ВІКІСТОРІНКА
Навигация:
Інформатика
Історія
Автоматизація
Адміністрування
Антропологія
Архітектура
Біологія
Будівництво
Бухгалтерія
Військова наука
Виробництво
Географія
Геологія
Господарство
Демографія
Екологія
Економіка
Електроніка
Енергетика
Журналістика
Кінематографія
Комп'ютеризація
Креслення
Кулінарія
Культура
Культура
Лінгвістика
Література
Лексикологія
Логіка
Маркетинг
Математика
Медицина
Менеджмент
Металургія
Метрологія
Мистецтво
Музика
Наукознавство
Освіта
Охорона Праці
Підприємництво
Педагогіка
Поліграфія
Право
Приладобудування
Програмування
Психологія
Радіозв'язок
Релігія
Риторика
Соціологія
Спорт
Стандартизація
Статистика
Технології
Торгівля
Транспорт
Фізіологія
Фізика
Філософія
Фінанси
Фармакологія


Глава №14 Станция метро «Голосеевская»

Леша лежал на сидении и смотрел в потолок. Хоуп сидел рядом и внимательно наблюдал за парнем. Со стороны могло показаться, что пес приготовился выслушать последнюю волю человека. Леша тяжело дышал. Раны были слишком серьезные. Без медицинского вмешательства долго не протянуть. Он знал об этом.

- Знаешь, мой друг… Все это забавно. Вся эта ситуация… Моя жизнь заканчивается, а рядом со мной, кто бы мог подумать, собака! – парень улыбнулся. – Я ведь никогда не любил собак. Хотя они мне ничего плохого не сделали. Однажды я убежал из дома. Дождь лил как из ведра. Я пришел на детскую площадку и сел на горку. Глаза наполнились слезами. В этот момент, на свет выбежал маленький щенок. Он направился в мою сторону. Не знаю зачем. Может, хотел укусить, или был напуган, или просто стало одиноко. Я убил его…

Хоуп встал и сделал пару шагов назад, а затем издал жалостливый писк. Парень повернул голову и взглянул на пса.

- Да, убил! Не скажу, что я горжусь этим… но и не жалею, понимаешь? Я макнул пальцы в его кровь и оставил послание деду. А потом… потом… ты знаешь, я ведь никому еще этого не рассказывал. Видимо, человеку и правда нужно выговориться перед смертью. Потом я спрятался. У меня было тайное место, о котором никто не знал – заброшенный дом. Он почти развалился, но одна комната осталась целой. Там и крыша не протекала, и ветер не задувал. Так, что вполне можно было продержаться какое-то время. До приезда родителей. У меня там всегда лежали несколько тетрадок и куча карандашей. Я постоянно говорил, что потерял их, а родители мне покупали новые. Запас был солидный. Я же всегда любил рисовать. И у меня это неплохо получалось. Я даже как-то выиграл главный приз на конкурсе - почетную грамоту и сборник работ самых великих художников мира. Эй… у меня же еще осталась одна рука. Знаешь, если мне удастся выбраться – я стану художником. Я опять буду рисовать. Что-то я размечтался… О чем это я? Ах, да. Конкурс. Прекрасный был день. Это одно из самых теплых моих воспоминаний. И знаешь, что я нарисовал? Девочку. У нее были огромные зеленые глаза и розовый бант. Еще она обнимала медвежонка…

Леша прекратил монолог. До него только сейчас дошло, что Смерть, которая к нему приходила, и есть та самая девочка с картины. Хоуп вопрошающе взглянул на парня.

- Чертовщина какая-то. Как это вообще возможно?

Поезд остановился. Дверь открылась. Леша так ушел в себя, что даже этого и не заметил. Но теперь с ним был Хоуп. Он быстренько выбежал из вагона и поднялся по лестнице. Дальше нужно было действовать быстро. Он осмотрелся. Удача и на этот раз была благосклонна к нему. Кабинка, дежурной по станции пустовала. Рядом со стулом лежала сумка. Острый нюх определил еду. Хоуп молнией залетел и схватил сумку. Не успел он выбраться из кабинки, как Удача дала тяжелую пощечину. Дежурная возвращалась на свое место. Хоуп затаился. Она села в кресло и, напевая песенку, принялась разгадывать кроссворд. Не менее острый слух услышал объявление в вагоне:

- Обережно, двері зачиняються! Наступна станція Васильківська.

Сейчас или никогда. Хоуп выпрыгнул из кабинки и, сломя голову, помчал обратно к Леше. Дежурная только взвизгнула. Она была так напугана, что до конца рабочего дня не обнаружила пропажу. Сумка была нелегкой. Хоуп все время путался в шлейках. Дверь зашипела. Остались считанные секунды. Он перепрыгивал через ступеньку. Цель была близка. Он явно не успевал. Отчаянный прыжок и… ему удалось вернуться.

Страшное скуление вернуло Лешу в себя. Он резко повернулся и увидел Хоупа, который безуспешно пытался вытащить свой хвост. Двери не отпускали. Теперь парень был нужен псу. Он скатился вниз и смачно шлепнулся на живот. Подполз к двери, схватился за нее рукой, со всей силы потянул. Ему удалось немного ослабить «хватку». Но этого было не достаточно.

- Держись, малыш. Сейчас мы тебя оттуда вытащим. Еще чуть-чуть. ААААААААААААААААААААААААААААААААААААА…

В этом крике Леша собрал всю силу и одолел дверь. Хоуп дернул хвост и кубарем покатился вперед. Парень отпустил дверь.

- Фууух. Где ты был, дружок? Что это за сумка? Её тут не было…

Он поднял сумку и вытащил содержимое. Там было два кусочка хлеба с маслом, борщ, в контейнере, и термос с чаем.

- Еда. Ты принес еды!? – улыбнулся парень.

Хоуп зализывал ранку на хвосте. Леша открыл контейнер и подсунул его псу. Сам же взял термос и с аппетитом съел два кусочка хлеба, запивая чаем. Затем он взобрался на сидение и лег на правый бок, так, чтобы видеть собаку. Хоуп, тем временем, оставил свой хвост в покое и теперь мордой возил контейнер по всему вагону, в надежде достать последний кусочек мяса. Когда он его достал – взглянул на парня. Леша спал.

 

Михаил Евгеньевич дочитал внуку сказку. Маленький Леша крепко спал, обняв одеяло. Дедушка нежно улыбнулся и поцеловал мальчика. Затем, тихонько встал, выключил свет и вышел, оставив дверь открытой. Он устало опустился на кресло. Был тяжелый день. Но теперь можно отдохнуть. Он положил старенькие, перемотанные изолентой, очки и книжку «Остров сокровищ» Стивенсона на журнальный столик. Это была его любимая книга. Она уже изрядно износилась, но он и не думал её выбрасывать. Эта книжка служила памятью о беззаботном детстве. О времени, когда все только начиналось, когда все было возможно. Когда мысль о приключениях и небывалых сокровищах не давала уснуть по ночам. Желтые страницы напоминали о том, как он с друзьями рисовал карту сокровищ. Как переодевался пиратом. Как сбивал палки, в надежде сделать настоящий корабль.

Михаил Евгеньевич на секунду закрыл глаза. Взял пульт и включил телевизор. Показывали фильм про танцы. Он еще немного пощелкал каналы, но ничего лучшего не нашел. Танцы так танцы. Экран телевизора налился яркими красками.

Леша начал крутиться в кровати. Ему снился кошмар. На лбу выступили капельки пота. Он сбросил одеяло и руками ухватился за простыню. Лицо застыло в ужасе. Ноги поднялись вверх. Казалось, мальчик падает куда-то. Он задержал дыхание. Руки оторвались от простыни и тоже устремились вверх. Затем его тело повело вправо, и он шлепнулся с кровати. Звук удара разлетелся по всему дому. Но Михаил Евгеньевич ничего не услышал, он мирно сопел в кресле.

Леша вскочил на ноги и осмотрелся. Все было на своих местах. Никто никуда не падал. Звук и мерцающий свет телевизора указал ему направление двери. Он протер глаза. Во рту пересохло. Нужно идти на кухню. Мальчик очень боялся бродить по дому ночью. Но он знал, что дедушка еще не спит и сможет его защитить в случае опасности. Начался дождь. За окном вспыхнула молния. На секунду в доме стало светло, а затем опять опустился мрак. Раздался оглушительный грохот. Мальчик присел. Михаил Евгеньевич спал как убитый.

- Дедушкааа! Ты здесь? Дедушкааа?!

Никто не ответил. Леша медленно вышел из комнаты и тихонечко пошел по коридору. Он заглянул в комнату деда – тот спал. Телевизор работал. Молния опять вспыхнула за окном. Теперь, он присел раньше. Гром новой волной ударил в свой тамтам. Кухня уже рядом. Еще пару метров. Цель достигнута. Мальчик взял пустой стакан, поднял чайник и налил себе воды. Живительная прохлада омыла сухое горло. Он сделал еще пару глотков и поставил стакан. Нужно возвращаться.

Гром заставил мальчика еще пару раз присесть. Молния периодически освещала ему путь. Дойдя до комнаты Михаила Евгеньевича, Леша немного успокоился. Он заглянул внутрь – деда не было. Мальчик зашел полностью. Старика нигде не было. Дрожь пробежала по телу. Он резко развернулся и побежал в свою комнату. Там закрыл дверь, прыгнул в кровать и с головой укрылся одеялом.

- Леееееееешаааа… Леееееееееееееешаааа… - послышался голос деда.

Мальчик вылез из-под одеяла.

- Я тут, дедушка.

- Лееееееееешааааааааа…

- Я тууууууут, дедушкаааа!

- Лешааааааааааа… - голос деда перешел на писк.

Дверь медленно отворилась. Молния очередной раз осветила комнату. В дверях комнаты стоял Михаил Евгеньевич, но вместо головы у него была рука с огромными клыками. Голова росла из спины. Четыре ноги изогнули спину так, что он походил на сутулую собаку. Вместо рук блестели красные глаза. Он повернулся и Леша увидел, что вместо глаз у монстра впадины, а уши отрезаны и из ран хлещет кровь.

- Вот ты где! Давай я тебе сказочку почитаю…

Чудовище из-за двери достало нож для резки мяса и начало неуклюже приближаться. Мальчик, задыхаясь, залез под кровать.

- Ты не спрячешься… Это же твоя любимая сказка…

Монстр потянул Лешу за ногу. Клыки больно впились в плоть. Нож сверкнул в луче молнии и резко ударил мальчика прямо в сердце.

Леша широко открыл глаза и приподнялся. Поезд стремительно мчал вперед. Хоуп спал на креслах с другой стороны вагона.

- Это был всего лишь сон… - проговорил парень.

Он развернулся в другую сторону и снова уснул. Но долго спать ему не пришлось.

 

© 2013 wikipage.com.ua - Дякуємо за посилання на wikipage.com.ua | Контакти