ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


ТИПЫ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИЙ МНОГОЗНАЧНОГО СЛОВА. РОЛЬ И ТИПЫ КОНТЕКСТА


Различные процессы возникновения вторичных значений и соответственно различная природа этих значений находят отражение в общей типологии значений, которую можно было бы назвать процессуальной, поскольку она строится с учетом природы значений, составляющих семантическую структуру многозначного слова, В этой типологии важнейшее место принадлежит оппозиции первичных и вторичных значений, которые могут быть квалифицированы также с точки зрения номинативных процессов соответственно как прямые и производные. Уточнение характера семантических изменений, приведших к появлению производных значений, осуществляется в виде разграничения метафорических, метонимических и т.д. их подтипов.

В процессе функционирования и развития языка указанные соотношения различных значений многозначного слова, сложившиеся и рассматриваемые с точки зрения исторической перспективы, не остаются, однако, неизменными. Появляются новые значения, не которые значения с течением времени исчезают, изменяется на правление производности, и те значения, которые в настоящее время воспринимаются как переносные, могут с исторической точки зрения оказаться прямыми, первичными, и, наоборот, значение возникшие как переносные, производные, могут в современном языке восприниматься как прямые первичные значения, особенно в тех случаях, когда прямые значения утрачены. Так, для современного английского языка не существует первоначальных значений таких слов, как bribe 'взятка, подкуп' (первоначально 'что-то украденное'), client 'клиент (адвоката, нотариуса, торговых и промыт ленных предприятий и т.п.); постоянный покупатель, заказчик (первоначально 'человек, находящийся под защитой другого вассал'), sprawl 'растянуться, развалиться; сидеть развалясь; расползаться во все стороны; простираться; раскидываться' (первоначало но 'лежать, беспокойно метаясь') и многих других. Их первоначально переносные значения воспринимаются как прямые, на базе которых, в свою очередь, возникли переносные значения. Таким образом, очевиден вывод о том, что современное восприятие нocитeлями языка соотношений и связей в системе значений многозначного слова не идентично их историческим связям. В то же время, как отмечает Д.Н. Шмелев, перераспределение значений в слове, измение в их соотношении, напротив, лишний раз подтверждает то факт, что совокупность значений слова всегда характеризуется oпределенной организацией, что значения образуют определенную структуру.

Изменчивость отношений между значениями многозначного слова детерминирует необходимость разграничения диахронного исторического и синхронного, современного ракурсов их анализа и соответственно несовпадение синхронной типологии значений по сравнению с ранее описанной диахронной. На смену главной оппозиции значений в диахронной типологии – первичным и вторичны? значениям – приходит оппозиция основное, главное и второстепенное, частное значения, отражающая неравноправное положение этих значений в семантической структуре многозначного слова, а также различную зависимость их от контекста. Главные, основные значения не определяются контекстом, они контекстуально свободны; значения второстепенные, частные требуют для своей реализации определенных синтагматических условий, т.е. контекстуально обусловлены. Напр., слово ladder вне всякого контекста воспринимается говорящими на английском языке как означающее 'лестница (приставная); трап'. В сочетании же с прилагательным social оно означает 'последовательность должностей или рангов в социальной иерархии от низших к высшим', в словосочетании stocking ladder его значение - 'спустившаяся петля (на чулке)'. Существительное flower в своем основном значении 'цветок, цветущее растение' не требует для понимания никакого контекста, такие же его значения, как 'цвет, краса (чего-л.); цветение; расцвет; украшение, орнамент; полигр. растительный орнамент; виньетка' и у..становятся понятными только в контексте: the flower of the nation's army 'цвет армии', burst into flower 'распуститься', the flower of life 'расцвет жизни', flowers of speech 'красивые обороты речи' и т.д.

Поскольку для многозначного слова в том или ином его значении контекст оказывается достаточно специфичным и индивидуальным, он начинает выполнять функцию разграничителя значений как таковой используется в целях их дифференциации, становясь универсальным методическим приемом и находя широкое применение в анализе и лексикографическом описании многозначного слова.

Контекст зачастую ограничивается рамками словосочетания или, более широко, набором лексических единиц, с которыми то или иное слово в данном значении вступает во взаимодействие и Которые составляют, собственно говоря, лексический контекст слова, необходимый для реализации того или иного его значения. Например, для глагола look в значении 'смотреть, глядеть' перечень слов, с которыми данный глагол взаимодействует в этом значении (man, fellow-passenger, map, flower, wall, illustration и т.д.), отличается от группы слов, сочетаясь с которыми данный глагол реализует иное свое значение 'рассматривать, давать ту или иную оценку кому, чему-н., воспринимать', слов типа offer, motive, fact, problem и т.д. Аналогичным образом этот глагол требует разного лексического окружения (ср.: look for my brother, for smb.'s hat, for a job, for gold, for rare plants и т.д., с одной стороны, и look for the arrival of the ship, for the news, for a letter from you, for his friend и т.д., с другой) для реализации своих значений 'искать, разыскивать кого-л., что-л.' и 'ждать, ожидать что-л., кого-л. с нетерпением'.

Порою для выявления значения многозначного слова перечня лексических единиц, предшествующих или последующих за данным словом и образующих его непосредственное окружение, даже не требуется. Достаточно указания на их общекатегориальные признаки, принадлежность к той или иной части речи, чтобы выявить, в каком из своих многочисленных значений данное слово используется. Для того же глагола look описание слов типа happy, ugly, promising, young, old, thin, charming, pretty и т.д., с которыми он сочетается в значении 'выглядеть', в терминах их лексико-грамматических характеристик, иначе говоря, их квалификация как прилагательных, - вполне надежная подсказка для распознавания этого значения. Возможное словесное окружение слова, рассматриваемое на уровне частей речи, составляет грамматический контекст слова. Следует помнить, что лексический и грамматический типы контекста соотносятся как конкретное и обобщенное представляя собой не что иное, как репрезентацию в виде конкретных лексических единиц (лексический контекст) или же в виде классов (грамматический контекст) всего того, что непосредственно окружает слово в процессе его речевого функционирования, предшествует слову или следует за ним в речи.

Контекст, однако, не всегда непосредственное вербальное (словесное) окружение, тот минимальный отрезок речи, определяющий каждое индивидуальное значение слова. В современной лингвистике понятие контекста значительно расширилось. Словосочетание, формирующее ближайшее окружение слова, и даже законченное предложение могут быть недостаточными для определения значения слова, которое становится ясным только в контексте всего абзаца или сверхфразового единства, раскрывающего всю описываемую ситуацию, или даже в контексте всего произведения. Такой более широкий контекст называется тематическим и имеет особенно большое значение в стилистическом анализе при определении семантики слов в художественных произведениях разного типа и, как частный случай, при расшифровке названия всего произведения (напр., Running for Governor Марка Твена, The White Silence Джека Лондона, Giants Джека Анселла и многие другие).

Словесное (вербальное) окружение в узком и/или широком понимании образует во всей совокупности своих разновидностей -лексического, грамматического и тематического контекста -лингвистический контекст. В то же время в современной лингвистике стало аксиоматичным, что языковые единицы не могут быть поняты достаточно глубоко и полно, если не учитывать условий и особенностейих употребления в речи, связанных с различными историческими, культурными, социальными, ситуативными и т.д. факторами. Для многозначного слова это означает, что для правильного распознавания его значения в лингвистическом контексте требуется также учет экстралингвистических моментов: ситуации, в которой происходят коммуникации, временных параметров использования слова, целевой направленности высказывания, сложившихся под влиянием традиций и культуры данного языкового коллектива ассоциаций, наконец, специфики жизни данного языкового социума и т.д. Так, например, для того, чтобы правильно понять смысл высказывания I don't want to be an albatross to you (J.Warren. The Nobel Prize), означающего дословно 'Я не хочу быть для тебя альбатросом' и расшифровываемого как 'Я не хочу быть тебе обузой', необходимо соотнести это высказывание с поэмой С,Кольриджа о матросе, убившем альбатроса - птицу, считавшуюся священной для моряков, и в наказание носившем убитую птицу на груди, т.е. необходим культурный контекст. Смысл высказывания О.Генри "East is East, and West is San Francisco" (дословно: 'Восток есть Восток, а Запад - это Сан-Франциско') в рассказе A Municipal Report требует для адекватного своего понимания знания поэмы |1Киплинга "Баллада о Востоке и Западе', начинающейся строками East is East and West is West, and never the twain shall тее13нание соответствующих реалий, или соответствующего идиоматического контекста, необходимо для определения смысла высказывания О.Генри "That will be ... a feat in story-telling somewhat older than the great wall of China" в его рассказе A Service of Love. Исторический контекст, Предполагающий учет временной прикрепленности высказывания у соответствующей данному периоду времени системы значений cлова, позволяет расшифровать слово nicely в высказывании Шекспира "Can sick men play so nicely with their names?" как означающее 'хитро, искусно'. В разных ситуациях слово nice в выражении What a nice wife you are! может означать прямо противоположное: одобрение или же иронию, плохую оценку, т.е. семантика слова варьируется под влиянием ситуативного контекста.

Таким образом, становится очевидной первостепенная роль контекста в разных его типах при выяснении значений. Осознание этой роли, однако, не должно приводить к методологически очень важному выводу о том, что слово вообще не имеет собственного значения, значения вне контекста, что его семантика целиком и полностью вытекает из контекста, выводу, достаточно широко распространенному и по сути своей неверному (см. полемику по этому поводу в (6). Не отрицая и не умаляя роли контекста, следует все же признать тот неоспоримый факт, что у слов есть более или менее постоянные значения. Это доказывается как тем, что область референции слова, т.е. круг обозначаемых им предметов или явлений, достаточно определенна и стабильна (условие, необходимое для коммуникации, без которого коммуникация была бы вообще невозможна), так и серией экспериментов, направленных на изучение роли контекста и выявивших существование семантического ядра слова, модификация которого под влиянием контекста возможна лишь до определенных пределов. Значение реализуется, выявляется в контексте, синтагматические связи слова наиболее полно раскрывают его семантику, которая закреплена за словом в силу его номинативных функций. Разграничение лексических значений слова, однако, значительно осложняется их диффузностью, неопределенностью и зыбкостью их границ, что детерминирует как возможность ошибочной трактовки тех или иных значений, так и трудности разграничения самих значений, определения статуса значения как отдельного лексико-семантического варианта слова.


§ 4. ОСНОВАНИЯ И ТИПЫ ВНУТРИСЛОВНЫХ СВЯЗЕЙ


Диффузность и неопределенность, свойственные значениям и обусловливаемые целым рядом причин:. природой обозначаемого (ср., напр., предмет и признак), типами и силой лежащих в их основе ассоциаций, проистекают также из обязательной взаимосвязанности значений многозначного слова и на синхронном срезе, которая образует наряду с парадигматическими и синтагматическими отношениями слова еще один тип отношений – внутрисловные отношения, получившие название эпидигматических и квалифицируемые как третье измерение в лексике. Эти внутрисловные отношения не имеют формального выражения и носят сложный, скрытый от прямого наблюдения характер. Даже в лингвистических словарях, призванных дать исчерпывающее описание семантической структуры слова, а тем самым раскрыть как содержательные стороны языкового знака, так и семантическую связь разных его значений, последняя в толкованиях лексико-семантических вариантов слов чаще всего не фиксируется. Как отмечает Ф.А.Литвин, в известных нам словарях английского языка задача выявления близости разных значений слова в их описаниях не только не формулируется, но и не предполагается, – вероятно, в силу того, что общность разных вариантов слова считается данной, ощущается говорящими интуитивно, тем более, что большинство этих словарей рассчитано на владеющих английским языком как родным. Кроме того, общность в значительной мере воспринимается как данная именно в силу общего выражения: лексикографическая практик” обычно исходит из нормальности полисемии и необходимости доказательства омонимии, а не наоборот. Экспликация связей между значениями требует поэтому сложной процедуры, применения определенной методики и приемов анализа, реконструкции процесс. номинации, в ходе которого возникло то или иное значение, привлечения внеязыковых факторов и т.д.

Тем не менее сам факт существования связей между значениями многозначного слова, или его лексико-семантическими вариантами (ЛСВ), не вызывает сомнений. Эпидигматические отношения, имеющие, на наш взгляд, прочные психолингвистические основания, интуитивно ощущаются не только носителями языка, но и изучающими его как иностранный. По-видимому, психологическая реальность внутрисловных связей, неосознанное владение механизмом их образования позволяет всем, владеющим данным языком, достаточно легко их улавливать, как бы реконструируя первоначальный процесс формирования значений, даже в том случае, если в системе родного языка таких взаимосвязанных значений не существует. Более того, улавливается как сама связь, так и ее направление.

В последнее время, однако, благодаря успехам компонентного анализа лексического значения к проникновению в глубины его строения в лексикологических исследованиях предпринимаются попытки изучения семного механизма внутрисловных связей значений в синхронии. Такая сложная сущность, как значение (ЛСВ) в структуре многозначного слова, имеющая сложную организацию и состоящая- из мелких, далее неделимых элементарных единиц смысла - сем, или семантических компонентов, обнаруживает некоторую общность своих компонентов с компонентами другого значения (ЛСВ), благодаря которой между ними и устанавливается связь.

Применяя ранее приведенную модель структуры лексического значения, можно определить место этих общих для взаимосвязанных лексических значений (одно из которых воспринимается как производящее, а другое – как производное) компонентов и тип их взаимодействия. Так, выделяя в производящем значении интенсионал, сильный импликационал, слабый импликационал и негимпликационал (см. с. 61 - 62) и аналогичные доли в производном, можно обнаружить следующие варианты семного взаимодействия в семантической структуре многозначного слова:

– включение, или такой тип связи лексических значений, при которой производное значение полностью включает в себя производящее, являясь шире его по объему (ср. woman – 1) женщина; 2) служанка; 3) диал. жена), или, наоборот, исходное значением/полностью включает в себя производные (ср. able – 1) способный, умелый; 2) способный, талантливый; 3) способный, физически крепкий и др.);

– пересечение, или такой тип связи лексических значений, при которой имеет место их частичное совпадение, причем здесь могут быть самые различные вариации: совпадение сем интенсионалов, совпадение сем импликационалов, совпадение сем интенсионала одного значения и сем сильного импликационала производящего значения и сем интенсионала производного и т.д. и т.п. (ср. barren - 1) бесплодный, неплодородный; 2) бесплодный, неспособный к деторождению; 3) бедный (чём-л.); лишенный (чего-л.), объединяемые одним семантическим признаком "не производящий" и др.). Ученым предстоит выяснить роль каждого из указанных типов семного взаимодействия в семантической структуре многозначных слов разных лексико-грамматических и лексико-семантических классов, равно как и выявить возможность и условия наличия в многозначном слове общего семантического инварианта, или семантического ядра, т.е. единого набора семантических компонентов, связующего все значения многозначного слова.

Внутрисловные связи значений многозначного слова, взятые во всей своей совокупности, составляют .модель, каркас его семантической структуры и могут быть описаны также с точки зрения направления, рисунка и упорядоченной последовательности связей и их содержательных характеристик, определяющих разновидности внутрисловных связей.

Многозначное слово не просто сумма значений, каким-то образом взаимосвязанных. Оно представляет собой определенную, иерархически организованную на основе прямого номинативного значения структуру связанных отношением семантической производности лексико-семантических вариантов. Эта структура далеко не всегда характеризуется одномерным расположением значений, последовательно связанных друг с другом и образующих единую цепь, как это имеет место, например, в семантике слова bluster, значения которого 'бушевать, реветь (о буре); шуметь, неистовствовать, угрожать; хвастаться' образуют единую линию. Графически этот тип расположения значений и их связей можно изобразить с помощью следующего графа*:


Цепочечная связь свойственна также и многозначным словам hectic 'обычный, постоянно повторяющийся' (hectic fevers are characteristic of tuberculosis);''4axoT04Hb^, туберкулезный' (a hectic patient); 'с нездоровым румянцем, раскрасневшийся' (the hectic colour brightened in the boy's face); 'горячий, лихорадочный; возбужденный, беспокойный' (hectic travel through thirty countries), bleak 'не защищенный от ветра, открытый' (bleak hillside); 'холодный, суровый' (bleak weather, bleak wind); 'унылый, печальный, мрачный' (bleak prospects) и др. Цепочечная полисемия в чистом виде, однако, чрезвычайно редка. Гораздо более распространена радиальная связь значений многозначного слова, при которой все производные его значения связаны непосредственно с прямым номинативным значением и мотивированы им. Таков характер отношений между значениями прилагательного honest, прямое значение которого 'честный' (poor but honest) непосредственно связано с такими его значениями, как: 'правдивый, прямой, искренний, откровенный' (honest confession); 'настоящий, подлинный, нефальсифицированный' (honest wool); 'целомудренный, честный, добродетельный' (an honest wife). Графическое их изображение следующее:


Аналогичным образом располагаются значения и в семантической структуре существительного cradle, с первым значением которого 'колыбель, люлька' непосредственно связаны все остальные его значения: 'истоки, начало; рычаг (телефона); тех. рама, опора; горн. лоток для промывки золотоносного песка; мор. спусковые салазки; мед. шина, поддержка; воен. люлька'.

Наконец, наиболее обычный тип расположения связей в структуре многозначного слова - это радиально-цепочечная полисемия, принимающая самые различные конфигурации в зависимости от того, какие значения находятся в непосредственной связи. Так, для существительного hammer, значения которого 'молоток, молоточек (деталь механизма); анат. молоточек (уха); спорт, молот; молоток аукционера; воен. курок; ударник (затвора); удар в подбородок сверху (бокс)' непосредственно связаны с его прямым номинативным значением 'молоток, молот', а значения 'метание молота' и 'разг. здоровый детина, боксер' с соответствующими терминологическими значениями, эта конфигурация имеет следующий вид:



Приведенные графы, отражающие три топологических типа многозначности (цепочечную, радиальную и радиально-цепочечную), наглядно демонстрируют еще одно важное свойство связи значений: непосредственность и опосредованность отношений в семантике многозначного слова. Непосредственные связи устанавливаются между значениями, одно из которых выступает в качестве производящего, а второе является производным от него. Опосредованные связи возникают между производными значениями.

Как результат опосредованности связей некоторые значения в семантической структуре многозначного слова отстоят друг от друга на достаточно большом расстоянии. Более того, при утрате словом в ходе исторического развития связующего их производящего значения связь между значениями может быть утрачена полностью, что приводит к распаду полисемии и возникновению омонимов (см. подробнее раздел "Омонимия").

С точки зрения содержательных характеристик внутрисловные связи являются отражением тех процессов семантических изменений, которые лежат в основе вторичных значений слова. Вследствие детерминированности характера связи типом семантического процесса традиционно содержательные связи значений описывают в тех же терминах, что и виды семантических процессов: метонимические (включая синекдоху), метафорические (включая синестезию и функциональный перенос), сужение и расширение значений и т.д. В какой-то мере использование этой схемы, разработанной специально для типологии семантических изменений, в синхронных описаниях семантической структуры слова возможно, но оно обязательно должно быть синхронно ориентировано, т.е. основываться на синхронно устанавливаемых отношениях значений полисемантичной единицы, что не всегда четко проводится. Кроме того, не все виды связей подводятся под традиционную классификацию. Все это послужило стимулом для разработки новой модели описания связей значений по содержанию, предложенной М.В.Никитиным. "Содержательные связи, - пишет автор, – те же концептуальные связи, т.е. связи понятий и представлений ... Объективным основанием концептуальных связей являются 1) связи сущностей объективного мира, 2) общности сущностей объективного мира по наличным признакам. Соответственно, выделяются два основных типа концептуальных связей, равно как и содержательных связей между словозначениями: 1) импликационный и 2) классификационный" (7,37).

Импликационная связь основана на взаимодействии, взаимозависимости сущностей объективного мира. Это когнитивный аналог связей между вещами, между частью и целым, между вещью и признаком, между признаками вещи. Наиболее явным примером импликационных связей являются сильные причинно-следственные зависимости, но сюда же относятся и зависимости слабые: пространственные, временные и т.д. Импликационная связь значений широко представлена в семантических структурах многозначных слов. Конкретные виды связей, служащие основанием импликации, чрезвычайно разнообразны: материал – изделие, причина –следствие, исходное – производное, действие – цель, процесс – результат, часть – целое, признак – вещь, смежность (соположенность) в пространстве, следование во времени и т.д. и т.п. Например, у следующих слов цитируемые значения связаны импликацией: slide -1) скольжение; 2) детская горка (для катания); ancient - 1) почтенный, убеленный сединами, старый; 2) умудренный годами; ballot -1) избирательный бюллетень, баллотировочный шар; 2) баллотировка; тайное голосование; 3) список кандидатов для голосования; 4) результаты голосования; количество поданных голосов; write – 1) изображать, передавать речь графически; 2) сочинять и т.д.

Особой разновидностью импликационных связей в семантике многозначного слова является конверсивная связь значений, представляющих один и тот же смысл в разных направлениях и находящихся вследствие разнонаправленности передаваемого смысла в обратных отношениях (ср. слова buy – sell, send – receive и др., являющие собой классические примеры конверсивов). Таковы связи значений слова sell – 1) продавать; 2) продаваться; colicky – 1) страдающий от резкой боли; 2) вызывающий резкую боль; read1) читать; 2) читаться, гласить; dust – 1) стирать, смахивать пыль; обметать, выбивать, выколачивать пыль; 2) запылить; 3) посыпать, обсыпать, опылять и т.д.

Объективным основанием классификационных связей является общность сущностей объективного мира по имеющимся у них признакам или, иначе говоря, сходство этих сущностей, которое устанавливается в результате сравнения - одного из важнейших логических приемов познания внешнего мира и духовных ценностей. Классификационные связи могут быть: 1) гипо-гиперо-нимические (видородовые, инклюзивно-эксклюзивные) и 2) симилятивные. Гипо-гиперонимические связи легко устанавливаются между значениями: 1) спорт, чемпион и 2) победитель (на конкурсе, выставке и т.п.); получивший первый приз, первый призер (о человеке, животном, растении и т.п.) слова champion, 1) случайность, случай; 2) удобный случай, возможность; 3) счастливый случай, удача, счастье слова chance, 1) чувствовать, ощущать вообще; 2) ощущать на ощупь, осязать слова feel и многими другими, в основе которых лежат концепты разного уровня обобщения. Инклюзивная связь (родовидовая, связь специализации) соответствует отношению более широкого понятия – гиперонима к более узкому понятию – гипониму, а эксклюзивная (видородовая, или связь генерализации), напротив, - отношению более узкого понятия к более широкому. К этому типу связей относятся практически все случаи сужения и расширения значений слов при условии, что оба значения - исходное и производное - сохраняются у слова.

Симилятивная связь отличается от гипо-гиперонимического типа связей тем, что при наличии общих признаков иерархические отношения между значениями отсутствуют, поскольку значения различаются не своим объемом, а какими-то только им присущими признаками. Симилятивная связь может быть предметно-логической, синестезической и эмотивной. В первом случае она устанавливается на основе общности свойств, которая может быть как реальной, так и результатом приписывания референтам некоторых общих свойств. Например, intoxicate – 1) напоить допьяна; 2) опьянять, возбуждать; lame – 1) хромой; 2) неудачный; неудовлетворительный; dog - 1) собака, пес; 2) железная подставка для дров (в камине); 3) тех. хомутик, поводок; зуб (муфты); кулачок (патрона); собачка; гвоздодер и т.д. Сходство ощущений, вызываемых референтами, общность впечатлений лежат в основе синестезической связи. Например, mild - 1) мягкий, умеренный; 2) снисходительный, несуровый, нестрогий, мягкий; 3) мягкий, кроткий, тихий; 4) неострый, слабый, некрепкий и т.д. Сходство, близость эмоциональной оценки детерминируют эмотивный тип симилятивной связи, которая прослеживается между значениями слов lousy –1) вшивый; 2) паршивый; мерзкий; rotten – 1) гнилой; 2) поганый, дрянной, отвратительный и др.

Таковы основные содержательные типы внутрисловных связей в семантической структуре многозначного слова. Несмотря на то что разработанная М.В.Никитиным типология может быть детализирована, видоизменена и т.д., важное ее достоинство заключается в отражении и противопоставлении двух кардинальных типов: связей значений, подсказываемых и навязываемых связями в объективной действительности, и связей, устанавливаемых в процессе классификационной деятельности человека, направленной на отождествление объектов по наблюдаемым признакам, объединение их в один класс или, наоборот, отнесение к разным классам, определение соотносительности классов и т.д. Пользуясь этой типологией, зная количество значений полисемантичного слова, направление их связей и содержательный их тип, можно получить действительно более полную картину внутрисловных отношений в семантической структуре слова, нежели та, которая существовала в научном обиходе до сих пор.

 

КОНВЕРСИЯ


В речи говорящих на современном английском языке весьма употребительны примеры типа Let me say in the beginning that even if I wanted to avoid Texas I could not, for I amwived in Texas andmother-in-lawed anduncled andaunted andcousined within an inch of my life (J.Steinbeck. Travels with Charley)

'Разрешите мне сказать с самого начала, что, даже если бы я и хотел не поехать в Техас, я бы не смог этого сделать, так как в Техасе я обрел жену и тещу. В Техасе у меня дяди, тети и двоюродные братья и сестры на каждом шагу', в которых слова wife, mother-in-law, uncle, aunt, cousin выступают в не свойственной им функции глаголов и несколько видоизмененных значениях. Аналогичным образом нередки случаи преобразования глаголов типа No sooner was he settled anywhere than he would light unexpectedly upon a newfind(A.Christie. Selected Stories /”He успев устроиться где-либо, он неожиданно находил нечто новое”.

Данное явление настолько" активно в современном английском языке, что в него практически вовлекаются, хотя и с неодинаковой частотой, слова всех частей речи: существительные, глаголы, прилагательные (But he retained my hand, and I could notfree it 'Но он удержал мою руку, и я не мог ее освободить), наречия (They werenearingChicago 'Они приближались к Чикаго').

Несмотря на высокую продуктивность и активность указанного лингвистического феномена, суть его, однако, не совсем ясна, и существуют, по крайней мере, два противоположных объяснения. Зарубежные лингвисты (А.Кеннеди, Р.Уодделл, К.Поллок и др.) склонны рассматривать данное явление как употребление одного и того же слова в функциях различных частей речи, или функциональный переход из одной части речи в другую. Другая точка зрения, сложившаяся на основе работ советских ученых, прежде всего А.И. Смирницкого и В.Н.Ярцевой, заключается в трактовке данного явления как акта словообразования, в ходе которого образуются слова общего корня, омонимичные производящим базам и отличающиеся от последних своими парадигмами. В истоках этих двух противоположных концепций лежат различные понимания слова и его возможности одновременно принадлежать к различным частям речи. Иначе говоря, приверженцы концепции функционального перехода считают единицы типа wife 'жена', to wife 'жениться', knife 'нож', to knife 'резать ножом', to run 'бежать', run 'бег, пробег' и многие другие формами одного и того же слова, различающимися своими синтаксическими функциями, и стоят на той принципиальной позиции, согласно которой слово может одновременно относиться к разным лексико-грамматическим классам. Такая позиция, основанная на синтаксических критериях, ведущих при определении слова в языках с неразвитой морфологией, каким является английский, широко распространена и в словарях (см., напр., словарные статьи - roof, drawl, dredge, flirt, hurl, stammer в Concise Oxford Dictionary).

Критикуя данную концепцию, А.И. Смирницкий решительно подчеркивает, что она не соответствует фактам английского языка, ибо существительное и глагол, омонимичные в какой-либо из своих форм, в целом представлены совершенно различными системами форм, характеризующимиих как разные слова. Поскольку, как считает А.И. Смирницкий, слово (во всяком случае, изменяемое слово) – это система сосуществующих, обусловливающих друг друга и функционально объединенных форм, говорить о тождестве существительных и глаголов типа love 'любовь' и love 'любить' в современном английском языке неправомерно, ибо они различаются как системами своих форм, т.е. парадигмой (существительное имеет субстантивную систему словоизменительных суффиксов – -( ), -'s, -s, -s', а глагол - глагольную ( -( ),-s, -ed, -ing,...), так и функционально. Это разные слова, образованные путем изменения парадигмы.

Будучи последовательным, необходимо признать, пишет А.И.Смирницкий, вслед за тождеством омонимичных глаголов и существительных и тождество слов типа exaggerate 'преувеличивать' и exaggeration 'преувеличение', move 'двигаться' и movement 'движение' и им аналогичных пар, ибо семантически они соотносятся между собой так же, как love 'любить' и love 'любовь', а формальные различия могут быть интерпретированы как различия форм одного и того же слова. Таким образом, рассмотрение соотносительных глаголов и существительных (это наиболее частые соотношения в современном английском языке) как форм одного и того же слова приводит к неразличению частей речи в английском языке как определенных грамматических классов слов и тем самым игнорированию тех глубоких различий, которые заложены в грамматической системе языка.

Коль скоро мы признаем коррелятивные единицы разными словами, то вследствие их семантической и формальной соотнесенности есть основания рассматривать отношения между ними как отношения словообразовательной производности, а сам процесс образования таких коррелятивных слов – словообразованием.

Однако и при трактовке соотносительных пар слов типа love v и love n как производящего и производного возникает немало трудностей и проблем. Основные из них сосредоточены в решении следующих вопросов:

а) определении сущности данного словообразовательного процесса;

б) определении границ его действия;

в) определении направления производности в корреляционных парах.

При анализе словообразовательных отношений в соотносительных парах типа love v и love n нетрудно заметить, что словообразовательный процесс осуществляется здесь в отличие от аффиксации без помощи каких-либо морфологических показателей, специально предназначенных формально указывать на те изменения, которые произошли в ходе словообразовательного акта. Не случайно поэтому, что в одной из первых попыток описать данный способ словообразования он получил трактовку как "безаффиксное словообразование". Подобная трактовка, подчеркивающая отличие данного способа словообразования от аффиксации, однако, неконструктивна, так как она не раскрывает сущности происходящих словообразовательных процессов. Более информативной, хотя также явно неудовлетворительной, является концепция "корневого словообразования". Ориентированная на описание результатов словообразовательных процессов, она отмечает важную их характеристику, а именно: слова, образованные в ходе описываемого типа деривации, являются по своему морфемному строению корневыми, т.е. состоящими из одного корня. Но, абсолютизируя этот факт, данная концепция вступает в противоречие с действительным положением дел в современном английском языке и неправомерно сужает рамки соотносительных слов описываемого типа, среди которых имеются слова, содержащие в своем составе, помимо корня, и суффиксы, и префиксы (например, difference 'разница' → difference 'различать', discomfort 'неудобство' → discomfort 'причинять неудобство, стеснять', counterattack 'контратака' → counterattack 'контратаковать' и др.), а также слова, состоящие из двух корней (напр., blacklist 'черный список' → blacklist 'вносить в черный список', nightwatch 'ночной дозор' → nightwatch 'быть ночным сторожем' и др.).

Наиболее широкое распространение, особенно в зарубежной англистике, получила трактовка, согласно которой образование соотносительных омонимичных единиц осуществляется с помощью нулевой морфемы, а сам способ словопроизводства называется нулевым словообразованием (zero-derivation), а еще чаще конверсией. Будучи отзвуком концепции функционального перехода, термин "конверсия" не совсем удачен для описания данного словообразовательного процесса, ибо в действительности никакого превращения или изменения (т.е. конверсии в собственном смысле •этого слова) в английском языке не происходит. Имеет место лишь использование одних лексических единиц в качестве производящих баз для образования других с помощью, по мнению Е.Крейзинги, Г.Маршана и др., нулевой морфемы. Однако, несмотря на свою дезориентирующую мотивацию, данный термин закреплен традицией и, как указывалось ранее, наиболее часто используется при описании анализируемых явлений.

Описание конверсии как способа словообразования, осуществляемого с помощью нулевой морфемы, несомненно, продуктивно, ибо таким образом устанавливается средство, отличающее данный способ словообразования от других - аффиксации и словосложения. В то же время использование понятия нулевой морфемы, столь значимого в лингвистических описаниях, чревато таким опасным последствием, как возникновение "м

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти