ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Дневник Дворецкого: Глава 9. Знакомясь с Молодым Господином заново

 

Дорогой отец.

Пожалуйста, благослови эти крылья, чтобы они могли летать вечно.

***

Я не знал, как много времени прошло. Причиной этого был взрыв, после которого в моей голове царил полный беспорядок, не позволяющий здраво оценить что-либо. Я не мог понять, прошло ли только мгновение или более десяти минут. Единственное, что я смог осознать в то время, пока мой мозг еще не восстановился, это появление окровавленных рук передо мной. Кожа на них была неотличима от плоти, более того, одна из рук изогнулась под таким странным углом, что казалось это рука трупа.

Однако эти руки с легкостью разорвали удерживающие меня сети.

Я поднял голову и увидел перед собой человека с ног до головы покрытого кровью. Его одежда была жутко изорвана, а те ее части, что были еще более или менее целы, полностью пропитались кровью. Только серебряные волосы на голове человека, даже перепачканные кровью, все еще мягко светились под лунным светом.

Мой взгляд переместился с серебряных волос на лицо человека. Зеркальная маска, которую он носил, наполовину раскрошилась, поэтому я смог увидеть глаз, смотрящий обеспокоенно на меня.

Дрожащим голосом я проговорил:

– Молодой, Молодой...

Услышав мою речь, он немного расслабился и сказал:

– Возвращайся домой.

Потом он молча развернулся лицом к мужчинам в золотых масках. Стоило ему лишь раз на них взглянуть, как они тут же взяли в руки свои мечи и, перерезав себе горло, один за другим рухнули на бетон.

Я не знал, как на все реагировать. «Что происходит?»

Однако он не стал ничего объяснять. После того, как все люди в масках были мертвы, он побежал. Хотя все тело моего спасителя было покрыто ранами, каждый его шаг был плавен и точен. Затем, сделав один большой прыжок, он спрыгнул с крыши здания.

Я был в шоке от увиденного, но после сразу поднялся, все еще держа Мэлоди в руках. Она не шевелилась. Когда я посмотрел на нее, понял, что девушка потеряла сознание. Поэтому, неся ее на руках, я прыгнул на крышу соседнего здания.

Телохранители все еще находились здесь, никто из них не промолвил ни слова. Брамбл просто стоял, а Делл уставился на меня, широко раскрыв глаза.

– Сверху пришел приказ напасть на вас двоих, – кратко объяснил Брамбл. – Потом был другой приказ – прекратить стрельбу.

– Я понимаю, – просто ответил я. У меня просто не было времени слушать все, что он, похоже, хотел мне сказать. Я спустился вниз на своей вампирской скорости и вернулся домой. Потому как я нес на руках Мэлоди, я бесцеремонно пнул дверь, и когда та открылась, я сразу же увидел гостиную.

Молодой господин в данный момент сидел на диване и был абсолютно цел и невредим. Он даже повернулся, чтобы посмотреть на меня.

– Молодой Господин? – с удивлением на лице я замер в дверях. «Как это может быть? Он только что, а теперь... Что происходит?!»

Молодой господин с интересом на меня посмотрел и спросил:

– Чарльз, где ты был? Кстати, а кто у тебя в руках?

«Это невозможно. Это абсолютно невозможно!» Только что на крыше, тот, кто прикрыл нас от ракет, спас нас, изрешетил собственное тело, был... Темное Солнце, но также Молодой Господин!

«Я точно не ошибаюсь, не в этот раз! Тот залитый кровью Темное Солнце и был Молодым Господином!»

Но человек передо мной выглядел в точности, как молодой господин: и лицом, и голосом, и телом... «Подождите-ка! Почему на полу кровь?» Когда я осматривал молодого господина, я заметил кровавые пятна на полу.

Он, похоже, заметил, что я смотрю на пол, поэтому извинился:

– Я поранил ногу на практическом занятии и только что ее забинтовал. Прости, что испачкал пол.

В этот момент Мэлоди в моих руках что-то простонала и проснулась. Едва она увидела молодого господина, она спешно прокричала:

– Скорей попроси его защитить нас. Только он может нас спасти от Господина...

– Он не Молодой Господин! – прервал я Мэлоди, чем сильно ее удивил. Однако я своим выкриком и сам был поражен, потому что мой голос звучал очень резко.

– Чарльз? – нахмурившись, с изумлением посмотрел на меня юноша: – О чем ты говоришь?

«Он не молодой господин. Даже если мне не ясны причины, зачем кому-то еще выглядеть, как молодой господин, вести себя, как он: сидеть дома, называть меня Чарльзом, как обычно, но...»

Он. Не. Молодой. Господин!

Проигнорировав его вопрос, я вошел в квартиру и посадил Мэлоди прямо на диван. Потом я схватил пульт от телевизора со стола, и после того, как три секунды я нажимал на логотип солнца, на мониторе высветились слова: «Мастерская закрыта».

Подняв голову, молодой господин посмотрел на меня и спокойно сказал:

– Я запер мастерскую. Я же не должен тебе об этом докладывать?

– Если бы вы действительно были Молодым Господином, то, конечно же, нет.

Холодно сказав ему это, я прошел мимо него и подошел к стене, за которой была мастерская, и глубоко вдохнул. Сжав руки, я кулаком свирепо постучал по стене и громко прокричал:

– Молодой Господин! Молодой Господин! Вы ведь внутри, верно? Пожалуйста, откройте дверь. Пожалуйста, позвольте мне позаботиться о ваших ранах...

Стена не двинулась с места.

– Чарльз, что ты делаешь? – послышался сзади меня голос, в точности такой же, как у молодого господина. – Я твой Молодой Господин! В мастерской никого нет. Просто там есть кое-какие вещи, которые я не могу позволить тебе увидеть, поэтому я ее закрыл.

Я на секунду остановился, но потом продолжил стучать по стене и кричать:

– Молодой Господин, я ваш дворецкий. Это значит, что я должен о вас заботиться, а не позволять вам заботится обо мне. В конце концов, вы не только меня спасли, так еще и не даете мне вам помочь забинтовать раны. Какой из меня тогда дворецкий?

– Чарльз! Я начинаю злиться. Прекрати шуметь!

Слышать этот голос, такой похожий на голос молодого господина было для меня, как ножом по сердцу. Если я ошибался, и человек позади меня действительно был молодым господином, то ситуация складывалась ужасная и непоправимая... но он точно не молодой господин, абсолютно нет!

– Молодой Господин! Молодой Господин! – я снова и снова стучал по стене, продолжая вновь и вновь звать молодого господина, но дверь в мастерскую не двигалась с места. Никто мне не отвечал. В конце концов, я упал на колени, и слабо произнес: – Я прошу вас...

Позади меня опять прозвучал голос. Я никогда раньше не слышал, чтобы молодой господин разговаривал таким тоном со мной, он говорил так, как будто был зол на меня:

– Чарльз! Если ты не остановишься, я тебя уволю!

«Уволит...» Я закрыл глаза и подумал, почему я был так уверен, что человек за моей спиной не молодой господин. Я снова вспомнил залитого кровью молодого господина, которого я видел не так давно. И хотя он был весь в крови, он взволнованно на меня посмотрел, и сказал мне вернуться домой... «Возвращайся домой».

Я был потрясен. «Обычно же говорят «иди домой», разве нет? Возвращайся домой, скажут, только если мне есть к кому возвращаться, да?»

Я открыл глаза, и больше не сомневаясь, еще раз искренне попросил:

– Молодой Господин, я уверен, что вы внутри. Я точно не ошибаюсь, поэтому, пожалуйста, позвольте мне позаботиться о ваших ранах. Даже если вы меня потом уволите или убьете, у меня не будет сожалений.

Мэлоди, стоявшая за мной, ахнула. Я поднял голову. Стена бесшумно, как обычно, открылась, и за ней я увидел просторную мастерскую.

Внутри боком к нам стоял окровавленный человек. Перед ним на столе, на котором обычно усовершенствовали оружия, лежала уцелевшая половинка маски. Однако его лицо, скрытое волосами, разглядеть было невозможно.

Его правая рука изогнулась под странным углом, но он все еще мог держать ею банку спрея и с трудом разбрызгивать раствор на левую руку, настолько же сломанную, как и правая.

Я тут же встал с колен и, подбежав к нему, грубо вырвал распылитель из его руки. Он поднял голову и посмотрел на меня. На его вымазанных в крови щеках я увидел дорожки слез.

Я взволновано спросил:

– Молодой... Молодой Господин, вам больно? – на что он покачал головой, отчего я немного растерялся, и смог только проговорить: – Тогда, тогда... позвольте мне вам помочь. Где нужно это разбрызгать?

Молодой господин только кивнул и сказал:

– Везде. Это кровоостанавливающее средство.

Действительно. Я посмотрел на ранения молодого господина. Они выглядели настолько жутко, что было трудно сказать, из какой раны текла кровь, а где она уже остановилась. «С такими ранами, молодой господин еще может стоять...»

– Молодой Господин, может, вы присядете? – предложил я.

Он кивнул мне, а потом огляделся по сторонам. Заметив диван, он подошел к нему и сел. Я спешно последовал за ним и начал аккуратно распылять средство на тело молодого господина.

– Что... Что происходит? – взвизгнула Мэлоди. – Как может быть два Молодых Господина, вы что близнецы?

«Близнецы? Это возможно». Я замер, но быстро продолжил наносить лекарство. Самое важное сейчас было остановить кровотечение.

– Мэлоди, так это ты, – молодой господин наклонил голову набок, даже в таких условиях он еще мог делать такое выражение лица – полное неприкрытого любопытства – и спросил: – Ты тоже знаешь Чарльза?

– Молодой Господин! Это сейчас не самое важное, верно? – прокричала Мэлоди, еще более визгливым голосом.

Молодой господин, рассмеявшись, ответил:

– Успокойся, Мэлоди. Его зовут ТС II (Темное Солнце Два). ТC II, поприветствуй их.

Тут снова прозвучал голос, который был так похож на голос молодого господина. Он радостно сказал:

– Мэлоди и Чарльз, приятно познакомиться. Я ТС II. Я очень рад, что смог, наконец, с вами встретиться.

Я заметил, что его речь и тон неуловимо изменились. Голос в целом звучал так же, как и у молодого господина, но по ощущению он сильно отличался.

– Мы не близнецы, – сразу признался молодой господин. – ТС II – мой клон.

– Что? – удивленно воскликнула Мэлоди и выпалила: – Но как это возможно? Разве все клоны не получаются идиотами?

– Молодой Господин, – сказал я молодому господину, но на самом деле я хотел тонко напомнить Мэлоди, чтобы она не заставляла его говорить силой, – если вы не хотите говорить, можете так и сказать – мы поймем.

– Я не буду лгать вам двоим, – спокойно объяснил молодой господин. – ТС II яляется моим модифицированным клоном. Люди, которых вы видели на крыше, тоже не настоящие люди. Они все модифицированные создания. Кроме того, в отличие от ТС II, у них нет мозга. Они способны двигаться только благодаря компьютерному чипу, поэтому тогда, отняв право отдавать приказы у брата, я смог заставить их перерезать самим себе горло.

Услышав его слова, я был так поражен, что отвлекся и не сразу вернулся к ранам молодого господина.

– Они не выглядели как усовершенствованные люди. У них не было на теле никаких изменений... – в смятении возразила Мэлоди.

Молодой господин улыбнулся и спросил в ответ:

– Я похож на усовершенствованного человека?

– Нет, конечно... – бодро начала Мэлоди, но осеклась. Я прекрасно понял, почему она не стала продолжать. Рука молодого господина была сломана, его кровь залила весь пол, но он мог спокойно разговаривать, как все нормальные люди, словно ничего не произошло. Бесспорно, на человека он сейчас был мало похож. «Более того, кровь молодого господина пахнет немного странно...»

– Чарльз, – молодой господин позвал меня.

– Да, Молодой Господин, – тут же ответил я.

– Ты как-то сказал, что не заметил у меня ни одной механической детали, поэтому должно быть я не люблю модификации в человеческих телах, помнишь?

Я замер. «Это был случай в KTV…»

– Да.

Молодой господин немного помолчал, прежде чем снова заговорил.

– На самом деле, на моем теле нет места, которое не было бы модифицировано. Даже в голове у меня есть компьютерный чип. Единственное отличие между мной и ТС II в том, что мой мозг был сохранен.

Молодой господин так спокойно об этом рассказывал, но меня от его слов передернуло, и я еле смог произнести:

– Это сделал Господин?

– Нет! Нет, не понимайте неправильно моего брата, – молодой господин был удивлен, и взволнованно пояснил: – Геге мне бы никогда не сделал больно, чтобы не случилось... Он, он правда не стал бы, он меня очень любит. Он только хочет защитить меня...

Пока он говорил, его голос становился все тише и тише, и под конец он уже перешел на шепот, поэтому разобрать, что он говорил, было нельзя. Наконец, он замолчал и бессмысленно уставился вперед. Похоже, он даже не осознавал, что у него из глаз катятся слезы.

– Молодой Господин? – мягко позвала его Мэлоди и положила свою ладонь ему на плечо.

Он вздрогнул, словно она его разбудила, и повернулся к нам лицом. Он устало извинился перед нами:

– Мне очень жаль. Простите, что мой брат пытался вас убить... Побудьте пока какое-то время со мной, хорошо? А потом, когда я переговорю со своим братом, вы сможете уйти.

Я изо всех сил постарался ему улыбнуться, но понял, что даже не могу поднять уголки губ. Перестав пытаться, я просто ему напомнил:

– Молодой Господин, вы забыли? Я ваш дворецкий. Как я могу уйти?

Молодой господин удивленно на меня уставился, и, немного замешкавшись, снова заговорил:

– Нет, Чарльз. Ты должен прекратить быть моим дворецким. У тебя же есть Мэлоди. Когда придет время, вы должны будете уйти!

– Молодой Господин! – я почти подпрыгнул.

– Чарльз, разве ты не сказал тогда, – напомнил мне молодой господин, – что если я позволю тебе позаботиться о моих ранах, я даже смогу потом тебя уволить?

– Это... – у меня не было слов.

Молодой господин сказал тихо, но твердо:

– Чтобы не случилось, когда все будет окончено, ты должен будешь уйти... Ты уволен!

«Я уволен...» Даже зная, что молодой господин меня увольняет, чтобы защитить, я был так потрясен, что у меня даже закружилась голова. Меня еще никто не увольнял.

«Ах, достопочтенный отец, меня уволили. Причем это сделал тот самый работодатель, единственный из всех относившийся ко мне, как к дворецкому!»

– Ан Е, – неожиданно заговорил ТС II, который до этого молчал.

– Что? – молодой господин обернулся и посмотрел на ТС II, похожего на него, как две капли воды.

– Тогда ты мне приказал, – улыбаясь, продолжил ТС II, – какой бы приказ не отдал Геге, я должен сначала обсудить его с тобой, прежде чем исполнять. Поэтому я должен тебе сообщить, что Геге приказал мне убить всех в квартире, кроме Ан Е, конечно!

Молодой господин вскочил со своего места. Его раны, которые только-только закрылись, вновь открылись, выплескивая немало крови. Теплая кровь забрызгала меня и Мэлоди. Мы оба были поражены, не слишком понимая, что происходит.

– Коса Смерти! – резко прокричал молодой господин.

Из мастерской донесся странный шум, похожий на металлический лязг, а потом огромный серебряный предмет влетел прямо в раскрытую ладонь молодого господина. В этот момент я смог отчетливо разглядеть этот предмет. По форме он напоминал косу, но она была высотой в полный рост взрослого мужчины, а его лезвие было достаточно большим, чтобы с легкостью разрубить человека напополам. А место, где рукоять соединялась с лезвием, было оформлено в виде огромного когтя. В целом она полностью соответствовала образу косы из легенд, которая принадлежала самой Смерти.

– Неужели это Коса Смерти? – Мэлоди от изумления приоткрыла рот, окончательно потеряв образ роковой вампирской красавицы.

ТС II отошел назад на шаг, но скорость молодого господина была намного больше. Мы увидели серебряную вспышку, которая пронеслась на уровне шеи ТС II, и с громким стуком его голова упала на пол.

У меня упала челюсть, и теперь я думаю, мое выражение лица не сильно отличалось от того, которое я увидел у Мэлоди.

После того, как молодой господин отрубил голову ТС II, он выпрямился с Косой Смерти в руках, и, посмотрев на голову, сказал:

– Прости, ТС II, я тебя потом починю.

Голова немного покрутилась, а потом повернулась к нам. Как ни странно, она все еще улыбалась. Она радостно произнесла:

– Ничего страшного, Ан Е рубит довольно аккуратно, и рана получилась очень ровной! Вероятность идеального ремонта составляет 90%.

– Голова все еще говорит? – в оцепенении пробормотала Мэлоди, а потом вдруг дала мне пощечину и спокойно спросила: – Тебе больно?

– ... Очень.

– Тогда это и правда не сон! – она схватила меня за шею и сильно меня потрясла.

Молодой господин все еще с гигантской косой в руках стоял и не двигался, сильно напоминая своей позой посланника Смерти. Безголовое тело ТС II тоже осталось неподвижно, оно даже не упало. Голова на полу невинно улыбалась. Ситуация сложилась нереальная, и ничего подобного мы раньше не испытывали, хотя и были известными обитателями тьмы.

Молодой господин выронил Косу Смерти и покачнулся. Я быстро встал, чтобы его поддержать, и спросил:

– Молодой Господин, что-то не так?

– Да, – он кивнул. – Кровопотеря теперь составляет 40%. 80% моего тела было повреждено.

«Похоже, спрашивать надо не о том, как он себя чувствует, а о том, как он еще вообще жив...» Услышав это донесение о состоянии здоровья, и видя, что молодому господину даже не больно, я просто не знал, как мне реагировать. Я мог только напрямик его спросить:

– Есть что-то, чем я могу вам помочь?

Молодой господин задумался, а потом ответил:

– Позвони Баба Ан Те Ки. Он врач.

– Я понял.

Я спешно провел молодого господина до дивана и достал телефон. Увидев, что мой сотовый показывал, что тут нет связи, я вспомнил, что этот телефон больше не мог звонить.

– Молодой Господин!

Только я открыл рот, чтобы сказать те же самые слова, как кто-то опередил меня. Я обернулся, и увидел, что это Брамбл, а позади него стоял Делл и еще один телохранитель.

После того как Брамбл позвал молодого господина, они втроем упали на пол в формальном поклоне, так громко стукнувшись коленями, что звук получился оглушительным. Брамбл посмотрел на молодого господина и сухо произнес:

– Молодой Господин, мы получили сверху приказ умереть. Если вы не включите камеры в квартире, триста семьдесят два телохранителя, которые сейчас находятся наверху, один за другим спустятся сюда и покончат жизнь самоубийством на ваших глазах.

От его слов мое сердце тяжело забилось, что уж тут говорить о молодом господине.

Я обернулся посмотреть на молодого господина. Прежде чем я успел разглядеть выражение его лица, я увидел нечто еще более странное... В его черных глазах промелькнул ряд символов.

После этого вдруг включился телевизор. По нему в данный момент передавали новости, в которых рассказывали про взрыв, который произошел по невыясненной причине. Потом зажглись все лампочки в комнате, перезагрузился компьютер, и даже на кухне запищала духовка...

– Геге!

Молодой господин прошел на середину комнаты и, повернувшись к дверям, посмотрел прямо на узор над дверью. В этот узор была вмонтирована камера слежения, которую я обнаружил при уборке в один из первых дней работы.

– Геге, посмотри на меня! – хрипло прокричал молодой господин, разведя свои сломанные руки в стороны. – Ты как-то сказал, что ты никогда не сделаешь мне больно. Еще ты говорил, что до тех пор пока я счастлив, ты позволишь мне делать все, что я захочу. А ты не только приказал людям, чтобы они не давали мне делать то, что мне нравится, но еще и стрелял в моих друзей... Как я могу быть счастливым? Как ты можешь говорить, что никогда не сделаешь мне больно?!

Он опустил руки, из его глаз лились слезы. По его печальному выражению лица и тому, как он, ссутулившись, стоял, можно было понять, насколько сильно он устал.

Он опустил голову, чтобы вытереть слезы, и когда он снова поднял голову, он скрыл, насколько ему было больно, и холодно произнес:

– Геге, не трогай Чарльза, не трогай Мэлоди, не трогай телохранителей и не трогай их близких, а иначе... Я тебя больше никогда не увижу! Даже если у тебя весь мир под контролем, я могу сделать так, что ты меня никогда не найдешь. И ты об этом знаешь.

В этот момент, три телохранителя, которые стояли на коленях у двери, вскочили и обернулись, достав оружие. Несмотря на то, что я ничего не видел, я слышал шаги, звук которых был очень похож на поступь Карательного Отряда.

Я мгновенно создал две рапиры. Мэлоди вытянула свои когти, а рядом с ней, слева и справа от ее плеч, возникли два меча.

– Не нападать! – сказал нам молодой господин, и когда мы посмотрели на него, то увидели, что усталость его почти свалила. Знаки снова пробежали в его глазах, и он объяснил: – Я приказал этим людям защищать вас, ребята. Они будут дежурить снаружи на случай, если мой брат все же решит вас убить.

Я убрал свои рапиры с помощью «кровавого покрова» и, не скрывая своего волнения, спросил:

– Молодой господин, вы в порядке?

Молодой господин покачал головой и устало произнес:

– Я потерял слишком много крови. Мне нужно немного поспать. Но вам не следует покидать здание. Ждите, пока я проснусь. Потом я попытаюсь поговорить с моим братом снова...

В этот момент молодой господин неожиданно завалился набок. Я быстро подбежал к нему, чтобы его поддержать... «Тяжелый!» Не может столько весить молодой господин, при его-то комплекции.

Тут я вспомнил, что в тот раз вес Темного Солнца тоже превзошел все мои ожидания, а раз молодой господин и был Темным Солнцем, то он и весил, как Темное Солнце. К счастью, мне в этот раз нужно было всего лишь позволить ему опереться на меня плечом, а не удерживать весь его вес, хватаясь за два его пальца. Поэтому, несмотря на то, что молодой господин действительно много весил, я вполне мог его поддержать.

Только после того, как я снова проводил его до дивана, я понял, что когда я поддерживал его до этого, он не казался таким тяжелым. «Все потому, что он все-таки стоял на ногах и мог сам себя удерживать?

Но теперь он оперся на меня полностью. Значит ли это, что он больше не продержится?»

– Позвони Баба Ан Те Ки, – слабым голосом попросил меня молодой господин.

– Но мой телефон не может совершать звонки... – взволновано ответил я.

– Ан Е! – прервал меня кто-то. Голос послышался из мастерской, и звучал он не менее взволнованно, чем мой.

Потом из мастерской выбежал мужчина лет тридцати в маленьких очках. За ним в гостиную вошли двое мужчин в масках, в руках они несли различное оборудование.

Молодой господин повернул голову, и тихо позвал:

– Баба...

После этого он, наконец, потерял сознание.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти