ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Субъект и объект социально-гуманитарного знания: уровни рассмотрения. Ценностные ориентации, их роль в социально-гуманитарных науках

Объектсоциально-гуманитарного знания - человеческая деятельность, ее формы и результаты.
Одним из первых мыслителей, определивших человеческую деятельность в качестве предмета науки, т. е. поставивший задачу обнаружения законов человеческой деятельности, был итальянский мыслитель Джамбаттиста Вико (1668-1744), выдвинувший основания “новой науки” о мире, который был создан людьми.

Одну из наиболее отчетливых формулировок специфики объекта социально-гуманитарного познания (в форме противопоставления предмета “наук о природе” и “наук о культуре”) можно найти в трудах представителя баденской школы неокантианства Г. Риккерта (1863-1936): “Природа есть совокупность всего того, что возникло само собой, само родилось и предоставлено собственному росту. Противоположностью природе в этом смысле является культура как то, что или непосредственно создано человеком, действующим сообразно оцененным им целям, или, если оно уже существовало раньше, по крайней мере, сознательно взлелеяно им ради связанной с ним ценности”

В связи с этим определением можно отметить, что естествознание, как и всякая наука вообще, относится она к объектам природы или к так называемым культурным феноменам, представляя собой деятельность сотрудничающих ученых, действующих сообразно поставленным ими целям, подлежит возможному прояснению в качестве предмета “наук о культуре”. Необходимо подчеркнуть, что в определении человеческой деятельности в качестве предмета социально-гуманитарного познания существенны оба понятия. Во-первых, недопустимо абстрагироваться от того, что человек есть сознательное существо и, соответственно, не учитывать, что его деятельность является целесообразной и ориентированной на ценности. Если, например, конкретным объектом внимания ученого выступает общество, то оно, по словам немецкого философа и социолога Г. Зиммеля (1858-1918), рассматривается как “единство, которое реализуется только своими собственными элементами, ибо они сознательны”. Соответственно, задача исследователя состоит в том, чтобы определить, “какие предпосылки должны действовать для того, чтобы отдельные конкретные процессы в индивидуальном сознании были реальными процессами социализации; какие из содержащихся в них элементов делают возможным в качестве результата, абстрактно выражаясь, производство из индивидов общественного сознания”.

Во-вторых, что не менее существенно и, без сомнения, связано с первым элементом определения, недопустимо рассматривать формы и результаты человеческой деятельности в их самостоятельном существовании, в отрыве от самой этой деятельности, т. е. натуралистически, а не конкретно исторически.

Задача гуманитарных наук при этом как раз и может состоять в том, чтобы восстановить и проследить как действительность этих отношений, так и закономерность появления превращенных продуктов этих отношений.

Кроме того, специфика объекта социально-гуманитарного познания заключается в том, что он не может быть понят безотносительно к субъекту познания.

Субъект социально-гуманитарных наук. Этой характеристике можно дать несколько пояснений. Во-первых, можно сказать, что и в качестве субъекта, и в качестве объекта выступает человеческая деятельность (только в разных смыслах); во-вторых, можно привести в пример невозможность “чистого” эксперимента и необходимость “включенного наблюдения” в социально-гуманитарных науках, подтверждая в первом случае зависимость объекта от средств и условий наблюдения, а во втором — необходимость преодоления различия дистанций для достижения знания об объекте. Можно, правда, отметить, что и современное естествознание допускает возможность подобного понимания объекта исследования, констатируя определенную зависимость эффектов наблюдения от его средств и возможностей. Для социально-гуманитарного знания нужно понять именно необходимость (а не только лишь допустимость) такого отношения к объекту, причем именно эта необходимость и должна обеспечить определенность этого вида познания.

Итак, недостаточно понимать эту “относительность” как зависимость объекта от субъекта (от его положения, средств и условий познания) или как некоторое “удвоение” субъекта (субъект познающий и субъект, действующий как часть объекта познания). Во-первых, эта зависимость должна быть понята как взаимная и необходимая.
Во-вторых, если нечто (человек действующий) противостоит как объект, то он уже не есть субъект; в социально-гуманитарном познании ставится задача преодоления самой объективации (отстранения, противопоставления, потери). Почему это необходимо и как это возможно, будет рассмотрено в разделе о специфике субъектно-объектных отношений и особенностях методологии в социально-гуманитарном познании.

В итоге под субъектом познания сегодня понимается как эмпирический субъект -ученый или научное сообщество, который направляет свою деятельность на объект познания посредством изучения сконструированного им предмета познания, так и общество в качестве конечного субъекта познания. Если общество не выработало адекватных предпосылок познания, не подготовило новых методов познания, то познание не сможет быть осуществлено наукой. 15

В современном научном мире складывается новая «постантропологическая» парадигма постижения общественного и культурного бытия, нацеленная на выяснение границ и стратегий влияния на него социального субъекта, мера активности которого многократно возрастает. Ее стратегия – акцент личностного параметра действующего субъекта, включающего индивидуальный опыт, ценности, интересы, вовлеченность в структуру социальных связей. Аналитика общественного бытия – на онтологическом уровне учитывает именно этот аспект. Аксиологический уровень конкретизирует данную характеристику социума в понятиях ценностей, где также определяется участие конкретного субъекта с его реальными целями и интересами. Гносеологический уровень в равной степени оказывается зависимым от субъекта, его онтологических и аксиологических ориентаций (главное здесь – координация личного и общественного опыта, рационального и внерационального содержания).

Отдельно остановимся на факторе ценностей, поскольку они задают вектор исследовательских программ и преференций, цели деятельности. В современной культуре ценности трактуются как невербализуемые (невыразимые в терминах) сущности, составляющие глубинный слой личности в терминах значимости (в плане должного, нормативного, при этом содержащее эмоциональную окраску). Поскольку предметом социально-гуманитарного знания выступают социо-культурные феномены (человек, общество, культура), связанные с ними когнитивные процедуры обладает собственной спецификой. В свое время неокантианцы Виндельбанд, Риккерт подчеркивали, что познание общественных процессов в корне отличается от познания природы. Явления природы согласуются с объективными законами, в то время как явления культуры зависимы от индивидуальных особенностей социальных акторов и отличаются уникальностью, неповторимостью. Естествознание занимается подведением единичных фактов под общие законы, гуманитарные науки – постижением скрытых, интериоризированных мотивов деятельности и смыслов. Познание природы является генерализирующим (обобщающим), познание социальных феноменов – индивидуализирующим. В. Дильтей на данном основании утверждал, что для естественных наук главным является объяснение, для гуманитарных - понимание. На сегодняшний день также признается, что специфика гуманитарных исследований заключается в уникальности, единичности и неповторимости их предмета (Дильтей: «природную жизнь мы понимаем, а духовную объясняем»).

Итак, существенную роль в гуманитарных дисциплинах отводится ценностям. В науке ценностные ориентации отражены в следующих формах. Во-первых, ценностную детерминацию имеют предметы познания, что и обусловливает их культурологическую фиксацию. Познавать что-либо – значит иметь к этому желание, заинтересованность в познании как предпосылку. Ценностный компонентом обладают идеалы и нормы организации и описания знания, которые варьируются в соответствии с динамикой развития культуры (ответы на вопрос, что познавать, дается предметным выбором, как познавать и доказывать - идеалами и нормами). Третий ценностно-содержательный компонент реализуется в сфере результатов познания, чему предписано соответствие обоснованию и объективности, а главное истине. Что есть истина - также ценностно зависит от мировоззренческих установок культуры: ее критерий определяется полезностью, авторитетом источника (религия), рационально-логической доказательностью, конвенциональностью и даже эстетической гармонией.

Социальная сфера познавательной деятельности специфична подверженностью влияния ценностных факторов, что отличает ее от области естественнонаучного знания и означает возможность ее измерения по шкале «добро-зло», «прекрасное-безобразное» и т.д. Очередной проблемой в данном случае становится объективность и беспристрастность исследования, поскольку сам его предмет содержит в себе ценностный параметр, «пристрастность». Лейбниц известным высказыванием: «Если бы геометрические теоремы затрагивали интересы людей, они бы опровергались», подчеркивает преимущество ценностных интересов в отношении сугубо когнитивных. Ценностный фактор практически неизбежен. Сложность ситуации в том, что допущение ценностного компонента неоднозначно, его присутствие может, как стимулировать, так и препятствовать объективному анализу. Впрочем, само понятие объективности и «объективной истины» в современном мире давно находится под вопросом.

Требует своего осмысления и проблема, порожденная нынешним прогрессом в коммуникационных технологиях. Если в предыдущий период наука предлагала достаточно четкое разделение сферы природы и сферы культуры, то в наше время подобное членение постепенно превращается в условность, естественные науки активно осваивают саморазвивающиеся системы, куда включен социальный субъект и его деятельность. Диалог, но не строгая демаркация, толерантность, но не соперничество естественных и гуманитарных наук – императив современной эпистемологии, логично сопряженный с процессом возрастания активности социально-преобразовательного творчества в масштабе взаимодействий природы и человека.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти