ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Дневник Дворецкого: Глава 2. Помощь Господину в обучении пению

 

Дорогой отец,

Мне нельзя помочь, я раскаиваюсь, ибо совершил непростительную ошибку. На первой неделе работы я сжег ужин моего господина: и хлеб, и суп. Если бы ты узнал об этом на небесах, ты бы точно отругал своего бесполезного сына!

Пожалуйста, благослови меня с небес, чтобы я больше никогда не делал ошибок.

***

– Все в порядке, отбивные просто замечательные! Мороженное тоже вкусное!

Теперь молодой господин успокаивал меня.

«Я не могу позволить своему хозяину себя утешать». Я поднялся и сказал:

– Молодой Господин, я вызову такси. Караоке находится слишком далеко от нашего дома.

– В этом нет необходимости, – произнес он, покачав головой. – Давай прокатимся до туда. У меня есть два мотоцикла.

«Два? Вероятно, речь идет о тех двух мотоциклах в его мастерской. Однако, они стоят там только для красоты, не так ли?»

– Но как вы переместите эти тяжелые мотоциклы вниз? – в недоумении спросил я.

– В мастерской есть лифт, – незамедлительно ответил молодой господин.

Похоже, этот дом имеет гораздо больше тайн, чем я изначально представлял. Я наводил порядок в мастерской всю эту неделю, но не заметил никаких лифтов внутри.

– Хорошо. Но у меня нет водительского удостоверения для вождения сверхмощных мотоциклов. Боюсь, у меня могут быть неприятности, если Молодой Господин разрешит мне прокатиться.

– Водительское удостоверение? – молодой господин странно посмотрел на меня. – Я такую вещь тоже не имею. Но ничего страшного в этом нет, верно?

«Хороший вопрос».

Поскольку до сих пор не было случаев, чтобы вампир погиб в автокатастрофе, я верил, что мне не стоит беспокоиться о том, есть ли у меня водительское удостоверение или нет. Поэтому я сел на мотоцикл молодого господина и отправился в мою первую страшную поездку.

Когда я только приступил к поиску работы в качестве дворецкого, я часто натыкался на препятствия, потому что был вампиром. Сегодня впервые я был благодарен, что им являюсь... «По крайней мере, мне не нужно беспокоиться о том, что я стану «приведением», если в следующую секунду произойдет авария».[10]

Тем не менее, молодой господин послушно соблюдал все правила дорожного движения. Стрелка спидометра всегда была в пределах разрешенной скорости. Он также следовал сигналам светофоров. Единственным исключением было то, когда светофор загорался красным, ему не нравилось нажимать на тормоз; если спереди и по бокам стояли автомобили, преграждая нам путь, он наклонял мотоцикл и аккуратно объезжал их, затем следующий автомобиль, третий, четвертый...

Один раз молодой господин очень низко наклонил мотоцикл, он оказался под углом менее 45 градусов к земле, и спокойно проскочил сквозь зазор между туристическим автобусом и тротуаром.

– Чарльз, я забыл спросить тебя, – громко сказал он, прокладывая свой путь меж очередных автомобилей. – Ты умеешь летать?

«Он таким образом пытается убедиться, что в случае аварии, я смогу его поднять и вовремя улететь?»

– Я не знаю, как летать, Молодой Господин, – прокричал я в ответ. – Но я могу прыгать довольно высоко и на большие расстояния.

– О, какая досада, – разочарованно отметил он.

– Это не досада, Молодой Господин! – спешно воскликнул я. – Я все же смогу поднять вас и вовремя отскочить.

–Что?

Молодой господин резко нажал на тормоз. Из-за своей невнимательности, я чуть не врезался в его спину. К счастью, я был вампиром: мои рефлексы во многом превосходят человеческие. Потому я вполне смог не подчиниться закону: «после резкой остановки объект по инерции продолжает движение вперед», и замереть, чтобы не влететь в спину молодого господина.

Молодой господин снял свой шлем и, обернувшись, спросил:

– Что ты сказал? Отнести меня куда?

Я так испугался, что на моей коже выступил холодный пот. Только после трех секундного размышления, я смог объяснить молодому господину:

– Куда-нибудь в безопасное место.

По его лицу было видно, что он не совсем понимал, о чем идет речь.

– Караоке достаточно безопасное место, верно? – он вопросительно склонил голову набок.

Я посмотрел вперед и увидел, что мы уже приехали в место, известное как KTV[11].

Я слез с мотоцикла. Молодой господин припарковался, вытащил ключи и уже собрался уходить.

– Молодой Господин, вы не будете ставить свой мотоцикл на сигнализацию?

Я был обеспокоен. С первого взгляда можно было понять, что мотоцикл молодого господина был крайне необычный. И сколько бы противоугонных средств мы на него ни повесили бы, не было никакой гарантии, что вернувшись, мы найдем его на том же самом месте... Хотя я очень хотел поехать на такси, я совершенно точно не мог спокойно принять, что мотоцикл молодого господина украдут.

– Не волнуйся, – сказал он, улыбнувшись и потрепав меня по плечу. – Я не оторвался от телохранителей, посланных Геге. Эти люди будут охранять мотоцикл.

Я замер. «Понятно».

Молодой господин и я зашли в KTV. Он был оформлен в футуристическом стиле, близком по духу современной молодежи. Едва мы вошли, как молодой господин стал с интересом рассматривать все предметы вокруг нас. Казалось, наиболее заинтересовали его различные отработавшие свое механические части тел, служившие здесь украшениями на стенах.

– Молодой Господин должно быть не любит модификации в человеческих телах, – непринужденно заметил я, чтобы начать беседу. – Я не заметил у вас ни одной механической детали.

Он обернулся и улыбнулся мне, спросив после этого:

– Что мы делаем теперь?

Я посмотрел на реакцию молодого господина, похоже, он был уже не так взволнован, как в тот момент, когда он только вернулся домой сегодня вечером. Это было хорошо. Привести сюда молодого господина, чтобы он смог ознакомиться с местом заранее, было правильным решением. Люди всегда неосознанно нервничают и боятся, когда им приходится идти в незнакомое место. Хотя они невероятно быстро адаптируются к новой обстановке.

– Теперь нам нужно подойти к работнику, – осторожно объяснил я, – и сообщить ему, что мы хотели бы зарезервировать свободную комнату для пения.

Молодой господин справился великолепно. Он проделал все непринужденно, ни на секунду не прекращая улыбаться, словно занимался этим каждый день. В конце я заметил, как одна из работниц незаметно дала ему записку.

Пока мы шли за сопровождающим нас работником караоке, молодой господин натянуто улыбнулся и передал мне записку. Там были записаны имя и номер телефона.

– Это ведь здорово, да? – подразнил его я. – Молодой Господин невероятно привлекателен.

Молодой господин передал мне еще одну записку и с озорной улыбкой произнес:

– Другая работница попросила меня передать это тебе. Это тоже здорово! Мистер Дворецкий тоже невероятно привлекательный!

– Молодой Господин, не дразните меня, пожалуйста, – я криво улыбнулся, и, качнув головой, добавил: – Я не настолько привлекателен, как вы.

– Чарльз, – рассмеялся он, – ты видно нечасто смотришься в зеркало, так ведь?

– Зеркало...

Я взглянул на человека, шедшего впереди. Несмотря на то, что он сопровождал нас, работник шел слишком медленно. Любому стало бы очевидно, что в данный момент он подслушивает нас.

– Молодой Господин, – я слегка улыбнулся. – Мы вот-вот придем. Давайте обсудим это позже.

Когда мы вошли в комнату, наш сопровождающий объяснил нам все необходимое и ушел.

Молодого господина мало интересовал интерьер, он сразу взглянул на меня в ожидании объяснений. Я улыбнулся, открыл дверь в уборную и встал перед зеркалом.

Я стоял между молодым господином и зеркалом, но в зеркале отражался только молодой господин. Я обернулся к нему; он широко раскрыл глаза от удивления, это слегка позабавило меня.

– Молодой Господин, я не отражаюсь в зеркалах. Даже камеры не способны записать присутствие вампира, - объяснил я.

– А как тогда вы узнаете, как выглядите? – удивленно спросил молодой господин.

– Если вампир обращенный, – чуть улыбнувшись, ответил я. – то ему известно, как он выглядит. Что касается рожденных вампирами, таких как я, мы обычно нанимаем художника, чтобы он нарисовал наш портрет. Однако я этого никогда не делал, потому что мой отец считал, что для дворецкого важнее выглядеть опрятным и представительным, чем знать, какие у нас черты лица.

– Ты и, правда, выглядишь опрятно и представительно в этом наряде, Чарльз! – кивнув, отметил он.

Заведя разговор об одежде, я вдруг вспомнил, насколько прост гардероб молодого господина, и спешно сказал:

– Молодой Господин, вам следует купить одежду.

– Но у меня уже есть одежда, – возразил он, удивившись.

– Молодой Господин, подростки редко носят рубашки в нынешнее время, – тактично заметил я. – Если Молодой Господин желает успешно влиться в студенческую жизнь, вам следует одеваться, как все.

Хотя лично мне не нравилась современная молодежная мода, если молодой господин хотел улучшить свои отношения с другими людьми, он не мог одеваться так, словно прибыл из прошлого столетия.

– Тогда ладно! – со смехом отозвался он. – Мы пойдем и вместе купим мне одежду в какой-нибудь другой день. Ты поможешь мне выбрать ее. – Он беспомощно развел руки в стороны и добавил: – Ведь тебе известно, как я должен выглядеть. Я действительно не могу отличить то, что выглядит хорошо, а что – безвкусно. Однажды в класс пришли два студента в похожей одежде. На мой взгляд, они были одеты одинаково, но реакция моих одногруппников[12] была совсем иной. Над одним из них они посмеялись, а другому уделили свое внимание все девушки. Это было так странно.

«То, что молодой господин называет «похожим»... боюсь, разница все-таки была, причем в столетие».

К счастью, в стандартные обязанности дворецкого входил подбор одежды для своего господина. Я всегда внимательно следил за тенденциями в мире моды, и поэтому незамедлительно ответил:

– Очень хорошо.

Молодой господин улыбнулся, а потом огляделся. Его взгляд остановился на машине, с помощью которой можно выбрать песню. Он моментально изменился: занервничал и крикнул.

– Чарльз, Чарльз, что это?

– Пожалуйста, не будьте так напряжены, Молодой Господин, – тепло улыбнувшись, произнес я.

Похоже, мои слова успокоили его. Я подошел к машине и, выбирая песню, сказал:

– Я выберу несколько песен, чтобы вы послушали.

Я выбрал три песни: рок, поп и романтику, - которые в данный момент занимали верхние строчки самых популярных чартов, чтобы понять какой жанр музыки молодой господин предпочитает. Когда песни закончили играть, я, улыбнувшись, спросил:

– Молодой Господин, какая песня вам больше понравилась?

– Я все же думаю, что Симфония Судьбы Бетховена звучит намного лучше, – честно ответил он. – Шестая Симфония Чайковского, также известная, как Патетическая, тоже звучит хорошо.

«Неужели молодой господин - человек не из прошлого столетия, а из позапрошлого?»

Я размышлял некоторое время. «У Симфонии Судьбы особый ритм. Может, ему нравится такая ритмичная музыка?» Я попытался выбрать что-нибудь похожее.

К середине песни у молодого господина загорелись глаза. Прежде чем я спросил, он воскликнул:

– Эта звучит намного лучше.

Я кивнул, расслабившись. К счастью, я был не прав, думая, что молодому господину нравятся только симфонии. После этого я произнес:

– Молодой Господин, сначала эта песня прозвучит в оригинале. После прослушивания песни несколько раз, у вас должно получиться ее спеть.

Немного нервничая, он согласился с моим предложением. Однако, сразу после первого прослушания, он заявил, что справится.

Я кивнул и снова включил песню. В этот раз я отключил голос певца, оставив только музыку, чтобы молодой господин мог петь.

Музыка заиграла; когда молодой господин начал петь, я вздрогнул и, не отвлекаясь, дослушал песню в исполнении господина до конца...

Когда музыка закончилась, молодой господин нервно сглотнул и, посмотрев на меня, спросил:

– Я нормально пел?

– Молодой Господин... – неуверенно начал я.

– Я ужасно пел? – переполошившись, спросил он.

– Молодой Господин, вы пели очень хорошо.

Я очень старался не выдавать своего удивления и спокойно объяснил:

– Однако обычно люди не способны петь тем же голосом и в той же тональности, как это делает певец в оригинальном варианте песни.

Если бы я лично не видел, как молодой господин открывает рот, я бы подумал, что снова заиграла запись голоса певца... «Похоже, что у молодого господина секретов не меньше, чем тайн в его странной мастерской».

– То-тогда как мне петь? – запинаясь, проговорил он, разволновавшись еще сильнее. – Я не знаю иного способа пения.

– Молодой Господин, будет прекрасно, если вы просто будете петь своим собственным голосом, – успокоил я его. – Я снова включу эту песню. Пожалуйста, расслабьтесь и просто используйте голос, которым вы обычно говорите.

Правда, когда музыка зазвучала, молодой господин вцепился в микрофон и, пробормотав несколько слов, растерянно уставился в экран. Потом он с несчастным видом посмотрел на меня и сказал:

– Чарльз, позволь мне сначала услышать, как поешь ты.

– Как пожелаете.

Я посмотрел на экран со списком песен, выбирая песню полегче, чтобы молодой господин мог учиться, пока он меня слушает. В этот момент молодой господин подвинулся ближе, и я спешно отступил в сторону, чтобы он мог без препятствий видеть экран.

– Чарльз! – закричал он и показал на одну из песен на экране. – Посмотри, эта песня называется «Вампир»!

– Я знаю эту песню, – кивнул я, посмотрев на экран.

– Спой ее для меня! – сказал он, вновь оживившись.

– Я понял.

Я выбрал песню и взял микрофон. Когда зазвучала музыка, я открыл свой рот и запел...

Древние часы пробили двенадцать раз Скользнула крышка, гроб открылся. Сияющий свет дня Закутали в черный саван. Не кричи. Там нет ничего. Ночь – только сумасшедшая тьма, Не смотри, Крепко спи. Кровососы не ходят под светом дня. Вампиры шествуют по улицам; незнакомцы не подходите близко; Свежая кровь – мой любимый напиток. Не кричите Аллилуйя, Бог ушел в отпуск, а Мария тоже спит. Я спокойно скину свой плащ; Обнажу мои клыки на тебя; Не сопротивляйся, я буду нежен. Когда встречаешься с вампиром, поторопись и закричи Благослови тебя Господь. На древних часах полночь пробила, Крышка гроба отворилась, Свет сияющий дневной Саван поглотил ночной. А ты не кричи. Нет ничего в ночи. Вся она прибежище тьмы. Не смотри, крепко спи. Кровососам не место под солнцем. По улицам вампиры крадутся Незнакомцу в горло вопьются Ничего вкуснее свежей крови нет На каникулах ваш Боже, Аллилуя не поможет, И Мария спит ведь тоже. Свой плащ я в сторону отброшу, Спокойно обнажу клыки, Ты не противься мне, Я буду нежен. Встретив вампира, беги и кричи. Господь тебя благослови

 

Когда я закончил петь, молодой господин смеялся так, что даже скатился с дивана на пол.

Я достал расческу, помог молодому господину уложить растрепанные волосы, и поправил его одежду.

– Чарльз, о, Чарльз, где твой плащ? – снова рассмеялся он, прокомментировав.

– В наше время на улице не встретишь вампира в плаще, – честно ответил я. – Если надену плащ, никто не подумает, что я вампир. Скорее люди примут меня за косплейщика, и попросят сфотографироваться со мной.

Услышав это, молодой господин рассмеялся еще сильнее: он довольно долго не мог упокоиться. Потом он спросил:

– Ты, правда, спишь в гробу?

Молодой господин еще не заходил ко мне в комнату. Когда я перевозил свои вещи, он был в университете и не видел, как я ее обставил. Я кивнул и коротко пояснил:

– Я сплю в металлическом шкафу, который похож на гроб, но он намного прочнее его. Если на меня нападут, это меня даже не разбудит.

В этот раз молодой господин не засмеялся. Он нахмурился и спросил:

– Металлический шкаф... Должно быть, в нем не слишком удобно спать? Почему ты не можешь спать на кровати?

– Слишком светло. Только в полной темноте я могу спокойно заснуть.

Несмотря на то, что мне не следовало рассказывать такие подробности человеку, я совсем не хотел расстраивать молодого господина. Тем более что это не такой уж и великий секрет. Я решил объяснить более детально:

– Должна быть абсолютная темнота. Даже если присутствует только слабый свет, как свет звезд, мой сон будет прерывистым. Для меня не проблема, спать в таких условиях один день или два, но если такое будет продолжаться в течение долгого времени, то я сильно ослабну.

– О, – молодой господин понятливо кивнул и больше вопросов о вампирах не задавал. Вместо этого, он показал на экран и сказал: – Я хочу научиться петь эту песню.

– Я понял.

Молодой господин стал радостно петь своим нормальным голосом. Только песню о вампирах он спел три раза. Я не заметно для него включил предыдущую песню с более быстрым ритмом. Когда молодой господин ее услышал, он вздрогнул, но пропел машинально первые несколько строк. Удивившись своим действиям, он продолжил петь эту песню.

После этого, все было намного проще. Я пел одну песню, а потом еще раз ее пел молодой господин. Способность молодого господина к обучению была невероятной, услышав песню лишь раз, он мог ее идеально спеть.

Мы пели в течение трех часов, пока не пришел один из работников караоке, чтобы узнать собираемся ли мы продлевать время. Я посмотрел на молодого господина. Он колебался. Только я собирался сказать, что мы останемся еще на два часа, как молодой господин вскрикнул:

– О, нет! Я забыл позвонить Геге!

– В этом нет необходимости, – спешно ответил я работнику, изменив свое решение. – Пожалуйста, принесите нам счет.

Когда мы вышли из KTV, молодой господин, как мне показалось, был в очень хорошем настроении. Он даже напевал себе под нос сегодняшние песни, чаще всего «Вампир». «Похоже, мне следует купить ему весь альбом».

Мы дошли до парковки, конечно, мотоцикл молодого господина по-прежнему стоял на месте. Его телохранители хорошо справлялись со своей работой. Мы подошли к нему. Молодой господин уже надел вой шлем, а я как раз собирался надеть свой, когда...

– Это ограбление!

Я обернулся, и увидел две фигуры приближающиеся к нам. Оба были вооружены, их взгляды были устремлены на мотоцикл молодого господина, они уже предвкушали будущий трофей.

– Гоните свои кошельки и шлемы и проваливайте! – рыкнули они.

Я нахмурился. «Грабители направили свое оружие на молодого господина. Почему еще не появились его спрятавшиеся телохранители?»

Я посмотрел на молодого господина. Он уже застегнул шлем и закрыл экран. Его голова была полностью защищена, но из-за визора, отражающего серебряным, я не видел выражения его лица. Поэтому я не знал наверняка, как мне следует поступить.

– Пошевеливайтесь! – крикнули грабители, теряя терпение. Складывалось ощущение, что пуля из их пистолетов может вылететь в любую секунду.

Я нахмурился и собирался уже закрыть своим телом молодого господина, как он спокойно залез рукой во внутренний карман куртки. Его движения были такими плавными и естественными, словно он просто хотел достать свой носовой платок... Однако он вытащил пистолет.

Противоречие, между тем, что мы ожидали увидеть, и тем, что на самом деле произошло, заставило и меня, и грабителей замереть, уставившись на молодого господина. В тот момент, когда они уже собирались выстрелить, и пока я думал, вставать ли мне между молодым господином и пулям или оставить все это на телохранителей, которые так и не появились, молодой господин выстрелил без предупреждения. Его скорость стрельбы была огромна: по звуку можно было решить, что он стрельнул только один раз. Хотя я смог различить, что было сделано четыре выстрела. Двумя пулями он выбил из рук грабителей пистолеты, а еще две пустил им в колени.

Как только грабители, упали на землю, крича и держась за свои раненые ноги, молодой господин спокойно убрал свой пистолет обратно, словно просто положил платок в карман.

Я не знал, что можно сказать в такой ситуации, поэтому только похвалил его:

– Молодой Господин, вы великолепно управляетесь с оружием.

Молодой господин поднял визор, улыбнулся мне и потом прокричал в пространство:

– Не убивайте их, или я заставлю вас пожалеть об этом.

Я замер, но, немного поразмыслив, понял, что он обращался к своим телохранителям, которые прятались где-то неподалеку.

– Идем, Чарльз.

Я обернулся. Молодой господин уже завел мотоцикл. Я сел рядом с ним и подумал, что я, скорее всего, ошибался. Молодой господин вполне мог специализироваться на практике ведения боя, а не на теории.

***

На следующий день, когда молодой господин вернулся домой, он протянул мне картину. Взяв ее в руки, я обнаружил, что это написанный маслом потрет, больше напоминающий фотографию. Черноволосый мужчина на портрете был одет в европейский костюм с жилетом и галстуком. Он мягко улыбался, и по-доброму смотрел на мир своими большими зелеными глазами.

Я поднял глаза на молодого господина.

Он улыбнулся и сказал:

– Таким я вижу тебя, Чарльз.

Услышав его слова, я не мог не взглянуть на картину еще раз. Я заметил, что некоторыми чертами лица этот мужчина отдаленно напоминал моего отца. Похоже, это действительно я, но почему я кажусь таким добрым?

Хотя я никогда раньше себя не видел, все вампиры, которых я когда-либо встречал, обладали чарующей внешностью, но злобным взглядом. Ни один из них не имел такой ауры, как мужчина на портрете.

«Возможно молодой господин неосознанно нарисовал меня таким, каким он сам меня воспринимает? Он действительно думает, что я так добр?»

Я снова посмотрел на молодого господина, и уже собирался его поблагодарить, как почувствовал какой-то странный запах исходящий от него... Это был запах еды. Еды вампиров - крови.

Тем не менее, когда я принюхался, я смутился – запах был немного странным, кажется, это была нечистая кровь.

– Молодой Господин, вы ранены? – спросил я после минутного раздумья.

Он подтвердил мои подозрения и невозмутимо добавил:

– Я просто порезал свою руку.

Я был шокирован его беспечностью, но потом вспомнил, что он, скорее всего, был бойцом. «Должно быть, получать ранения для него обычное дело!»

– Рана серьезная? Нужно ли вызвать врача? – я так разволновался, что не сразу вспомнил, что в списке контактов мобильного телефона, который мне дал мистер Кайл, врача не было.

Затем молодой господин закатил свой левый рукав. Увидев его руку, я сразу выдохнул. Узкий порез был примерно в двадцать сантиметров длиной с неровными, рваными краями, словно рана была нанесена тупым предметом. В таких случаях обычно накладывают швы, и даже, пожалуй, прописывают уколы от столбняка, чтобы предотвратить заражение. Молодой господин спокойно проговорил:

– Нет необходимости вызывать врача. Я распылил немного лекарства, чтобы остановить кровотечение. Потом я могу использовать искусственную плоть, чтобы восстановить…

Молодой господин остановился на полуслове. Он поднял голову и посмотрел на меня, словно не зная, что нужно сказать.

Я заметил его замешательство и быстро сменил тему.

– Молодой Господин, – спросил я, – должен ли я вам помочь наложить повязку на рану?

– Нет, на нее не нужно накладывать повязку, – с сомнением протянул молодой господин, в конце решительно покачав головой.

« Он сказал: «На нее не нужно накладывать повязку», - но он не говорил, что ему не требуется моя помощь?»

– Как пожелаете, – вежливо ответил я, опустив глаза и поклонившись.

Молодой господин молчал; он почему-то не уходил, чтобы перевязать свою рану, при этом не давая мне никаких сигналов приступать к другим домашним делам. Поэтому я просто стоял и ждал.

– Чарльз, тебе не кажется, что... я очень странный? – нерешительно произнес молодой господин, через некоторое время,

Я поднял голову и взглянул на него. Он робко посмотрел на меня в ответ. Я улыбнулся ему, и вместо ответа спросил:

– Молодой Господин, вам не кажется странным, что вампир хочет работать дворецким?

Молодой господин моргнул, а потом рассмеялся:

– Это очень странно! Так здорово, что Чарльз такой странный!

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти