ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Покуда дни мои не будут преданы землю.

Задумался. Моторы крылатые все взлетают да садятся. Надоел этот шум в голове, он везде тебя окружает. Как и колючка. За которой сидиш, не только один, а много таких, мне подобных.

День начался с моросящего дождика. Ровно сутки, как я в капкане французком. В жизни себе не прощю, а может простил. Какие в жизни этой не бывают ошибки, измена, по пустяком страдания и всякое такое.

Вспомнил, есть хоть телефон, одна зацепка единственная. Листаю книгу телефонную, остановил кнопку:

О, есть! Это самое первое, найти чистую бумагу да ручьку. Листая свой телефон нашол, много полезных номеров для розмышления, самим з собою. Да нет, прастите. Не один, а со своей толпой рабочей.

Вышел из номера отеля на свежий воздух. Дождик прекратился, облака изчезли, небо вроде бы чистое.

Глаза опускаеш, видиш пятиметровый забор с колючкой. На этой площадке много людей. Задаю вопрос себе.

- Почему человек так устроен? Много фальши, обман. Не только обманываем чужих, а самое главное себя. Не понимаю как перепрыгнул на другую тему. Вопрос как то ребром стал.

- Фальш? – что в нем заложено. Слово это не понимаю, в такой части мозга укоренилось в человеке.

Микрон или червь, что за ерунда, это. Ответ. Вопрос понятный, ответить не знаеш как, что подобрать. Одним словом вонь.

Синие небо, и птицы железные все те же, садятся то взлетают не с деревьев, а с того же бетонного полосатого, как лучше назвать рейса или полотно.

Да какая разница, ты взаперти, смотриш на это через комачьку.

Люди, отбываюшие срок, порожняки, ганяют, топая в перед, назад. У кого есть, хоть чуть мозги, подают вид, что создают движуху. А так в основном, толпа ждет на родину, или на свободу. Выбора нет.

Так и я. Сегодня суббота. Думай, промедлят нету времени. А всего лиш сутку, в клетке.

Остановился. Стаю. Вижу, два мужика вместе туда, сюда топают, разговаривают. Прислушался, вроде бы свой, совковие.

Подхожу. Задаю вопрос первым?

- Точно наши?

А ты кто думал, чужие, что ли?

Ответ на мой вопрос.

- Не русские, совковие.

- С Молдавии.

Засмеялся смельчак, в кепке, мелкого телосложения и того же роста. Зубов нет, одни фиксы разного калибра да цвета? Замашки и манеры сидячего. Так и вышло, когда спросил и услышав его ответ.

- А конкретнее?

- Ты что мент.

- Интересно!

- Бельц!

- Знаю, это на севере, есть такой автобус Бельцы – Стрый, не рас им ехал до Черновцов.

- У нас в Бельцах при везде в город, стоит большой знак – постамент, Стрый и Бельцы – города побратимы .

- Да, да, что то у нас в городе есть припоминаю.

- Так ты ж со Стрыя!

- Ну, да!

- Привет братело!

Мы обнялись, пожали друг другу руку и начали разговор, не по теме.

- Валяй.

- Ручка и бумага есть, а то на этом КПП все забрали, один телефон оставили, сообразил, что пригодиться.

- Как то так разговор завели не познакомившись. Меня Руслан звать.

- Йоано, тоисть Иван.

- Меня дядя Миша.

Так оно и было, ему далеко за шесьдесят.

- Ты чо в таком возрасте здесь, сидел бы себе в Бельцах, да внуков нянчил.

- Да не получается. Дочь с мужем и внучкой, в Париже! Один в дома что делать!

- А здесь что делаеш?

- На людей посмотрю, кормят безплатно, и все остальное.

Раздался смех у нашей толпы. Йоана назвали земляки, и он своей блатной походкой с кепкой на голове ушол.

- Извените, ребята ждут?

Задал Михаилу вопрос:

- Дядя Миша бумагу и ручку бы?

- Пошли, в мою комнату отель, дам? Уже вдвоем смеемся с этих слов, которые, похвастались.

- Смотрю живеш, как король. Не то что я!

- Посидиш два месяца, не такое будет!

- Ть – фу тебя, дядя Миша на язык, лихой.

- Руслан, карты играеш!

- Вобше то да.

- Заходи вечером, потусуем.

- Ладно, приду! Лучше к нам у нас тоже карты есть.

- Это, правда, с молдаванами своими задолбался играть.

- Ручку, дядь Миша верну, когда вечером придеш на игру. Ладно. Спасибо, бегу.

- Да не за что!

Вышел с его апартаментов «Азюнанских». И прямо к ребятам. Надо у Андрухи телефонную карточку взять. Своей нету, потому, что денег нет. А у ребят, кое какие припасы есть. У него бореке вижу стоит Андрюха. Влад и Вадим.

- Ребята у кого карточка позвонить надо в Валенсило, а потом в Париж!

- А где наши слизняки, спрашивает меня Вадим.

- Видел в столовой!

- Руся возьми карточку, там денег мало, на минут десят хватит!

- Думаю достаточно, буду говорить точно и конкретно.

- А ты уже со своей поговорил!

- Не прикалывайся, бери карту.

Пока ребята курили, я взял ручку с бумагой в руки, сел в своей комнате, и листаю свой мобильник.

Записал два номера, и вышел к телефонной будке. Ребята еще курили, болтали о своем, прикалывались.

Гудок, два, три. Подняли телефон.

- Ало, ало, вы слышите.

- Да, да, кто это!

Послышался ответ по ту сторону Европы.

- Звонит Руслан с Барселоны.

- Здраствуй Руслан, поднял телефон смотрю код Франции, думаю, кто может быть, ты что там делаеш.

- Поэтому к Вам Михаил и звоню.

- Что случилось!

- Работал по контракту от испанской фирмы на теретории Франции, легально. Наши шефы, что с французкой стороны, что с испанской не взяли какое то разрешение.

Буду говорить по короче, денег мало на телефоне. Нужен телефон посольства, газет, телевиденья. В этом «деперт – лагере» как в тюрме.

- Пока ты рассказывал, я полестал бумаги, записывай номера телефонов. Ты Руслан держись. Если не захочет приехать консул, а это сто процентов не приедет. То дави

на то, 26 марта в Киеве пройдет всемирная коордиционная рада украинцев. И об этом узнают, что за беспредел твориться, как наша страна защищает своих граждан. Надави что и министр иностранных дел Украины будет в курсе твоих событий.

- Большое спасибо Вам Михаил.

- Храни тебя Бог. Удачи Руслан. Наш разговор прекратился. Положив трубку в будке телефонной. Вышел на свежий воздух.

Ребята меня спрашивают:

- Что новенького, с кем разговаривал.

- Да с одним хорошим знакомым, дал мне телефоны, куда надо обратиться. Сегодня суббота, все выходное, посольство Украины не работает. Сегоднеп бесполезно куда то звонить. Андрюха, где наши шефы – слизняки.

Бродили вдвоем, видел их, ты ж знаеш Руся, секретчики, шифруються, самые умные.

- Что устал за сегодня ребята. Пойде полежу до обеда.

На обед не пошол, все проспал, тем более, только взгляну через окно, дождь, и опять спать. Нервы разшатаны, надо успокоиться. Так и провалялся до ужина.

- Ты что то не хорошо беш, хоть и очки под носом.

- Что хотите от старика, старость не радость!

- Ты бей, опять обмануть хочешь!

- Взял, нечем быть. Подбросьте.

- Ты итак хорошую карту взял. Минут десять, дядя Миша взял.

- Валет козырь, мешай.

- Руслан, так бы и сказал.

- Пока раздаш, я пойду к себе и возьму ручку твою принесу. Я как ушол не на минуту, меня прижало по большому, возвратился, минут через двадцать.

- Ты, что! Веревку, проглотил.

- Это вроде того!

Ответил Вадиму на его вопрос.

- Садись, бери карты, мы еще не ходили.

- Да нет, не хочется, надоело. Пойду погуляю свежим воздухом. Возьми свою ручку, спасибо.

- Да не за что.

Закрыл дверь у картежников, вышел на свежий воздух.

Субота пролетела быстро, незаметно.

Воскресение. Утром умылся, душ принял. Позавтракали не как всегда, восемь тридцать. Сегодня нас всех везут на суд. Это будет неизвестно. Но одно ясно, что то произойдет.

Слизняк Юра, обьяснил, что сегодня будет адвокат, наши интересы будет защищать француз. Это за перец, неизвестно.

С остальными стоим у КПП, ждем, жандармов. Они должны нас сопровождать. Каждому в руки дали сухнойки.

Ясно, что суд будет долго, отпустят, или обратно в клетку.

Погрузили всех в синие грузовики, каютка, для каждого отдельно.

Час ехали в Париж.

Вышли, возле каждого сопровождающий жандарм. А все пацаны молоденькие, за двадцать не больше. На лице еще пушка нету, но то что в брюках, такое же. Шутка конечно.

С одной клетки в другую. Большая комната. За стеной такое же. Слышны голоса задержанных.

Десять утра! Выйнял карты.

- О, Руслан, хоть чем то можно заняться.

- Побыстрее мешай, и вместе садимся на этот уголок.

Одинадцять…

Дванадцать…

Час дня.

Два часа. Все играем. Да по очереди ходим в туалет. Нервы на приделе, хочется обедать. Спрашиваем у жандармов, хотим есть. Обясняют, не положено.

- Что ребята будем делать!

- Чуть покричим, дело двинеться .

Начал я первым.

- Адвоката, адвоката, адвоката. Шеф и слизняк первыми меня поддержали. Это понятно. Кто не хочет выйти отсюда. Влад. Вадим, Андрюха тоже, что то пробурчали. Но не так как те.

Жандармы услышали, подошли. Смотрят, понимают, что мы хотим. Минут десять кричали, подняли весь суд, подошол старший среди жандармов. Обяснили чего надо. Нам принесли сух пайки. И мы сели чуть пообедав.

А было уже три часа. Слушанье назначено на десять. И здесь в Европе бюрократие, не слышно демократии.

В пост советском пространстве люди думают, что демократия, высший уровень благосостояния.

Мне кажеться, что в Европейском союзе, больше ленивых и просящих людей

(бомжей) чем у нас…

Карты играем. Жопа уже отсиделась от холодного каменного сиданая. Хорошо, подставлю под нее куртку свою коженою, не так мерзнет.

Смотрим, что то жандармы зашевелились, возле двери. Старший пришол. Открил ключем дверь и рукой показал. Подниматься, руки за спину.

Наша толпа вистроилась гуськом. И возле каждого пристало на два жандарма.

По ливту поднялись на третий етаж, так же вышли. По коридору нас посадили в комнату, где идет слушанье каждого по отдельности, с переводчиком, и судьями.

Посмотрел на часы, четыре с копейками. Сидим да сидим.

Карты опять пошли в движуху. Анекдоты, громко не ржом. За стеной судьи, и все остальное французкое представительство.

Вызвали первого Влада. Пацан улыбнулся и ушол в бой. А было уже полшестого.

Устал, нервы за целый день разшатаны. Что – нибуть спроси меня, укушу как собока.

Это шутка, а если серьезно, надо жить. Всякую хирню ничего брать в голову.

«Нервы не купиш», здоровье не востоновишь.

Подольше моя очередь. Какие были документы на руках з прошлого суда, взял, вошол, сел. Передомной сидят молоденькие девушки. Переводчик лет под десять, заде косичка и усики, точная копия.

Перед тем, как со мной будут разговаривать судьи. Я минуты две перебазарил с переводчиком. Выяснилось он художник с Москвы, и лет тридцать живет в Париже.

- Первый раз, на моей переводческой карвере, слушаться дело с эмигрантами, у кого есть документы, и вас взяли не законно, это же видно.

- Что поделаеш, я е в гостях во Франции.

- Мусье Руслан!

Начался судебный процесс. Много времени не длился, минут пять. Я подписал несколько листов, и мне дали не руки копии допросов. Судья, дала понять, я свободен. Поблогодарил судью и переводчика, и вышел с кабинета.

- Что новенького, расскажи:

- Иди Вадим, тебя зовут. Тебе там все росталкуют.

Смех раздался, с моих слов.

До семи все побывали на ковре. Ждем остаточного результата.

Восемь, полдевятого. Мозги не работают.

Каждого из нас вызывают подписать бумагу.

Моя очередь.

Сижу, переводчик рядом: Он тоже устал, столько времени с нами. Ему же за это платят. А нам. Админисративный работник, видно студентка в прошлом, задала мне несколько вопросов и говорит.

- Прокурор, подал опеляцию и Вас задерживают на 48 часов.

Со с кандалом нас всех погрузили в машины. И в десять мы были в се том же депорт – лагере возле аэропорта «Деголь».

Тот же номер. Поужинал со своими ребятами в столовой.

Отключился. Моментально, в кровати, даже в душ не ходил.

Понедельник, расписание все тоже. Завтрак, прогулка, отдых. Ждеш отправки домой, на родину свою. Кому, куда с присутствующих в этом лагере.

Взял лист с телефоном посольства. На часах десять утра.

- Пора с Богом!

Телефонная будка.

Гудок… один, второй, третий.

- Здраствуйте, вы попали в посольство Украины во Франции, говорите мы Вас слушаем! – ответил молодой человек на мой звонок.

- Здраствуйте, меня зовут Руслан, я с Украины, мне нужна помощь, св’яжите меня пожалуйста с генеральным консулом п. Костенком.

- А что случилось у Вас.

- Пока серьезного еще ничего, но может случиться.

А что, если не секрет! – Заинтересовалась молодая особа, этого же пола.

- Извените меня, мне нужен посол.

- Минутку, он еще занят, но я вас соеденю по коммутатору, на его лично. Опять жду. Минута прошла. Отвечает мужской голос.

- Вас слушает посол Украины во Франции п. Константин Костенко. Кто говорит.

- Здраствуйте господин посол, вас безпокоит гражданин Украины с города Стрыя, слышали такой думаю, меня зовут Руслан.

- Что у Вас случилось, какая беда. И начал рассказывать по подробнее свою ситуацию.

- Руслан, чем могу помочь.

- До первых, с гражданами Украины, в депор – лагере аеропорта «Дегаль» начинаем голодовку. Мы требуем присутствие посла, как поранче моей родины.

- второе, прошу Вас пригласите господин посол телевидение, прессу, если это возможно. Почему. Вы бы задали этот вопрос мне. Да потому, господин посол, что каждое государство, должно защищать своих граждан.

- в третьих: 26 марта в Киеве на всемирной украинской координационной раде, об этом инсиденте будут знать все делегаты, плюс мы и конечное министр иностранных дел Украины, будет осведомлен лично. Газета «Украинец» тоже подключиться. Так, как представляю четвертую волну. Вы понимаете, о чем я говорю господин посол.

- Да, Руслан, я все, очень понимаю.

- Давайте, п. Константин действовать вместе. Я жду вас здесь к обеду. Думаю, на этом достаточно. Следующий раз буду звонить с кабинета Начальника депорт-лагер. До встречи господин посол.

- До встречи Руслан.

На душе чуть полегшало. Задаю себе вопорс.

- Приедет посол или нет, до часу надо еще позвонит в Посольство. Буду ждать. Время покажет, что и как. В этой жизни, столько курьезов, дорогие читатели. Если о себе не побезпокоешься, то кому ты нужен.

В природе так же, сильный зверь выживает, а слабак погибает. Главное не падать духом. Жизнь одна, задумайся где бы ты не был. Возьми для себя, все лучшее.

Пишу это, что вы читаете, для того, как выживать в этом дьявольском мире. Где везде обман, предательство. И редко когда бывает отдушина. Думай и опережай свое время, на чуточку быстрей. Поможет, тебе мой друг, в будущем. Держись, и будь готов ко всякому… Береги себя…

Извените, отвлекся от главной темы.

Далее…

Время незаметно пролетело. Часик пролежал в своем номере.

Телефонная будка:

Гудок, еще один, второй. Жду. Подняли трубку.

- Здраствуйте, Вас слушает посольство Украины, говорите.

- С Вами опять разговаривает Руслан с «депорт – лагера аэропорта Деголь». Скажите пожалуйста. Посол должен выехать, я договаривался.

 

- Да, да п. Руслан, посол уже выехал, он меня предупредил, что вы можете позвонить.

- Спасибо, буду ждать его приезда.

- Досвидания.

- Хай счастить! - ответил консультант с посольства, и положил трубку вместе со мной.

А тем временем наш слизняк Юра, чуть побегал, позанимался на спортивной площадке. И начал свою игру.

А какую! Вы спросите меня мои почетатели. А вот какую?

Эдуард, Андрюха, Влад, Вадим и я начали кричать возле забора, сетку ограждения, вцепились руками и давай ее трести.

- Консула, консула, адвоката. Нас поддержала другая толпа африкансих и арабских стран.

Наши условия приняли, и попросили отойти на мер от ограждения. Начальник депорт – лагера должен с нами встретиться. Эго вид сразу бросаеться в глаза, лысый, глаза как лук на лоб вылезли, а толстый не меньше двухсот кило. Еще бы, такое место насиженное, попробуй не толстеть…

Наша толпа смотрит. К нам на встречю идет Юра – слизняк. Весь убитый, еле тащится , держится руками за сетку. Сделал такой бледный вид, пина со рта, глаза закотил, направляется в медпункт. И что вы думаете, Юрины десять пятнадцять минут даром не прошли. Пока мы стояли ждали, шефа депорт – лагера. Появились доктора с носилками, разными чемоданами, и пошли именно туда, где был наш «слизняк»

- Вот это да! Че учудил.

Через минут десять, на носилках «Слизняка выносят». Лицо эго, похоже на серый уголь, пена блестит со рта. Врачи скрылись, и за забором послышался рев амбуланции.

Все разошлись, кто митинговал с наших, я было уже два дня, скоро обед. Нашего посла нет. Прилег на кровать, устал что – то. Много событии произошло с утра в этот понедельник, а что еще будет впереди, неизвестно.

Глаза закрыл и моментально отключился. Сплю…

Не знаю сколько минут был в отключению, голос Влада и рука его, моего тела дотронулась.

- Русь, проснись, нас всех вызывают к шефу, кажись приехал посол с Парижа.

- Спасибо Влад, одну минуту и я на взлете, подожди меня в коридоре.

- Ладно Руслан, мы все тебя ждем. Закрыл за собой дверь, и вышел в коридор.

- Спасибо Боже, что услышал мои молитвы.

- Отче наш…

Поблагодарил Бога в молитве. Одел обувь, закрыл дверь и вышел с барака, где меня ждали все.

Все улыбаются, радостные.

- Ты проснулся, Руслан!

- Вобще то я всегда в порядке, сегодня что то переборщил.

Ну как пошли, с Богом.

И мы дружно, пошли в направлению выхода, где начальство депорт – лагера сидит.

Каждого из нас сопровождают охранник.

Длинный коридор, повернули в светлую комнату, видно секретариат, их попривецтвовали и зашли в кабинет. Там уже ждал посол Украины п. Костенко вместе с шефом депорт – лагера нас.

Что интересно? Как только вошли, за столом сидел Юра – слизняк, на против посол.

- Здраствуйте господин посол!

- Вы наверное Руслан, Здраствуйте!

И мы поздоровались рукопожатием.

- Наслышан вашими действиями, от шефа лагера. Извените, что опоздал на два часа, пропки на дорогах обедденые , и плюс пока нашол этот лагерь. Если честно, быть на чистоту, то я в первые здесь. Никогда не приходилось бывать в таких местах.

- Да господин посол, это естественно. Не часто граждане Украины пользуються помощью своего отечества, или посольства.

Посол замолчал, на мои слова, зделал паузу и серезное лицо.

- Мои первые слова, чего начнем.

- Господин посол, начну я.

- во первых, спасибо что присуцтвуете здесь.

Посол улыбнулся, и дал понять мне, что плащен этим комплементом.

Продолжаю.

- Здесь сидячие за этим столом, все мои компаньены и шеф фирмы. Целую неделю нас проверяла престная полиция. Документы наши в порядке, мы на законных основаниях здесь, контракт, плюс испанская резиденция и т. п.

Нас держут здесь, как мы, понимаем на депортацию домой. Что вы на это скажете нам, господин посол.

Пауза. Посол смотрит свои бумаги, открыл чистый лист бумаги и взял свою ручьку. Что то записал.

- Что можете ответить п. Костенко.

- Можно Руслан, просто Константин!

Добавил он, к моим словам.

- У Вас ребята очень сложная ситуация, но могу сказать одно. К приезду сюда, пришла бумага, что троих отпустят, у кого не было паспорта з собой, до выяснения. А остальных в том числе и тебя Руслан могут выслать на Украину или если испанское правительство не будет против, опять вернуть Вас. За Вами счет.

- То вы говорите 50*50.

- Да, что то в этом вроде.

Берет слово, наш шеф фирмы сеньер Эдуард, как мы его нежно называем Эдичек.

- Господин посол, если так разобраться, то причем мои рабочие. Пускай задерживают меня и судят, отправляют на родину. Они не виноваты, я так думаю!

- Отвечю на ваш вопрос Эдуард.

Здесь во Франции другие емигрантские законы, на этой территории, профектуре вы можете быть как турист и не более, что то у ваших документах не впорядке, по контракту, что то вы нарушели, как руководитель.

- Я думаю господин посол, что только одно, не дождался легального разрешения на роботу от Французких властей.

- Это Эдуард, наверное и есть причина вашего задержания жандарм – перней.

- Еще несколько вопросов задали, не помню сейчас какие. Наша беседа продолжалась где то час с послом.

Очень дружно рззтались, и господин Константин, будет меня информировать, а я эго о продвижению нашего дела.

Мы расстались, поблагодарили после и шефа депорт – лагера за присуцтвие, и хотя бы моральную поддержку.

Если честно рассуждать мои читатели, я примерно и ожидал на такую встечю. Это большой прогресс в моей дипломатической ситуации. И на этом спасибо всем, во первых Богу, а потом всем остальным.

Простой пример. Потерял, документы, идеш в посольство, или же в консульство, любой страны Европы. Чем могут нам помочь. Да ничем. Отправить домой без денег, не отравят, надо платить своими деньгами. Для этого государство не выделяет средств.

Жизнь одна – у одних длинный путь, у других чуть в рассвете сил, а бывает коротенькая, как мезинец пальца руки.

Мысли всякие приходят в голову.

Сойти с ума – да это же не выход из ситуации.

Все чаще задумываюсь! Кому нужна такая жизнь, что ищю. Это без меня, и как ростут ребятишки. Ничего не дал им, ни тепла, любви. Нет отца семья осеротевшая.

Сколько лет, себя спрашиваеш по ночям. И также сейчас…

День закончился. Лежу в кровати, много событий произошло за двадцать четыре часа.

Не знаю, хотелось бы, чтоб моя писанина не изчезла бесследно. Ошибки бывают у каждого из нас. Научитесь делать вывод из них. А лучше прислушивайтесь к своему сердцу, ищите себе. Нуждайтесь в умных советах. Берегите себя всегда, везде, где бы небыли. Помните об этом. Это с вами каждую секунду ангел – хронитель. Помолитесь, и ваша душа успокоиться, легко заснете в этот вечер. Да серьезно… Это сейчас и делаю, ложась спать.

Солнышко в глаза кусает.

Пятый день на нарах, если можна так сказать. Погода как никогда солнечная. Продолжаю описывать «французский рай». Утро не интересное. Душ, завтрак, круги поматываеш, как арестант. В ушах один шум моторов, взлед – посадка.

Солнышко пригрело, общие знакомые вижу сидят на травке молдоване, играют дурра по – молдавски. Очень смешные люди, эти молдовани. А когда карты играют, хоть анегдоты, по их игре видумывай.

- Привет ребята!

Со всеми поздоровался, каждому руку пожал.

- Играеш с нами на пару!

- Можна!

Рядом сел Андрюха. Мы подождали, когда партия кончиться. Взял карты в руки, мешаю!

- Да готовы здаваться!

- Ты что Руслан, прикалываешся с молдаван.

- Упаси Боже!

Улыбнулся в ответ на эти слова и раздаю карти. Вторая пара с нами все теже старые знакомые, дядя Миша с Бельц и Йоан с кишенева. Дал ему молчаливую кличьку про себя «сидячий».

- Мишуня, мы с тобой посмотрим на что годяться «хохлы». И смех раздался у картежной комнати.

У кого шесть.

- Даже молдоване знают с какой карты надо заход делать, это прогресс.

- Ты Руся, вообще смеешся с нас.

- Дядя Миша ты знаеш, хохлы всегда с молдован смеються, и анегдоты видумывают о вас, а вы на оборот. В молдавии только о хохлах и анегдоты говорите, что не правда.

- Все ты знаеш.

- А тобы!

- Бери карты бери, ты же в Бельцах стриш дом, тебе надо.

- А что делать, козырей нету, у вас они все на руках. Колоды уже нет, и отбоя еще небыло. Молдоване все карты гребут под себя, нечем бить.

Первая партия за «хохлами».

- Миша, дай мне карты, мешанука я с легка.

Улыбнулся Йоан, все зубы железно жолтые заблестели во рту. Видно жизнь так покорежила, что радного зуба не осталось.

Вторая партия за «молдаванами». По лагерю слышно мою фамилию, надо подойти к центральним дверям.

- Все ребята, извените, меня кудато зовут. Возьми, карты доиграеш вместо меня, думаю вернусь скоро.

Передал карты молдованому и ушол в сторону выхода. Где меня ждал охранник.

Вошол в здание, подписал один документ, и обратно в клетку на временное райское прибывание.

Опять шучю, без шуток нельзя, они поддержывают моральний дух.

Время быстро бежит, не успееш оглянуться и обед, а за ним сон двухчасовой.

Пять часов, меня разбудил стук в дверь.

- Войдите!

- Руся, давай держы краба!

- Не понял Влад ты куда.

- Да нас троих на виход с вещами.

- Кого это нас.

- Меня, индюху и пидера Юру. У нас же не было при себе паспортов. Отпускают до выяснения обстоятельств, тоисть до суда.

- Я сейчас оденусь и провожу, хорошо.

- Ладно, давай.

Пока я одевался «слизняк» убежал с лагера первым номером.

Стою возле выхода, Вадим также со мной.

- Что ребята, ждите нас в Барбизоне.

- А где третий напарник.

Спросил Вадим, нескромный вопрос.

- Ты знаеш Вадим, как услышал этот козел свою фамилию, то первым с мотросом вылетил на выход, даже не попрощался с нами.

- Козлы, они и в африке козлы.

- Мы пошли, охрана заждалась нас. Захлопнулись двери, и вдваем изчезли ребят тени.

А я с Вадимом ушли в свой барак, там ждал дядя Миша. Сыграем партейку, так время быстрее летит, и меньше думаеш.

Ужын прошол. И мы опять сели за картишки свои.

Сейчас сидим в комнате молдованина. А лица все теже, Мишаня с Бельц, Йоан «сидячий» конечьно мы и еще два парня все с тай же Молдавии.

Весело. Проверка прошла. Ктото спаь пошол, а мы партейку ганяем. Курнули «шеколада» мозги вообще прочистило. Ребята всякие истории рассказывают, кто где побывал в каких краях, близких или отдаленных. Незнаю как, я попал в свою комнату и отключился. Но утром постучала охрана.

Посмотрел на свой мобилник было пол седьмого.

- Думаю, чнго ани меня так рано поднимают. А потом вспомнил. Сегодне же среда, а суд.

Быстро встал, полотенце в руках и щетка зубная, улетел в душ. Бегом оделся, в руках документы, пошагал в столовую.

Вадим и Эдуард уже доедали свой завтрак.

Сел рядом, открыл тарелку с картошкой, пью чай, завтракаю.

Ребята ждут меня.

- Вот и все, полегшало желудку. Готов бодаться в суде. Каждому при выходе, пакет сух пайка выдали.

- Наверное будем долго ждать, не одних таких судить будут.

Минут сорок ехали в полицейском фургоне. Пол автобуса жандармов и нас емигрантов человек дванадцать. Погода дождливая, сколько едим до Парижа и столько льет. Три недели во Франции, весны еще не было. Я приунил, вспомнил Родину, детишек, жену и мать с бабушкой. На душе так, грустно и больно. Не мгу передать словами. Эзде идет по улицам Парижа. Смотрю в окно, белых людей вообще не видно, одна Африканская да арабская чернота.Если видно кого то белого, то точьно с Восточьной Европы, или наши « совковые». Открылись ворота, фургон заехал во двор, припорковался.

- Минут пять еще посидели, и по одному выводять каждого, с интервалом в минуту.

Пришли в коридор. Вытащил карты.

- Что сыграем партейку.

- Давай, почему бы и нет!

Ответил влад.

Меньше, как пол часа сыграли. Зал суда. К нам подошол переводчик, представился.

Через минуту начался наш процесс. Возле меня сидет слева секретарь судя, на против нее прокурор. За столом славный судья процесса.

По французки обьявили, перевел наш переводчик:

- Встать, суд идет.

- Именем французкого правительства… Не буду всю фразу комментировать, во всем мире втупительное слово судьи, одинаково.

Первым начал прокурор, обвиняя нас по разным статьям.

Наш адвокат, каторого нанял Эдуард, несогласен, протистуя обвиняемые слова прокурора.

Судья наш протест отклоняет. И видно, что тянет в сторону прокурора, по другому нельзя. Это же французкая демократия. Все направлено против емигранта. Мы для французов люди низшего сорта, хоть то болье из «совка» или африки, для них все равно.

Полицай «Саркози» делает так, чтоб очистить Францию, как он говорит от «нечестии». Хотя в крови у него течет емигрантская венгро – циганская Эврейская кровь. Это же понятно, мент или полисмен одна хирня. На вопросы, ответил Эдуард, Вадим и последним отвечал я.

Ни с одним обвинением, я не согласен. Бумаги ребята подписали, я ушол психанул, ничего не подписывал. Драл на ихний безпредел, как сумашедший. Жандармы и все остальные смотрели на меня, как на дуролея. Адвокат был не доволен моими действиями.

Как выяснилось потом. Прокурор и судья присудили мне пятнадцать суток задержания, с наших не кому. Ето понятно, умники и все остальное.

А если что то надо, то Руслан первым бросаеться в бой, защищая всех и все.

Сколько себя спрашиваю. Тебе это надо. Не могу иначе. Мне помогают люди, я тем же концом отвечаю. За помощь, одни деньги берут, всои услуги оценивают , как с ними поступали, так и они делают, такиеже поступки.

Так мир устраен, с черного и белого, божьего и дьявольского.

Все, не могу больше. Отключаюсь. Спокойной ночи. Завтра, будет день, а пищю пацдем, с божей помощю…

Четверг. Утро, все таже процедура. Душ, чистиш зубы, одеваешся, завтрак. Усталость за целую неделю чюствуеться. Не работаеш физически, а на душе камень, серце булыжником придавлено. Подняться и идти нету сил.

За столом сижу, дописываю свой детский расказ.

Мобильник мой заговорил. Смотрю номер испанский, поднял трубку.

- Кто говорит!

- Привет Руслан, как твои дела, что новенького, тебя безпокоит Петруняк с Валенсии.

- Спасибо за помощь п. Михаил.

- Руслан, что в моих силах.

- Вы что не в Киеве сейчас.

- Да я сейчас в Киеве, но у меня роуминг и потому высвечиваеться испанский номер.

- Где ты сейчас!

- Все там же в депорт – лагере.

- Была встреча с послом.

- Была, но утешительного ничего не сказал.

Наших троих выпустили до завтрашнего дня. Суд на двенадцать дня. А может уже ребята и удрали в Барселону. На мои звонки не отвечают.

- Всякое может бить. Ты держись.

- Спасибо.

- У меня времени нет, до встречи в Испании, мужайся.

- Спасибо.

Наш разговор прекратился.

Но ненадолго.

Подымаю трубку.

- Ало, кто у руля! – спрашиваю

- Русик, это я Влад.

- От куда звониш, несколько раз маячил тебе, трубку не береш.

- Да мы с Андрюхай бухаем.

- После такого, как не выпить.

- Еще бы.

- Ты Влад «слизняка» не прибил.

- Знаеш что за чьмо, сидим с Андрюхай, водочька закусон. Разговариваем о том о сем. Где мы спим дверь открыта была. И этот «слизняк» подслушивает наш разговор. Когда вошол начал всякую дребедень нести.

Хотел этого чмыря завалить по рылу, Андрюха сдержал меня.

Ты смотри Влад, он же шестерка, если что сразу на тебя накатает в полицию. Не ципляй «гамно» - не будет вонять. А как завоняет, не отмажишся, мой тебе совет.

- Да знаю! Как Вадим там.

- Да нормально, завтра увидимся на Суде, знаеш. Вам дали бумагу на какое время надо быть в Мелуне.

- На двенадцать, до встречи.

Наш разговор закончился.

Сижу в столовой, обед. За одним столом сидит Вадим, дядя Миша с Бельц.

У меня настроения вообще, нет.

Ты чего такой грустный.

- А чему радоваться, даже сыну не могу позвонить, денег нет. А ему сегодня одиннадцать лет.

- Ти прав, я б тоже был грустным.

- Да не дрейф Русь, у меня есть телефонная карочька, на ней где то минут десять осталось, бери дарю. Вытащив с кармана карту телефонную, Вадим дал мне в руки.

- Спасибо Вадим, с меня причитаеться.

- Конечьно, на воле все отдачи с процентами.

И мы засмеялись за нашим обденым столом.

Обед закочился, лежу у себя на парах. Думаю.

- Маой в художественной школе, позвоню ближе к восьми часам. И уснул, крепко, как не вчем не бывало. Мой сон оборвал телефонный звонок.

- Ало слушаю, говорите.

- Как ваши дела Руслан.

- Это вы господин посол.

- Да, ты что спиш.

- Прилег после обеда, завтра думаю в последний бой, надо мысли все сосредоточить. Вы подедете на этот процесс, хотя бы морально поддержать.

- Постараюсь быть. Удачи тебе.

- Спасибо! Может когда то встретимся, но не в такой обстановке:

- Будь здоров.

Короткий телефонный разговор был закончен.

Мои глаза сошли с потолка, и веки накрыли пленкой свет. Оборвавшийся сон на несколько минут, продолжил свое путешествие. И я опять летаю вместе с птицами железными во сне и на яву.

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти