ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Дневник Дворецкого: Глава 8. Мелодия, сменившая темп

 

«Дорогой отец...

...Спасибо тебе. Благодаря твоим молитвам на небесах, я, наконец, сумел найти хорошего работодателя. Я от всего сердца желаю, чтобы в дальнейшем наши отношения оставались такими же хорошими, как и сейчас».

После отсутствия несколько дней подряд в университете, молодой господин вернулся к привычному образу жизни: по ночам он спал, вставал рано утром, весь день проводил на учебе, а вечером, вернувшись домой, он старательно выполнял домашние задание.

Время от времени молодой господин выходил на улицу, чтобы поздно поужинать. Иногда он приглашал Эзарта и меня составить ему компанию. В такие вечера, неспешно попивая кровь, мне то и дело приходилось отказывать чемпиону боев без правил в драке.

Каждое утро, проводив молодого господина до двери, я поднимался с зонтиком на крышу, чтобы отнести телохранителям чай. Когда я приходил, Брамбл молчал и не обращал на меня внимание. Он больше ни разу не жаловался на то, что молодой господин время от времени исчезает. Однако, днем, когда я поднимался на крышу забрать поднос с чайником, чай всегда был выпит.

Такая тихая и спокойная жизнь продолжалась целых две недели. Но стоило мне подумать, что было бы хорошо, если бы и дальше время текло так неспешно, как вдруг возникла очень серьезная проблема.

Однажды, после обеда, я, как обычно, пришел на крышу за подносом с чайником. Я перекинулся парой слов с Деллом и поздоровался с Брамблом. Взяв поднос с чайником в руку, я уже собирался вернуться в квартиру, как вдруг дверь, ведущая вниз, резко распахнулась. Перед нами предстала девушка в черной шляпе. Ее лицо было полностью спрятано в тени широких полов шляпы. Однако скрыть за ними свое очарование она не могла, все, кто видел девушку, влюблялись в нее. Плавный изгиб шляпы подчеркивал красоту ее лица и белой кожи, заставляя забыться любого смотрящего на ее кроваво-красные губы. Она пленяла каждого. Даже если бы она выпила человека досуха, он бы умер без сожаления... Я не шучу.

Непревзойденная красота и демонический шарм являются стандартными характеристиками вампиров. Так как она пришла днем, было очевидно, что ее номер поколения не слишком велик. В мире вампиров номер поколения практически эквивалентен мощи вампира.

В тот же момент мне хочется отметить отличную подготовку телохранителей. Несмотря на то, что их предположительным врагом была исключительная красавица, они первым делом достали оружие и навели его на незнакомку. При этом звук был таким, словно сделали они это одновременно.

Под дулами многочисленных пистолетов красотка ничуть не смутилась. Она намерено медленно достала карточку... у себя из бюстгальтера и кокетливо ею помахала.

Стоило Брамблу увидеть карточку, он тут же закричал:

– Не стрелять!

Отдав приказ, он сразу достал сотовый телефон и быстро набрал какой-то номер. Послышались гудки – тот, кому он собирался позвонить, уже с кем-то разговаривал. Брамбл взглянул на экран мобильного устройства и, кивнув, произнес:

– Вне всякого сомнения, мы работает на одних и тех же людей. Однако данный объект вне твоей юрисдикции. Что бы ты не планировала, для тебя же будет лучше обсудить все сначала с моим начальством!

– Я не намерена вам мешать, – вампирша неспешно вернула карточку туда же, откуда она ее ранее достала, и соблазнительно произнесла: – Я хочу лишь поговорить с ним.

Всем сразу стало понятно, с кем она хотела переговорить, ей даже не требовалось на меня как-то указывать. После ее слов телохранители чуть-чуть расслабились. Среди них кто-то даже насмешливо засмеялся, а Брамбл на меня неодобрительно посмотрел.

– Я ее не знаю, – сразу же уточнил я... Но, увидев реакцию окружающих, я расстроился, никто из телохранителей, по-видимому, не верил мне. «Мои слова звучат настолько неубедительно?»

– Однако я знаю тебя, ИЗВЕСТНЫЙ ВСЕМ МИСТЕР ВАМПИР-ДВОРЕЦКИЙ, – сказала она. Ее голос звучал тягуче и сладко, как мед. – Я Мэлоди[21], вампир восьмого поколения.

– Приятно с вами познакомиться. Я Чарльз Энделиз, – я решил назвать только свое имя, умолчав к какому поколению принадлежу я.

Телохранителям знающим, что крыша – это Темный Мир, также могло быть известно, насколько велика сила вампира пятого поколения. Я совсем недавно начал со многими из них ладить, мне совсем не хотелось, чтобы из-за моего номера поколения, меня стали опасаться.

– Красавчик, могу я с тобой поговорить? – улыбаясь своими алыми губами, спросила меня Мэлоди.

Я не сразу ей ответил. Чтобы вампирша не задумала, я должен был разобраться с этим вопросом сейчас, а иначе молодой господин мог бы стать ее следующей целью, это было бы ужасно. Кивнув, я ответил:

– Хорошо.

Я подошёл к Мэлоди.

– Дворецкий! Если ты не сможешь справиться с этой красавицей, кричи! Я тебе гарантирую, что первым прибегу к тебе на помощь! – громко сказал Делл, телохранители вокруг рассмеялись.

В тот же миг кто-то рядом с ним язвительно заметил:

– Это же свидание вампиров! Ты что спешишь стать закуской на их столе?

Обернувшись, я посмотрел на Делла, в ответ он взглянул на меня. Делла всегда был грубым и язвительным, но после нескольких дней общения с ним, я понял, что хотя он редко следил за тем, что говорит, в действительности он хороший человек. Своей последней речью он, скорее всего, хотел сказать, что если я вдруг столкнусь с проблемой, которую не смогу сам решить, он всегда будет готов мне помочь.

Я кивнул, тем самым благодаря его за добрые намерения. Однако в сражении между вампирами запрещено допускать вмешательство других рас, особенно это касалось людей. Таковым было негласное правило всех вампиров.

Когда я подошел к Мэлоди, она обратилась ко мне тем же томным голосом:

– Не стоит спускаться вниз. Гораздо лучше будет пойти на другую крышу. Ты же не против солнечного света, верно? Если мы пойдем в квартиру Молодого Господина и всю ее разнесем, добром это для нас не кончится.

– Хорошо, – не раздумывая, согласился я. Мое шестое чувство подсказывало мне, что битвы нам не избежать.

Хотя на Мэлоди были надеты ярко-красные шпильки[22], даже при беге она сохранила свою элегантность, казалось, что вампирша неспешно прогуливается по улице. Она спрыгнула с крыши и приземлилась на соседнюю, я последовал за ней.

К моему удивлению, мы сделали только один прыжок, остановившись на большой по площади крыше соседнего здания. Мэлоди должна была заметить, что у меня хорошие отношения с телохранителями. Если мы собирались драться, лучше было бы уйти с их поля зрения.

Вампирша обернулась и пристально на меня посмотрела своими милыми глазами, это было не вежливо с ее стороны.

– Чарльз Энделиз, я слышала, ты вампир пятого поколения, – произнесла она.

– Да, – кивнул я в ответ.

Было вполне ожидаемо, что ей известен мой номер поколения. Как говорил мне прежде мистер Кайл, я был очень хорошо известен в вампирском обществе. Причиной этому был не мой номера поколения, а мое желание работать дворецким. Вампиры всегда предпочитали, чтобы люди служили им, а не наоборот.

Поэтому я не мог не восхититься Мэлоди: она в точности знала, что ее номер поколения на три значения больше моего, но девушка все равно бросила мне вызов.

– Ты не похож на вампира, – нахмурившись, заметила она.

– Правда? – я слабо улыбнулся и с сомнением в голосе произнес: – Как я могу им не быть? Я рожденный вампир.

– Только не говори мне, что я первая, кто сказал тебе такое, – уверенно произнесла вампирша. – Я не поверю твоим словам. Должно быть, многие из наших тебе говорили об этом в ту самую секунду, как тебя видели.

Это была чистая правда. Данный факт меня немного беспокоил. Только из-за пожеланий моего отца, я никогда не просил художника меня нарисовать... Тут в моей памяти всплыл портрет, который мне подарил молодой господин. «Неужели все видят меня таким? Добрым?»

Добрый вампир. Я не мог сдержать кривой улыбки. Неудивительно, что я так знаменит среди вампиров. Возможно, это никак не связано с тем, что я дворецкий.

Однако не важно, какой внешностью я обладаю, я живу так уже 150 лет. Все может подождать, вначале необходимо разобраться с нынешней ситуацией. Я вздохнул, и потом спросил:

– Могу я узнать, зачем вы хотели со мной встретиться? Если мне не изменяет память, мы не виделись прежде.

Мэлоди тихо напевала, пока шла в сторону водонапорной башни, чтобы после спрятаться в ее тени. Она сняла свою огромную шляпу, и ей на плечи упал сноп волнистых волос. Девушка качнула головой, и они легли в аккуратную прическу, мягко обрамляя ее плечи. Расслаблено она прислонилась к подпоркам водонапорной башни и скрестила руки под грудью.

– Мы раньше не встречались, – высокомерно произнесла она, – но я многое слышала о тебе. Ты украл мою работу!

Я замер, а потом выпалил:

– Вы тот самый вампир, которого упоминал мистер Кайл... Предыдущий вампир, который служил Молодому Господину?

– Так тебе известно обо всем.

Семья молодого господина, оказывается, могла позволить себе нанять вампира восьмого поколения... Дело в том, что вампиров, которые принадлежали к первым десяти поколениям, было очень мало. В мире тьмы они всегда были хорошо известны, и редко кто из них соглашался появляться на виду у большого количества людей. Что уж тут говорить о том, чтобы работать на человека.

Тогда неудивительно, что Мэлоди сейчас в такой ярости. Ее, наверное, было сложно уговорить принять эту работу: она, вампир восьмого поколения, должна работать телохранителем мальчишки. Когда же после она получила отказ в работе, для нее это стало позором. Мэлоди, скорее всего, почувствовала себя униженной и оскорбленной.

– Молодой Господин еще очень молод, – честно ответил я. – Его выбор случаен и никак не связан с нашими реальными возможностями. Вам не нужно чувствовать себя такой униженной. Если вам действительно нравится Молодой Господин, и вы хотите ли бы работать рядом с ним, я мог бы...

Однако девушка прервала меня, резко ответив:

– Кому этот мальчишка может понравиться? Просто я изначально думала, что он уже полностью под моим контролем. Кто бы мог предположить, что меня внезапно заменят. Я не хотела терять эту работу, вот и все.

– Тогда если вам совсем не нравится Молодой Господин, разве не лучше, что вас заменили? – спросил я, совсем запутавшись.

Она фыркнула и холодно ответила:

– Что в этом хорошего? Если я не подчиненная Молодого Господина, то мне не удастся к нему подобраться.

– К нему? К Молодому Господину?

– Я с тобой сейчас не о Молодом Господине говорю! – Мэлоди закатила глаза.

Я натужено улыбнулся. Разве мы все это время не молодого господина обсуждали?

– Он... – неуверенно произнесла Мэлоди. Она на мгновенье задумалась, а потом продолжила: – О-он брат Молодого Господина.

– Вы хотите приблизиться к Господину? – я был удивлен. Я совсем не ожидал, что ситуация будет как-то связана с господином.

– Господин? – похоже, мое обращение к брату молодого господина ее чем-то позабавило. – Так вот как ты к нему обращаешься? В принципе ему это очень подходит. Он, в самом деле, Великий Господин, который находится на вершине мира, и относится ко всем, как к бесполезной грязи. Единственным исключением является Молодой Господин. Если ты находишься рядом с Молодым Господином, тогда и только тогда Господин обратит свой взор на тебя...

В тот момент, когда Мэлоди упомянула брата молодого господина, ее прекрасное лицо все засветилось. Похоже, она действительно почитала господина.

– Если твои глаза смотрят только на Господина, как ты сможешь хорошо служить Молодому Господину? – попытался напомнить я ей.

Услышав мои слова, она некоторое время не могла вымолвить ни слова. По ее поведению было видно, что она поняла мой вопрос, но вместо ответа она упрямо закричала:

– Что ты в этом понимаешь! Ты никогда прежде не встречался с Господином! По сравнению с Господином, Молодой Господин лишь послушный ребенок, не более. Для любого человека в этом мире Господин является кумиром!

Пока она говорила, я не вымолвил ни слова, но после мягко пробормотал:

– В таком случае я понимаю, почему Молодому Господину пришлось уйти из дома. Как бы сильно он ни любил своего брата, он не может жить вечно в тени его величия.

Мэлоди холодно фыркнула и предупредила меня:

– Ему предначертано жить в тени своего брата. Этому не дано измениться, куда бы он ни убежал!

Я улыбнулся и, покачав головой, произнес:

– Все люди в итоге становятся независимыми. Молодой Господин не является исключением. Ему уже больше двадцати лет...

– Замолчи! – внезапно закричала Мэлоди. Ее тело, прежде абсолютно расслабленное, вдруг напряглось, словно я ее чем-то разозлил. Я с удивлением на нее посмотрел, но ничего не сказал.

– Тебе не следует говорить вещи, из-за которых Молодой Господин может стать более независимым, особенно в этом доме. Если ты нарушишь это правило, тебе останется только молиться о том, чтобы Господин пощадит тебя и убил быстро.

В этот момент небо над нашими головами внезапно потемнело. Мэлоди вышла из тени. Освещенная лучами заходящего солнца, она была похожа на прорицательницу, готовую произнести пророчество, которому суждено было сбыться.

– Чарльз Энделиз, не думай, что вампир пятого поколения может что-нибудь изменить. Этот мир огромен, глубок и необъятен. Ты, вампир, рожденный в вампирской семье, не сможешь этого понять! Сейчас Молодой Господин тебя прикрывает, но даже если в будущем он продолжит так поступать, Господин все равно найдет способ тебя уничтожить. Когда этот момент настанет, Молодой Господин поплачет, жалея тебя, но не станет идти против своего брата.

Я посмотрел на Мэлоди. В моей голове зародилось смехотворное предположение, и как мне кажется, оно верное.

– Господин приказал тебе предупредить меня?

Мэлоди покачнулась, а, потом злобно на меня взглянув, холодно произнесла:

– Ты думаешь, Господин со мной знаком?

«Даже вампир восьмого поколения не способен встретиться с господином?» Меня это немного встревожило. «Кто он вообще такой...?»

Тат-тат!

Сразу после этих двух тихих хлопков, около моей ноги сверкнули две искры. Я был удивлен, увидев в бетоне рядом с собой две маленькие дырки. Из них медленно поднимался дымок.

Я засомневался. «Это...»

– Ты чего замечтался! – прокричала Мэлоди и кинулась ко мне на нечеловеческой скорости. Сбив меня с ног, она протянула руку в сторону; вдруг две тонкие струйки дыма просочились между ее пальцев. После того, как она разжала кулак, две пули выпали из ее ладони и со звоном упали на бетон.

«Это действительно были выстрелы!»

Выстрелы повторились. Однако они были уже не теми скромными двойными щелчками, а цепью непрерывного огня. Мэлоди и я одновременно пришли в движение. Передвигаясь на своей вампирской скорости, мы избежали дождя из пуль. Стреляющие могли заметить только наши тени.

Пока я уклонялся от пуль, я четко разглядел траекторию их полета. Они были выпущены с крыши соседнего здания, где как раз расположились Брамбл и остальные телохранители. Мне даже показалось, что я смог разглядеть взгляд Брамбла.

– Почему они по нам стреляют... Зачем Брамблу и остальным телохранителям на нас нападать?

Однако у Мэлоди не было времени мне ответить, Брамбл и остальные снова открыли огонь. Новая атака оказалась еще свирепее, чем предыдущая. Теперь они использовали не только огнестрельное, но и энергетическое оружие, поэтому мы принялись уклоняться от пуль с удвоенным усердием. Пули могли лишь немного поцарапать нашу кожу, но энергетические лучи при попадании с легкостью ранили бы нас.

Несмотря на то, что потеря крови от попадания энергетическим лучом была небольшая, каждый вампир даже минутное кровотечение старался избежать любой ценой. Кровь была источником нашей силы.

В итоге мы спрятались позади двери, ведущей на пожарную лестницу. В тот момент, когда мы скрылись внутри, Мэлоди схватила меня за грудки,[23] спешно прокричав:

– У тебя есть хоть какая-то вещь, полученная от Господина?

Я на минуту задумался, а потом, достав телефон, ответил:

– Этот телефон дал мне Молодой Господин. Я слышал, он получил его от мистера Кайла, не от Господина...

– Кайл – правая рука Господина. Все что передает он эквивалентно тому, как если бы сам Господин дал тебе это. Зная привычки Господина, ты не задумывался о том, что в нем будет прослушивающее устройство? – свирепо закричала она, злобно на меня взглянув. – Звони скорее своему Молодому Господину!

В такой ситуации я мог только последовать инструкции Мэлоди. Однако вместо гудков из моего сотового телефона послышался голос, который снова и снова вежливо повторял:

– Ваш телефон не может в данный момент совершать вызовы.

Я нажал отмену и сказал Мэлоди:

– Я не могу позвонить.

Услышав мои слова, ее брови нахмурились, но девушка не выглядела удивленной. Вместо этого она спросила:

– Где сейчас Молодой Господин?

Я взглянул на небо и ответил:

– Он должен был уже вернуться домой.

– Идем! – Мэлоди схватила меня за руку и взволновано произнесла: – Нужно срочно найти Молодого Господина, только он может нас спасти.

Прежде чем я успел ей ответить, я услышал громкий звук. Когда я обернулся, дверь, за которой мы скрывались, взлетела в воздух, а потом упала где-то за пределами крыши. «Я надеюсь мимо этого дома никто не проходил[24]».

Выстрелы прекратились, но моя интуиция подсказывала мне, что это плохой знак. Стоило мне об этом подумать, как позади нас послышались тяжелые шаги. Это был звук шагов не одного человека, а группы людей, слаженно двигающихся в нашем направлении. Я осторожно выглянул, Мэлоди, прислонившись к моему плечу, последовала моему примеру.

К входу на крышу приближался отряд вооруженных людей. Они были одинаково одеты: в абсолютно черную военную форму с металлическими вставками на груди и животе для защиты жизненно важных органов, в руках они несли копья, с их поясов свисали по паре коротких мечей, а за спиной были огромные автоматы. Самым необычным в их внешнем виде были золотые маски.

Спереди на масках был знак, который везде можно было увидеть... Герб Союза Солярис.

Мэлоди тяжело задышала. Ее состояние было близко к панике, когда она бормотала:

– Карательный отряд...

«Карательный отряд? Это тот самый Карательный отряд, о котором говорил Брамбл. Тот, который придет их уничтожить, если миссия «Защищать до Смерти» будет провалена?» Когда я на секунду задумался, Мэлоди вдруг меня ущипнула и свирепо спросила:

– Чарльз Энделиз, из-за тебя жизнь Молодого Господина оказывалась в опасности?

Я моргнул. Тот случай с мистером Бёртом, который хотел захватить молодого господина в заложники, чтобы угрожать мне, был еще слишком свеж в моей памяти. Я выпалил:

– Недавно кое-кто хотел похитить Молодого Господина, чтобы угрожать мне. Однако им не удалось поймать Молодого Господина, поэтому их план провалился.

– Не удивительно, что Господин предпринял настолько суровые меры, – на лице Мэлоди появилось выражение полного отчаяния. – Сначала ты почти позволил Молодому Господину стать заложником. Потом ты начал говорить о независимости Молодого Господина. Было бы странно, если бы Господин оставил тебя в живых. Знай я, что все настолько плохо, ни за чтобы не пришла сюда, чтобы умереть с тобой вместе.

Услышав это, я горько улыбнулся и предложил:

– В таком случае иди вперед, я их отвлеку. Спрыгни со здания и найди Молодого Господина.

– Ты думаешь, Господину не известно, что вампиры могут прыгать с высоток? – ехидно проговорила Мэлоди.

Словно в подтверждение ее слов, послышался шум вблизи краев крыши, и один за другим на нее запрыгнули одинаковые бойцы в масках. Затем они стеной встали по всему периметру крыши, образую живую сеть.

Однако этого оказалось недостаточно, чтобы доказать насколько верны были слова девушки. Спустя некоторое время до нас донесся низкий рокот вертолетов. Я поднял голову и посмотрел на небо – всего, как оказалось, к нам прислали три вертолета. Причем это были боевые модели, оснащенные ракетными установками, по две штуки в каждой машине.

– Чарльз Энделиз, – Мэлоди сделала глубокий вдох. Затем с надеждой в голосе она спросила меня: – Если Молодой Господин не застанет тебя дома, он побежит на крышу, чтобы посмотреть, там ли ты?

Хотя я тоже на это надеялся, в реальности мне оставалось лишь признаться:

– Молодой Господин, скорее всего, решит, что я ушел поохотиться. Едва ли он спешно побежит меня разыскивать, - этими словами я окончательно заглушил искорку нашей надежды.

После моих слов лицо Мэлоди мгновенно разочарованно вытянулось. Ее глаза, сиявшие прежде демоническим огнем очарования, теперь были полны негодование. В купе с ее хрупкой фигурой и бледным лицом, она внезапно превратилась из нежной и обаятельной королевы в слабую и болезненную красотку.

Когда я посмотрел на нее, мне показалось, что она может увянуть и умереть в любой момент. В такой ситуации мне оставалось лишь вздохнуть:

– Прошу прощения, что втянул вас во все это. Я постараюсь изо всех сил задержать их атаки, а вы в это время попытайтесь добежать до квартиры. Молодой Господин уже должен быть там.

Мэлоди не ответила. Вместо этого она всем телом прижалась ко мне. Затем вампирша схватила меня за плечо и, подняв голову, оставила своей красной помадой метку в уголке моих губ. Потом она кокетливо захихикала, и, достав носовой платок, принялась аккуратно вытирать мое лицо. Закончив, она улыбнулась и сказала:

– Спасибо, ты замечательный мужчина, и тебе очень идет алая помада!

Я снова натянуто улыбнулся. Раздался выстрел. Я мягко ее оттолкнул, и, вскинув руку, поймал пулю.

Мою ладонь прошила острая боль. Я раскрыл кулак, чтобы посмотреть на пойманный мною предмет. Пуля впилась мне в руку, и если судить по резкой боли, она содержала серебро.

Более того эта пуля в длину была семь сантиметров. Согласно моим исследованиям, которые я проводил в последние несколько дней, чтобы лучше разбираться в огнестрельном оружии – так я хотел помочь молодому господину – мне было известно, что она была бронебойной. Такие боеприпасы использовались для пробития легкой брони и обычно сверху покрывались слоем меди. Медь позволяла уменьшить повреждение, наносимое слишком тяжелой пулей стволу огнестрельного оружия. Однако в нашем случае медь заменили серебром или его сплавом.

Бронебойные патроны считалось бесполезным использовать на живых существах, потому что главным их свойством была высокая проницаемость. Они легко проходили сквозь мягкие ткани и не вызывали большой кровопотери. Однако высокая проникающая способность оказывалась наиболее подходящей, если цель была вампиром: сначала пуля ранит его, а потом заражает кровь серебром.

– Ты чего замечтался? – злобно прокричала девушка. Она яростно оттолкнула меня с пути еще парочки бронебойных пуль, которые пролетели сквозь то место, где я только что стоял. Тогда я очнулся. «Сейчас не время размышлять о пулях».

– Прошу прощения, - спешно извинился я. – Я читал слишком много книг об оружии в последнее время, поэтому...

– Сзади!

В ту же секунду, как она прокричала, я мгновенно исчез с моей изначальной позиции и появился рядом с ней. Обеими руками я помахал перед ее лицом, раскидывая летящие пули. Даже когда нас обстреливали бронебойными патронами, я вполне мог их отбивать, если был морально к этому готов.

Однако Мэлоди закатила свои прелестные глазки и безрадостно произнесла:

– Я забираю свои слова обратно. Ты не замечательный мужчина, ты просто глупый вампир! Если ты можешь увернуться, думаешь, я так не могу? Зачем ты бросаешься под пули? Кстати, мне кажется, что они скоро возьмутся за нас всерьез, так что больше не отключайся.

– Всерьез?

Я посмотрел на людей в масках, которые нас окружали, и только тогда я понял, как много их было на самом деле. Если все эти тридцать человек одновременно откроют по нам огонь, мы окажемся под таким серебряным дождем, что даже моей скорости, скорее всего, будет недостаточно, чтобы справится со всеми пулями, тогда останется только уклоняться. Однако сейчас стреляли самое большее три-четыре человека.

– Они разогреваются, – фыркнула Мэлоди и холодно добавила: – Они сначала вычислят схему наших движений, а потом начнут настоящую атаку.

«Они вычисляют схему наших движений?» Я был полон сомнений.

«Если этим людям было бы достаточно использовать свое зрение, чтобы проследить за нашими движениями, тогда они являлись бы лучшими бойцами среди всей человеческой расы. Иначе, как за такое короткое время, они могут вычислить схему наших движений?»

Видя мое выражение лица, Мэлоди строго сказала:

– Не думай, что эти существа – люди. Они не больше нас похожи на людей.

«Люди, которые еще меньше, чем мы, похожи на людей? А ведь мы два вампира».

Не дав мне много времени на раздумье, наши противники вновь открыли огонь. В этот раз стреляли не два-три человека, а все тридцать, причем одновременно. Я полностью сконцентрировался на уклонении от пуль, но у меня все равно появилось нехорошее предчувствие. «Эти выстрелы происходят настолько одновременно, словно волны, не так ли? Как будто кто-то задал определенный ритм и заставил всех этих людей ему следовать».

Я продолжил уклоняться, как вдруг понял, что в то место, куда я собирался переместиться, уже наведено дуло пистолета. Однако на такой скорости я абсолютно ничего не мог сделать, чтобы сменить направление моего движения во время... Нет! В этой ситуации даже не было другого места, где я мог бы безопасно находиться. Я чувствовал, что в каждое возможное для меня направление уже была пущена пуля или ее туда собирались выпустить. Они перекрыли мне все пути отхода, и я совсем не могу увернуться.

– Идиот! Скорей, воспользуйся «кровавым покровом», чтобы защититься! – до моих ушей донеся голос Мэлоди.

Я был в шоке. «Это действительно необходимо?»Однако уже в следующее мгновение острая боль пронзила мою ногу. Когда я посмотрел вниз, то обнаружил, что мне в бедро попали две пули. Сейчас они только на пару сантиметров выглядывали из-под моей одежды. Больше не сомневаясь, я немедленно привел в движение всю кровь в своем теле, и кровавый пар стал подниматься из каждой моей поры.

Вскоре все мое тело было окружено кровавой туманной вуалью. Пули сталкивались с поверхностью этого пара с таким звуком, как если бы они падали в воду. Даже в случае бронебойных зарядов, они могли проникнуть внутрь завесы только на десять сантиметров, прежде чем, в конечном итоге, упасть на землю.

Я обернулся и увидел, что такая же кровавая завеса защищала и Мэлоди. Она была не ранена. Видимо, девушка успела активировала «кровавый покров» раньше, чем я.

Способность по названием «кровавый покров» заключается в выпускании всей крови, которая есть у вампира за пределы его тела.

Вампирская кровь не имеет тех же функций, что и человеческая: она не переносит кислород, питательные вещества и все такое. Вампирская кровь более вязкая. Мы можем управлять нашей кровью, как пожелаем, и ее главная функция – это обеспечение движения нашего тела. Если мы выпускаем ее за пределы наших тел, то ею можно пользоваться как при атаках, так и при защите.

Однако обычно, если вампир не оказывается в ситуации, угрожающей его жизни, он не пользуется этой способность. Все потому что кровь, покинувшая тело вампира, не сможет вернуться обратно полностью. С точки зрения вампира, кровопотеря еще более опасна, чем ранение, ее труднее вылечить.

Мэлоди мельком посмотрела на меня и радостно заметила:

– Цвет твоего «кровавого покрова» такой милый, как и ожидалось от вампира пятого поколения. Похоже, нам не придетсятут умереть. Скорей используй свой «кровавый покров» для атаки в ответ!

Я глубоко вдохнул, а потом, посмотрев на нее, извинился:

– Прошу прощения. Я плохо дерусь, особенно это касается битв с использованием «кровавого покрова». Я могу защищаться, но нападать для меня слишком сложно...

На лице Мэлоди промелькнула серия едва уловимых, но разных эмоций: шок, сомнение, удивление, отчаяние... Они были сложными, но она показала их так ярко. Я мог легко прочувствовать глубину ее возмущения, которое она ощущала по отношению ко мне. Если бы это было возможно, сейчас она напала бы на меня, а не на этих мужчин в маска.

Мне, правда, было жаль, но я ничего не мог поделать. Мой достопочтенный отец, который обучал меня с самого моего детства тому, как быть хорошим и практически всесильным дворецким, был простым человеком. Касаемо «кровавого покрова» он ничем не мог помочь мне.

– Ты можешь защищаться, да? – ледяным тоном сказала Мэлоди и показала на небо: – Тогда эти ракеты я оставлю тебе!

«Ракеты...» Я поднял голову и увидел несколько огромных боеголовок под крыльями вертолетов. Я предложил Мэлоди:

– Давай тогда пробежим вперед и спрыгнем вниз?

Мэлоди мне не ответила, потому что ей совсем не нужно было этого делать. Когда нападавшие увидели, что пули не способны пробить наш «кровавый покров» , они спешно отложили свои пистолеты и взяли вместо этого мечи. Только тогда я понял, что один из мечей имел энергетическое лезвие, а другой был металлическим, но в сплав было добавлено серебро.

Лицо Мэлоди скривилось, но она все же сухо меня предупредила:

– У этих серебряных мечей режущая кромка сделана из алмаза. Я надеюсь, ты не думаешь, что твоя кожа прочнее алмаза.

– Их скорость движения быстрее чем у меня? – уточнил я обеспокоенно. Хотя как раз своей скоростью я всегда и гордился.

– Конечно, нет, – быстро ответила Мэлоди. – Но они точно не так сильно бояться умереть, как ты.

«Еще меньше бояться смерти, чем вампиры, которых по всеобщему признанию трудно убить? Кроме того, они во много раз нас превосходят по количеству. Я боюсь, нам с Мэлоди будет очень трудно прорваться».

Однако даже в такой ситуации я отказывался просто стоять и ждать пока ракеты разнесут меня на маленькие кусочки.

Я отменил «кровавый покров», который окружал мое тело, и превратил свою кровь в то, что мне поможет в бою: две рапиры и броня на все тело... И снова я мысленно поблагодарил молодого господина за его необычный интерес, из-за которого я был вынужден так глубоко изучать оружие и броню. С помощью полученных знаний я смог намного быстрее преобразовать мой «кровавый покров» в эти предметы.

«Кровавый покров» позволил мне отражать атаки, летевшие на меня со всех сторон. Кроваво-красные рапиры в моих руках, словно в танце, повторяли серию несложных движений: отклонить атаку, отбросить противника или, целясь в меч, выбить из рук нападающего оружие. После защиты я сразу переходил в нападение. Метко пронзая жизненно важные органы противника, я убивал любого, стоящего у меня на пути.

Благодаря нескольким простым движениям, изменениям длины рапиры с помощью силы «кровавого покрова», а также, конечно, вампирской скорости и рефлексам, я был непобедим... По крайней мере, на данный момент я еще не встречал таких противников, которые могли бы со мной сравниться, хотя должен признать, что я не часто участвую в боях.

– Это ты так плохо дерешься? – восторженно вскричала Мэлоди. – А что же тогда ты сейчас делаешь?

Не переставая размахивать своими кровавыми рапирами, я ответил:

– Я действительно плохо дерусь. Однако, как дворецкий, я был обязан полностью понимать, чем люди любят заниматься в свободное время, поэтому я изучал фехтование, реслинг, муай-тай, дзюдо...

– ... А что, по-твоему, ты там делал, если не дрался? – ее голос звучал крайне взволнованно. Я не удержался и взглянул в ее сторону, в этот момент она как раз отрывала голову своему противнику в золотой маске: – Не говори, что в куклы играл!

– Все это... – Мои рапиры скрестились в форме буквы Х и прорезали горло одному из нападавших. Потом я повернулся на сто восемьдесят градусов и, пронеся руку над плечом Мэлоди, вонзил рапиру прямо в лоб мужчине в маске. Проходя мимо нее, я ответил: – То, чем Молодой Господин занимается в свое свободное время.

Очевидно, Мэлоди такое объяснение совсем не понравилось. Она пообещала:

– Подожди, пока я всем этим людям поотрываю головы. Потом я займусь тобой!

– Боюсь, это будет несколько сложно. Вряд ли у вас останутся силы, чтобы оторвать мне голову, после того, как в нас выпустят эти ракеты, – заметил я, горько улыбнувшись. Вертолеты подлетели ближе к крыше, а ракеты под крыльями опустились вниз. Похоже, их уже готовили к запуску. Я мало на что надеялся, но все равно спросил Мэлоди:

– Разве их не должно беспокоить, что их товарищи все еще тут?

– Иди к черту, этим лунатикам на самих себя плевать!

Мэлоди, заметив ракеты, стиснула зубы и прорычала:

– Бежим! Как бы эти люди на нас ни нападали, они не опасней этих ракет.

Я полностью был с ней согласен, ведь ракет, нацеленных на нас, было целых шесть штук.

Обернувшись, я убил человека, который стоял прямо передо мной, а потом крикнул Мэлоди:

– Сюда!

Два длинных клинка, созданные с помощью «кровавого покрова», пролетели чуть вперед и разрубили несколько человек, тем самым на краткий миг расчистив нам дорогу.

Она побежала раньше чем я, крикнув мне в ответ:

– Если мы тут не погибнем, ты обязан будешь научиться управлять своим «кровавым покровом» как следует, пятое поколение!

Я криво улыбнулся и быстро последовал за ней.

Однако люди в масках, не страшащиеся смерти, никак не стали мешать нашему побегу. Это было странно, поэтому я оглянулся, чтобы еще раз взглянуть на наших противников. Позади нас было несколько улучшенных людей, которые как раз поднимали свое оружие и наводили его на нас... Только стреляли они не артиллерийскими снарядами, а сетями.

– Мэлоди!

Я сразу же ускорился и отбросил ее в сторону. Сети, словно волны, одна за другой быстро накрыли меня, к тому же я не смог удержать равновесие и повалился на пол. В этот момент похожие на гвозди приспособления на краях сетей впились в бетон. Сеть была металлической, на ней были шипы. Я дернулся – шипы впились мне в кожу, вызывая жгучую боль по всему телу... Все шипы на этих сетях были из сплава, содержащего серебро.

– Чарльз!

Мэлоди сделала еще два шага, а потом, обернувшись, неуверенно посмотрела на меня.

– Скорее уходите! – с трудом приподняв голову, прокричал я ей: – Скорее найдите Молодого Господина. Вы ведь говорили, только он может нас спасти, разве нет так?

Однако Мэлоди стояла на месте, она сомневалась.

Видя это, я, скрипя сердцем, произнес жестокие слова:

– Скорее уходите! Вы отвратительная вампирша восьмого поколения, вы ничего не сможете сделать, даже если тут останетесь! Давайте... Исчезните уже!

– Иди к черту, ты отвратительный мужчина! Даже ругаться толком не умеешь!

Мэлоди топнула ногой. Она использовала свой «кровавый покров», чтобы отбросить наших противников назад, а сама в это время бросилась ко мне. Она дергала сеть, пытаясь меня освободить, но серебряные шипы так кололи ей руки, что у нее из глаз полились слезы. Она кричала:

– Твой упрек звучит так несерьезно. Думаешь, таким образом ты сможешь заставить меня уйти? Ты такой отвратительный мужчина, отвратительно хороший мужчина!

– Мэлоди, скорее уходите, – я попытался оттолкнуть ее через сеть. – Я не умру. Я вампир пятого поколения. Знайте, я очень силен...

– Да знаю я, что ты очень слабый вампир, – сердито рявкнула она в ответ. – Где ты видел, чтобы вампира пятого поколения удерживала парочка сетей?! Ты пугало, а не вампир, и внутри у тебя не кровь, а солома, не так ли? Ты даже хуже, чем я, а я вампир восьмого поколения. Ты засранец...

Пока Мэлоди ругала меня, она продолжала со всей силы тянуть на себя сеть. Самая верхняя из них даже поддалась, ей удалось разорвать сеть. Однако... Было уже слишком поздно.

В тот момент, как вертолеты выпустили свои ракеты, я уже не думал о сетях, которые могли ранить нас своими шипами. Я сразу же прыгнул на Мэлоди, закрывая ее своим телом. Потом я вытянул всю кровь из своего тела наружу, сделав из нее толстую стену позади себя... «Но смогу ли я заблокировать шесть ракет?

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти