленного предприятия — от организации его ра­боты до фабрикации конкретных товаров и их распределения.

Хотя эти концепции выделяют разные аспекты информационного общества, которые бывает трудно отделить друг от друга, и в данной об­ласти пока не существует общей теории, все они признают, что возни­кающее новое общество вносит изменения в само ядро существовавшей до сих пор социальной структуры и инициирует новый способ произ­водства. Труд и капитал, характерный для промышленного общества, заменяется информацией и знанием как главными ценностями, одна­ко, что еще важнее, создается новый механизм их непосредственного применения в производственной и сервисной сферах, т.е. внимание фо­кусируется на процессе непрерывного обучения. Еще одной особенно­стью информационного общества становится создание «виртуального предприятия», не привязанного к определенному месту или даже на­циональному государству, которое за счет своевременно получаемой и быстро перерабатываемой информации может гибко реагировать на любые запросы потребителя и колебания рынка, самоперестраиваться в соответствии с этими запросами и колебаниями, становясь саморе­флексивной системой.

Термин «информационное общество» представляет собой скорее по­литическую программу, чем теоретическое понятие. При этом неявно предполагается, что прогрессивный путь к информационному обществу, по которому движутся сегодня все промышленно развитые государства, должен привести как эти отдельные национальные государства, так и все мировое сообщество в целом к развитию конкурентоспособной в глобальном масштабе экономики, созданию новых рабочих мест и ре­шению экологических проблем. Причем считается, что, поскольку ин­формационное общество требует и новых форм активного участия насе­ления в политических решениях, оно автоматически создаст основы для демократического развития и приведет к революции не только в профес­сиональной деятельности, но и в повседневной жизни. Возможен, одна­ко, и иной тоталитарный сценарий развития информационного общест­ва, при котором с помощью тех же самых компьютерных средств может быть установлен тотальный контроль за распределением и потреблени­ем информации, а также за личностью, вмешательство в частную сферу государства или криминальных структур, установление диктата транс­национальных корпораций по отношению к объединениям граждан и даже национальным государствам.

В тоталитарном обществе знания (или информация) распределяются сверху вниз и строго дозирование Тоталитарно-технократическое обще­ство действует в условиях бесконтрольности и безнаказанности: любая критика поддерживаемых государством технических и хозяйственных проектов со стороны общественности и прессы рассматривается как на­рушение государственной тайны и выступление против общегосударст­венных интересов. Любое централизованное авторитарное государство исходит из того, что большинство граждан не способно само нести ответ­ственность за свои мысли и действия. Поэтому из числа привилегирован­ного меньшинства создается слой менеджеров, призванный принимать решения за остальное общество, в том числе и в плане выбора направле­ний технологического развития. Однако создание атмосферы секретнос­ти или псевдосекретности, имеющее следствием ограничение доступа к информации, приводит к невозможности тотальной компьютеризации общества, организации эффективного оперирования с информацией. Именно свободный доступ к информации ведет к разрушению тотали­тарной системы и уничтожению основы для доминирования технокра­тии, поскольку основой их является исключительное право правящей элиты на владение недоступной другим информацией, которая циркули­рует по так называемым закрытым каналам. По открытым же каналам. Циркулирует или неполная, или вообще фальсифицированная информа­ция. Такая ситуация, однако, чревата потерей даже высшими эшелонами власти информирования о реальном положении дел в обществе. Только свободное движение информации в обществе и ее постоянная критичес­кая оценка самим обществом обеспечивают условия для появления ново­го информационного общества в результате компьютерной революции.

Информационное общество зачастую характеризуется в качестве но­вейшей технологической революции техническими факторами и разра­ботками в области программного обеспечения. Однако такое описание информационного общества не может ничего сообщить о социальных условиях и следствиях этого развития, поскольку пытается определить через результаты применения информационных технологий суть возникших в информационном обществе феноменов. Более конструктивными явля­ются те теории, которые пытаются выявить культурные следствия произ­водства, распределения и обработки информации, ставшие конституиру­ющими условиями тех социальных структур, которые возникли в промышленно развитых странах под влиянием компьютерной револю­ции. Это, в свою очередь, вызывает дискуссии, каким образом новое зна­чение информации должно оцениваться с точки зрения общества. Одна­ко вне общества не существует никакой высшей инстанции, которая планирует или контролирует его, поскольку социальные системы разви­ваются как самореферентные, т.е. наблюдение и описание, планирование и контроль за обществом производится самим этим обществом, являю­щимся одновременно и объектом и субъектом собственной деятельности. Поэтому развитие информационного общества должно рассматриваться одновременно и как результат его естественной эволюции и как следствие политической воли, выраженной самим этим обществом.

Все, что является социальным, согласно концепции Н. Лумана, идентифицируется как коммуникация, которая представляет собой не­поддельно социальное и совместно социальное действие, поскольку предполагает множество сотрудничающих систем сознания и не может быть приписано ни одному индивидуальному сознанию в отдельности, а нечто, функционирующее как коммуникация, является обществом, т.е. коммуникация может быть произведена лишь в сети коммуникаций. Социальные системы образуются исключительно благодаря коммуни­кации, причем исторически первым импульсом для возникновения осо­бых символизированных средств коммуникации стало изобретение и распространение письменности, которая необъятно расширила комму­никативный потенциал общества и вывела его за пределы интеракции непосредственно присутствующих. Сознание и коммуникация как бы заранее настроены друг на друга, функционируют, «незаметно» коорди­нируясь, что отнюдь не исключает идентификации и персонификации участников коммуникации, а их регулярная структурная стыковка воз­можна благодаря языку. Системы коммуникации стыкуются, таким об­разом, только с системами сознания, которые препятствуют влиянию на нее совокупной реальности мира, что привело к развитию системы, ре­альность которой состоит в оперировании с одними только знаками. Да­же если по разным причинам многие не принимают участие в данный момент в коммуникации, то все равно число одновременно совершаю­щих эти операции настолько велико, что возможность эффективной ко­ординации между ними и достижение согласия исключены. Поэтому система коммуникации необходимо основана на себе самой и лишь са­ма собой может руководить.

Следующей после языка и письменности ступенью развития комму­никаций является формирование коммуникационной сети Интернета, более существенно расширяющей возможности коммуникации и число включенных в нее индивидов по сравнению с коммуникацией «лицом к лицу». Техника, однако, как техническая аппаратура представляет собой лишь данность внешнего окружения коммуникационных систем, при­чем технизация коммуникации, подчеркивает Луман, сама требует кон­троля ошибок, наблюдения за ее функционированием и социального контроля. Машинная техника прошлых двух столетий, основывавшаяся на концепции экономии энергии и получения выигрыша во времени, т.е. облегчения работы и ускорения транспортировки вещей и тел, при­вела к развитию массового производства и крупных предприятий. Ком­пьютерная же техника является реализацией совершенно иной концеп­ции, поскольку представляет собой «невидимую машину», которая во время ее использования может преобразовываться каждый раз в другую машину. Процессы, происходящие «в глубине» компьютера, невидимы пользователю, а зримые (на мониторе или в виде распечатки) результа­ты достигаются через внешние команды. Это изменяет возможности са­мой постановки проблем и аргументации и ведет к почти безграничной технизации рабочих процедур, и не только на уровне производства пред­метов, но и на уровне управления производственными и другими про­цессами. Применение современной компьютерной техники, особенно в больших технических системах, ведет, однако, не только к позитивным результатам, но и к увеличению рисков их функционирования. Поэтому современное общество, как никакое до сих пор существовавшее, стано­вится зависимым от техники.

Компьютерные системы могут быть, конечно, соединены друг с другом и обмениваться в форме «данных» результатами своей работы. Но не в этом заключается собственный смысл коммуникации. По Луману, каждая отдельная коммуникация, если она понята, может быть принята или отклонена с использованием соответствующих средств убеждения, которые активизируются только в самой социальной систе­ме. Общество сформировано исключительно продолжающейся комму­никацией, а мир является закрытым, коммуникативным комплексом. В принципе, любая точка на земном шаре доступна для коммуникации, несмотря на все технические, политические или географические препятствия, а мировое общество — это самоокончательность мира в коммуникации. Именно коммуникация представляет собой операцию, которая наделена способностью к самонаблюдению. Каждая коммуни­кация должна одновременно и сообщать, что она есть коммуникация, и помечать, кто что сообщил, чтобы могла быть определена подсоединя ющаяся к ней коммуникация, а также иметь возможность устанавли­вать, должна ли последующая коммуникация реагировать на сомнение в информации, на предполагаемые намерения отправителя сообщения, например ввести в заблуждение, или на трудности понимания. Слож­ная система при этом может от наблюдения своих операций перейти к наблюдению своего наблюдения, т.е. самой системы. Таким образом, общественная организация — это и не машина, и не организм, а особая самореферентная социальная система, контролирующая сама себя, но не контролируемая ничем извне. Поэтому компьютерные и коммуни­кационные системы и сети лишь создают условия для более оптималь­ного функционирования социальной коммуникации, как, впрочем, и для возникновения новых рисков, но они не могут подменить сущест­вующее общество какими-то иными, несоциальными структурами. Ин­формационное общество следует понимать как очередную стадию раз­вития современного общества, достижимую с помощью этих новых технических средств, а не как обособившееся от общества и существую­щее вне его и над ним киберпространство.

Таким образом, свободный доступ к информации и участие населе­ния в обсуждении крупных технократических проектов, с одной сторо­ны, создает условия для преодоления господства технократии и экспертократии. Но, с другой стороны, появляются новые возможности возрождения технократического мышления в электронном обществе: манипулирование общественным мнением через электронные средства масс-медиа и Интернет, тенденциозное представление и искажение ин­формации, спекуляция на «чувствах» среднестатистического граждани­на и доверия к науке и средствам массовой информации, подтасовка фактов и создание иллюзии «научного» обоснования и т.п. В то же вре­мя в информационном обществе осознается необходимость и возмож­ность борьбы с этими технократическими тенденциями с помощью этих же мультимедийных средств, просвещения населения и гуманитарного образования, организации институтов относительно независимой оцен­ки техники и проведения системной оценки техники и осуществления междисциплинарного прогнозирования ее развития.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти